Суета вокруг Гюлена

Турция остается центром притяжения международной политики. Особенно после того, как ее армия перешла границу с Сирией.


Проповедник-эмигрант, которого Эрдоган объявил своим главным врагом, оказался в центре большой геополитической игры. © Фото ИА "Росбалт"

Накануне Соединенные Штаты подтвердили, что получили турецкий запрос на экстрадицию известного исламского проповедника и общественного деятеля Фетуллаха Гюлена, которого президент Реждеп Тайип Эрдоган обвинил в организации недавнего неудачного госпереворота в Турции. На следующий день в Анкару прилетел с однодневным визитом вице-президент США Джозеф Байден, а турецкая армия, вроде бы даже при поддержке американской авиации, перешла сирийскую границу. Как заявляют в Анкаре  — для борьбы не только с боевиками запрещенного в России и многих других странах «Исламского государства», но и с сирийскими курдами.

Надо заметить, еще недавно сирийские курды считались союзниками как американцев, так и россиян (а значит, и президента Башара Асада). Так что Москва должна была бы возмутиться. Однако, как и Вашингтон, она не просто закрывает глаза на то, что действия турецкой армии никем не санкционированы и направлены не только против ИГ, но и не опровергает сообщения турецкой прессы о предстоящем 31 августа неофициальном визите в Турцию президента Владимира Путина, который, как планируется, сходит на футбол вместе турецким коллегой.

Разумеется, у турецкой армии есть причина перейти границу, с которой трудно спорить — это происходящие в стране чуть ли не каждую неделю теракты, последний из которых случился на свадьбе, где практически половина погибших были дети и подростки. Так что и   России, и США, если бы они захотели, трудно было бы с морально-этических позиций возразить против проведения операции «Щит Евфрата», которая должна закончится вытеснением боевиков ИГ из стратегически важного сирийского города Джераблуса.

Вопрос в том, что ни Москва, ни Вашингтон, похоже, и не хотят возражать. Позиция России понятна. Владимир Путин и Реджеп Эрдоган оба оказались в конфликте с Западом по вопросу о сохранении и укреплении своей личной власти, что и сделало их ситуативными союзниками, несмотря на серьезно осложняющую отношения Сирию. На недавней встрече в Санкт-Петербурге они, похоже, частично смогли решить и эту проблему. Так что речь идет не о споре, а, скорее, об углублении партнерских отношений.

И если для этого в Сирии придется пожертвовать частью курдских союзников (а там насчитывается несколько десятков небольших курдских группировок, часто враждующих между собой), то Москва это переживет. В конце концов, ее главный союзник Башар Асад, как и турки, не заинтересован в появлении сильной курдской автономии, которую, в случае победы над «Исламским государством», вряд ли удалось бы легко вернуть в состав «большой» Сирии.

Что касается США, то их положение заметно сложнее. Связано это, в первую очередь, с тем, что Вашингтон не вполне доверяет Эрдогану. Американцы не готовы оказаться в зависимости от турецкого президента, которого некоторые европейские СМИ уже прямо называют диктатором. Однако американская боевая авиация, в том числе в своих сирийских операциях, использует турецкую авиабазу «Инджирлик». Не говоря уже о том, что турецкая армия - одна из крупнейших в НАТО, а сама Турция - важный союзник США в исламском мире.

Именно поэтому, как можно предположить, американцы в предыдущие годы с такой сердечностью дали приют Фетхуллаху Гюлену. Надо напомнить, что этот известный мусульманский проповедник, сторонник «образованного ислама», долгое время был союзником Эрдогана в борьбе против так называемых «кемалистов», то есть идейных наследников президента Кемаля Ататюрка, которые опирались на армию в своем стремлении укреплять светский характер государства.

Гюлена его недоброжелатели иногда называют создателем «мусульманской саентологии». Однако объективнее будет сказать, что своей главной целью так называемые гюленисты считают распространение образования. Действительно, группа последователей 74-летнего проповедника создала огромную международную сеть школ, фирм, культурных центров, СМИ, коммерческих структур.

В сравнении с условными адептами «Исламского государства», гюленистов можно назвать мусульманскими гуманистами. При этом, по мнению ряда экспертов, движение Гюлена распространяет турецкий вариант суннизма шафиитского толка - довольно умеренного и направленного на предотвращение дальнейшего распространения радикальных исламских течений.

Помимо Турции, организации, которые поддерживает миллиардер Гюлен, действуют также во многих других тюркоязычных странах и регионах, в том числе в Азербайджане, республиках Средней Азии, в российских Татарстане и Башкирии.  

Сам Гюлен в 1999 году под давлением тогдашних властей страны уехал из Турции «на лечение» в США, да так там и остался. Однако он сохранил большое влияние на родине.

В Турции деятельность движения «Хизмет», патронируемого Гюленом, была направлена, в том числе, на поддержку Эрдогана и его Партии справедливости и развития, в которую  входило немало гюленистов, включая предыдущего президента Турции Абдуллаха Гюля.

Однако в 2013 году пути Эрдогана и Гюлена окончательно разошлись. Гюленисты, при поддержке тогдашнего главы государства, провели расследование коррупционной деятельности правительства. Эрдоган, который занимал пост премьер-министра, едва не вынужден был уйти в отставку. Однако устоял, но начал непримиримую борьбу с миллиардером-проповедником.

Теперь Гюлена обвинили в организации военного переворота, хотя во главе путчистов стояли его идеологические противники-кемалисты. Турция требует от США выдать проповедника, а американцы, естественно, в этом не заинтересованы, поскольку его пребывание на их территории дает мощный рычаг для давления на строптивого турецкого лидера.

От решения этой проблемы в значительной мере зависят турецко-американские отношения, а значит, и ситуация в Сирии. Таким образом, судьба Гюлена оказалась в центре внутритурецкой повестки дня, а сама Турция — на стыке внешнеполитических интересов крупнейших мировых игроков.

Иван Преображенский