Но не летят туда сегодня самолеты

Донецкий аэропорт, ставший два года назад полем боя, сейчас представляет собой место, где можно снимать фильмы-катастрофы — декораций не нужно.


Так выглядит «новенький» терминал аэропорта «Донецк». © Фото ИА «Росбалт»

Международный аэропорт «Донецк» имени Сергея Прокофьева ранее обслуживал Донецкую, Харьковскую, Запорожскую, Луганскую области. Во всяком случае — значительную часть жителей этих регионов, летавших за рубеж, а это сотни тысяч пассажиров. К Чемпионату Европы по футболу был построен новый семиэтажный терминал аэропорта, его запустили в мае 2012 года. Реконструкция и строительство всех сооружений тогда обошлись в 6,97 млрд грн.  ($875 млн по тому курсу) — как это водится на постсоветском пространстве, в 3,5 раза больше, чем было указано в первоначальной смете. Но новый дорогостоящий терминал успел проработать лишь два года.

В разгар АТО, с 26 мая 2014 года, Государственной авиационной службой Украины работа аэропорта была приостановлена, а к январю 2015-го «Донецк» был полностью разрушен.

Первый так называемый захват аэропорта силами ополчения ДНР произошел как раз 26 мая 2014-го. Тогда ополченцы попытались взять под контроль взлетные полосы и диспетчерскую вышку. Боестолкновений не было, около 80 бойцов заняли здание нового терминала.

В это время в старом терминале оставался украинский спецназ из Кировограда. Ополченцы попыталось договориться с ним о «ненападении», и договоренность об этом вроде бы была достигнута. Но уже через некоторое время по новому терминалу был нанесен авиаудар украинскими штурмовиками Су-25 и вертолетами Ми-24. После этого массированного обстрела ополченцы оставили аэропорт и ушли в город. В  июне, когда терминалы уже занимали бойцы ВСУ, которых позже прозвали «киборгами», аэропорт начали обстреливать уже с другой стороны.

Фото ИА «Росбалт»

Через некоторое время солдаты ВСУ оказались заблокированы в здании аэропорта. Регулярно ополченцы предпринимали попытки штурма, но они оставались безуспешными. Однако, как вспоминают участники тех боев, уже 2 сентября под контроль ДНР перешла часть летного поля и наземных сооружений, хотя украинская сторона долгое время пыталась это отрицать.

5 сентября 2014-го года были подписаны первые минские соглашения, согласно которым территория аэропорта должна была отойти ДНР, исходя из соображений безопасности для населения Донецка, однако ВСУ продолжали контролировать здания. После непродолжительного затишья начались новые бои. В декабре ополченцы завладели старым терминалом, в новом же продолжали держать оборону «киборги»

Бои за новый терминал продолжились до середины января 2015-го. Первое заявление от властей ДНР о взятии аэропорта прозвучало  14 января, Киев подтвердил данный факт лишь 22-го.

Рассказывая о тех днях, когда шли решающие бои, один из бойцов ДНР вспоминает, что сопротивление «киборги» оказали очень упорное. «Я был в отряде тех, кто вошел в терминал для зачистки. Мы загнали так называемых киборгов в ловушку. Кто-то успел бежать, остальные же были блокированы на верхних этажах. Мы несколько раз предлагали им сдаться, ведь отступать им было некуда, преимущество было на нашей стороне. Кроме смерти их ничего не ждало, и они это понимали. Но ни один не сдался, мы тогда не взяли ни одного пленного, все были ликвидированы. Они сражались до последнего, не знаю и не могу понять, зачем и почему», — говорит ополченец.

Фото ИА «Росбалт»

В общем, получается, что говоря о «героизме защитников донецкого аэропорта», украинские СМИ не врали и даже особо ничего не преувеличивали. Другое дело, что собственное командование им должную помощь не оказывало, у многих «киборгов» даже приличного обмундирования не было «Видно, что кто побогаче, сам себе что-то купил, у остальных же экипировку вообще экипировкой сложно назвать. Так  что не знаю, что там говорила украинская сторона о „полном обеспечении своей армии“. Я этого не заметил», — рассказывает один из бойцов.

