Подъем переворотом

Неудавшаяся попытка военного путча окончательно развязала руки президенту Турции и ведет его на вершину единоличной власти.


Массовые репрессии, которые начал Эрдоган, это тоже своего рода переворот, но на этот раз уже с его стороны. © Фото с сайта tccb.gov.tr

Турецкое общество замерло и в шоке продолжает наблюдать за кризисом, начавшемся в стране в ночь с 15 на 16 июля после попытки группы офицеров захватить власть, отстранив или физически ликвидировав главу государства Реджепа Тайипа Эрдогана.

Мятежники на несколько часов взяли под контроль крупнейший город страны Стамбул и столицу Анкару, а также, что выяснилось позднее, пытались штурмовать на курорте Мармарис отель, в котором должен был находиться президент страны. По крайней мере, именно так рисовали ситуацию информационные агентства.

Однако практически сразу же после подавления мятежа возникло несколько версий, согласно которым речь может идет о провокации. Дальше мнения разнятся. Одни комментаторы предполагают, что существовала некая третья сила, которая рассчитывала на устранение военными Эрдогана, а затем планировала захватить власть под видом защиты «турецкой демократии» от путчистов в погонах. Другие предполагают, что провокаторами были сами действующие власти Турции.

Говорить об этом позволяет тот факт, что у Эрдогана на руках оказались практически готовые «проскрипционные списки», в соответствии с которыми начались (и до сих пор не завершены) массовые аресты его политических противников. При этом в тюрьму отправляют не только якобы причастных к попытке переворота военных, но также политиков, оппозиционно настроенных общественных деятелей и даже госчиновников. Хотя не исключено что попытка переворота как раз потому и случилась, что оппозиция узнала о подготовке властей к масштабным репрессиям против армии и оппозиции и предприняла отчаянную попытку сыграть на опережение.

Цифры поражают. Например, известно, что отстранены от должностей губернаторы 30 турецких провинций, а также 47 глав более мелких административных единиц (округов). Задержаны более ста генералов и адмиралов. Всего число попавших под репрессии на 18 июля превышает 7,5 тысяч человек и волна задержаний пока не пошла на спад.

Обыски и аресты идут практически во всех военных штабах, включая даже те части, которые находятся на сирийской границе и прямо или опосредовано участвуют в военных действиях против курдов на территории Сирии и Ирака.

Порядок в полной мере, однако, до сих пор не восстановлен, например, в понедельник произошла перестрелка у здания Верховного суда Турции. Некоторые военные, как сообщается, пытаются покинуть страну. Самый известный прецедент – перелет в Грецию нескольких участников мятежа на вертолете Black Hawk турецких ВВС. Греческие власти позднее вернули сам вертолет туркам, но судьба его экипажа пока под вопросом и остается шанс, что они получат убежище в соседней стране.

Всего же в первый день в ходе ночных боев в Анкаре и Стамбуле погибли, по последним данным, 290 человек, включая военных, полицейских и гражданских лиц. Однако это вряд ли последние жертвы турецкого военно-политического кризиса. Дело в том, что президент Эрдоган «по просьбам граждан» обещал рассмотреть вопрос о восстановлении смертной казни, которая сейчас в стране, в соответствии с ее обязательствами перед Советом Европы, отменена.

Некоторые турецкие оппозиционеры, которые сейчас находятся под мощным прессингом, а также остатки независимых от властей СМИ, говорят о том, что действия Эрдогана можно квалифицировать как вторую и, на этот раз, уже удачную попытку государственного переворота. Предполагается, что уже в ближайшее время будет проведена конституционная реформа, которую президенту не удавалось осуществить на протяжении нескольких последних лет. После нее власть Эрдогана станет практически абсолютной, он превратится в несменяемого лидера, а страна из парламентской республики трансформируется в президентскую.

События в Турции не вызывают удовольствия в соседних странах. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, например, не стал комментировать идею восстановления турецкими властями смертной казни, однако выразил озабоченность «турбулентностью» у границ России. В Европе высказываются гораздо жестче, хотя именно европейские политики поддержали законные власти Турции уже в первые часы попытки переворота, когда еще не было ясно, где находится Эрдоган и сохраняет ли он шансы вернуться к власти.

Жестче всех, пожалуй, пока высказался комиссар ЕС по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан. Перед заседанием глав МИД в Брюсселе, где турецкая тема неожиданно стала одной из главных, он заявил, что «это выглядит, по меньшей мере, так, как будто что-то было подготовлено». Еврокомиссар прямо говорит о том, что «проскрипционные списки» Эрдогана не могли быть составлены после попытки переворота и явно появились раньше. «Списки доступны, что говорит о том, что они были подготовлены и использовались на определенном этапе», - подчеркнул еврочиновник. «Это именно то, чего мы боялись», - охарактеризовал Йоханнес Хан настроение европейских политиков.

В свою очередь руководство Совета Европы в один голос заявляет, что Турция может распрощаться с членством в этой организации, если восстановит смертную казнь. Ну а в Еврокомиссии говорят о том, что это решение поставит точку в обсуждении перспектив вхождения Турции в Евросоюз. Впрочем, неясно, насколько серьезно европейские политики надеются таким образом остановить большой террор в Турции.

Сохранивший свою власть турецкий президент явно готов к самым жестким мерам в отношении любой, пусть самой слабой оппозиции. Даже весьма серьезная опасность фактического распада армейских структур после столь массовых арестов и потенциальной небоеспособности армии в будущем не останавливает его стремления расправиться с генералитетом, который долгие годы считался в Турции гарантом сохранения светского характера государства.

И все это несмотря на то, что де-факто турки находятся в состоянии войны с курдскими вооруженными формированиями и участвуют в военных операциях на территории Сирии и Ирака. Если Эрдоган готов игнорировать даже эту опасность, что уж говорить про туманные угрозы «аннулирования перспектив вступления в ЕС». Действующему президенту Турции на это явно наплевать, тем более что даже проект отмены виз с Евросоюзом всегда больше волновал не его умеренно исламистских избирателей, а ориентированный на Европу турецкий средний класс.

Так что сомневаться не приходится – если Эрдогану это понадобится, он успешно завершит свой государственный переворот, не обращая внимания ни на какие окрики - ни со стороны ЕС, ни со стороны других союзников по НАТО, включая США.

Иван Преображенский