Сейчас оба терминала и территорию аэропорта контролируют подразделения Министерства обороны ДНР. Попасть сюда даже для журналиста довольно не просто. Корреспонденту «Росбалта» просто повезло: удалось договориться о «визите» всего за пару дней.

Дорога в сторону аэропорта пролегает через частный сектор Донецка, здесь видны следы от обстрелов, осколками посечены крыши, стены, дома и заборы. На окраинах стоят разрушенные полностью или частично домовладения. Сейчас трасса, по которой военные и такие «туристы» как я добираются в аэропорт, уже расчищена, но не так давно она была усеяна снарядами и осколками. Сегодня о боях напоминают только воронки в асфальте.

Фото ИА «Росбалт»

Недалеко от аэропорта расположена гостиница, вернее то, что от нее осталось. Здание полностью уничтожено, уцелели лишь «коробка», часть крыши и перекрытия. Военные категорически против посещения нами бывшего отеля, говорят, что в любую минуту в нем могут рухнуть стены, пол или потолки. Поэтому нас ведут в здание нового терминала, где, по официальным данным ДНР, в «последнем и решительном» бою погибло более 370 солдат ВСУ. Участники тех событий утверждают, что под завалами до сих пор есть тела бойцов одной и другой армий.

Весь новый терминал усеян обломками стен, кусками мебели, стеклами, гильзами, осколками и чем-то наминает киношную «межгалактическую свалку». Передвигаться по ней крайне сложно, а потому из местных бойцов нам выделяют инструктора, он и проводит «экскурсию», показывая разбитое здание.

Фото ИА «Росбалт»

Относительно безопасно, если не учитывать возможный все же обстрел, ходить можно лишь по первому и второму этажам — перекрытия здесь уцелели и угрозы обрушения вроде бы нет. Третий уже считается «аварийным», от четвертого мало что осталось, пятого, шестого и седьмого этажей как будто бы и не было вовсе.

Бойцы ДНР говорят, что, судя по всему, восстановлению терминалы не подлежат. Уже более года здесь разбирают завалы, вывозят груды металлолома и мусора.

Как отмечает наш «экскурсовод», все работы проводят официально, никто здесь не мародерствует. Разрушена и диспетчерская вышка, которая, как говорят, должна была выдержать и ядерный удар. Впрочем, наверное, небольшой и однократный, а сколько раз по ней били пусть и обычными боеприпасами — и не сосчитать.

Фото ИА «Росбалт»

На фасаде нового терминала взгляд останавливается на изображении девочки и надписи «101». Военные поясняют, что так они отметили 1 июня — Международный день защиты детей, напомнив всем, что 101 ребенок погиб в ДНР за время АТО.

Недалеко от взлетной полосы видна сгоревшая техника. Наш провожатый говорит, что это танки ВСУ, которыми они защищали и атаковали здания аэропорта. Что же касается взлетной полосы, то видно, что она посечена, однако ВПП  вроде бы подлежит восстановлению. Военные говорят, что сейчас ходить по ней опасно, ведь буквально в нескольких километрах отсюда находятся силы ВСУ, и взлетка видна им как на ладони.

Фото ИА «Росбалт»

«Как только стемнеет, начинаются  обстрелы. Стреляют каждый день и не по одному разу. Тихо здесь не бывает», — рассказывают военные, которые обороняют новый терминал. Впрочем, один выстрел раздался и во время нашего приезда, хотя было лишь 12 часов дня.

Бывшие ополченцы, а ныне солдаты армии ДНР, говорят, что аэропорт стратегически очень важен для Донецка, а потому отдавать его противнику никто не собирается. «Там, в нескольких километрах от нас, по разным подсчетам, от 20 до 25 тысяч украинских солдат. Да, мы ждем  их прорыва на Донецк. Думаем, что одним из направлений будет как раз аэропорт, но мы его не сдадим. Почему? Да потому что, если они займут эти здания, то снова начнутся обстрелы города, а пока они со своих позиций до Донецка не достают», — говорит один из них.

Ну, а как долго недавняя краса и гордость Донбасса, да и всей Украины, будет оставаться просто рубежом обороны, когда отсюда смогут начать отправлять пассажиров в разные концы света, — сегодня никто не может ни то что сказать, а даже предположить.

Валерия Разина, Донецк

Фото автора


 

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru