Армяне не верят России, хотя Пермяков и «сел навсегда»

Российский солдат получил пожизненный срок за убийство армянской семьи. Но если он будет отбывать его в РФ, отношение к России в Армении станет еще хуже.


Монумент «Мать-Армения» в Ереване. © mayrhayastan.am

Более полутора лет прошло с тех пор, как Армению, и не только ее, потрясло жестокое и бессмысленное убийство российским солдатом 102-й базы РФ в Гюмри Валерием Пермяковым армянской семьи из семи человек, включая полугодовалого младенца. Тогда вся Армения встала на дыбы— многие, помимо объективного расследования дела, требовали вывода российской базы с территории республики.

И вот свершилось: суд общей юрисдикции Ширакской области Армении признал военнослужащего виновным по всем пунктам обвинения и приговорил его к пожизненному заключению.  Помимо убийства семьи, в вину Пермякову вменен также разбой, совершенный с незаконным проникновением в чужой дом с применением оружия — соответствующая статья «потянула» на 10 лет лишения свободы.

Напомним, что Пермяков был задержан российскими пограничниками в день убийства при попытке перехода армяно-турецкой границы. За дезертирство и хищение оружия российский гарнизонный суд прошлым августом приговорил его к 10 годам колонии строгого режима, а дело об убийстве было выделено в отдельное производство. В результате судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертизы, проведенной армянскими и российскими специалистами, солдат-убийца был признан психически здоровым, хотя и «с некоторыми отклонениями». По официальной информации, вину свою он признал, но детальных показаний не давал. Мотивы убийства остались невнятными.

Что дальше? Сатисфакция для армянского общества, подозревавшего, что российская сторона спустит резонансное убийство на тормозах, вряд ли достаточная, поскольку, во-первых, по данным местной газеты «Жоховурд» (Народ), Пермяков будет отбывать наказание не в Армении, а  на территории РФ. Для «смягчения удара» по негодующим по этому поводу армянам в настоящее время будто бы обсуждается «обмен» солдата на гражданина Армении — водителя грузовика, осужденного три года назад в России за ДТП, повлекшее за собой человеческие жертвы. Однако тяжесть преступлений, учитывая их намеренность и не намеренность, далеко не равнозначны, и если «обмен» все же будет произведен, это вызовет в Армении новый протест, который непременно примет политический, а, говоря прямо, антироссийский характер.

Во-вторых, в армянском обществе осталось множество вопросов, касающихся убийства семьи Аветисянов, но о них — ниже.   Пока же наиболее актуальным остается вопрос, где будет нести наказание Пермяков, и если в России, то не освободят ли его вскоре «по амнистии» или другому «законному» поводу.

Как считают армянские юристы, Ереван не обязан выдавать преступника России, поскольку в договоре о российской военной базе в Армении оговорено: в отношении преступлений и других правонарушений, совершенных на территории республики военным или иным контингентом базы, а также членами их семей, применяется законодательство Армении. Исполнение приговора, включая лишение свободы, также осуществляется в соответствии с законодательством Армении. Словом, Армения может передать России Пермякова, но у нее есть законное право этого не делать.

По информации агентства Новости — Армения, адвокат осужденного  Эдуард Агаджанян не в курсе, где будет отбывать наказание Пермяков. По его пояснению, место отбывания наказания должно быть указано в приговоре, но судья обошел этот пункт стороной.

Что же касается вопросов, оставшихся в армянском обществе после суда,  то одним из них, по словам собеседника Lragir адвоката Миграна Погосяна, является, «выполнит ли этот приговор превентивную функцию, и подобные преступления больше не будут совершены». Кроме того, «Чувствует ли Российская Федерация хотя бы моральную ответственность за произошедшее?».

По свидетельству адвоката, «Суд не позволил, чтобы ходатайство о материальном ущербе дошло до России. И остается вопрос — будет ли сделано все, чтобы впредь на российской базе в Армении оказывались только здоровые военнослужащие? Если б российскую сторону привлекли к ответственности, они были бы более осторожны. … Я думал, что суд будет превыше всего этого, но судебный процесс продемонстрировал, что суд оказался не в состоянии сделать это. Например, суд принял ходатайство, признал Российскую Федерацию гражданским ответчиком, принял в производство гражданский иск, а через неделю выяснилось, что суд отказывается принять гражданский иск в производство. Очевидно, что это умышленный шаг, чтобы Россия даже не выражала мнение по поводу этого иска».

В Ереване, имея в виду это последнее обстоятельство, говорят, что российская сторона оказала давление на армянский суд. Виновным оказался один только Пермяков, а руководство российской военной базы, с которой после истории с Пермяковым дезертирство военных не прекратилось, вроде бы, и ни при чем. В общем, успокоить армян, утверждающих, что расследование дела об убийстве целой семьи было необъективным, и действия руководства российской базы осталось вне правовой оценки, вряд ли удастся.

А посему в Армении, а также с учетом продажи России вооружения Азербайджану на миллиарды долларов, постоянно говорят о том, что РФ и ее военная база в Гюмри никак не могут считаться гарантами безопасности республики. И экстрадиция Пермякова в Россию (он, кстати, не передан армянской стороне и содержится на территории военной базы) только усилит негативный настрой в отношении «стратегического союзника», от которого армяне не ждут гарантий того, что он останется за решеткой на всю оставшуюся жизнь.

Они также далеко не уверены в том, что у Пермякова не было сообщников, если он вообще причастен к преступлению, и на него не «навесили» его по тем или иным причинам.  Такие вопросы нельзя считать «высосанными из пальца», поскольку, и это неоднократно подчеркивалось армянской общественностью, все действия в отношении солдата осуществлялись вне юрисдикции Еревана — начиная с того, что российская сторона обязана была передать Пермякова правоохранительным структурам Армении уже за то, что он пытался незаконно нарушить ее границу.

Ну и дальше солдата тоже усиленно оберегали от полноценного расследования дела армянской стороной. И теперь, если Армению вынудят выдать Пермякова России, подозрения, что Россия что-то скрывает,  и преступление не было до конца раскрыто, уже никто не развеет.

Но судя по тому, что Москва обычно не заморачивается по поводу того, что о ней думают граждане страны, которую она называет своим «стратегическим союзником», и на территории которой дислоцирована ее военная база, чьи служащие не отличаются прилежным поведением и уважением к местным жителям (соответствующие прецеденты имели место и до резни в Гюмри),  Пермякова переправят в Россию.

Ниже приведем мнение представителя правопреемников семьи Аветисянов, адвоката  Лусине Саакян (ее цитирует Lragir), которое разделяют сейчас в Армении едва ли не все. «… Мы знаем, что военнослужащие российской базы совершают в Армении немало преступлений, в том числе убийства. Это не случайно — в ходе судебного следствия выяснилось, как отбираются военнослужащие для отправки на базу в Гюмри. Для многих это похоже на ссылку, то есть, в Армению отправляются военнослужащие, у которых были проблемы в России, наихудшие, дезертиры, совершившие преступления», — сказала она.

По ее данным, Пермяков состоял на учете в психдиспансере, 8 раз совершал побег из армии, в России ему запретили носить оружие, но в Армении он его получил. «Мы, — продолжила адвокат, — не случайно предъявили гражданский иск. Мы хотели, чтобы Российская Федерация также понесла финансовую ответственность и поняла, что граждане Армении не потерпят подобного отношения. Если мы терпим присутствие российских военнослужащих, то пусть они хотя бы проходят отбор».

Саакян также заявила, что судья по делу Пермякова был крайне осторожен в вопросах, касающихся ответственности России, и так и не ответил, почему не привлекаются к ответственности российские чиновники, которые призвали солдата-убийцу в армию, дали ему оружие и направили в Армению.

В общем, если в Армении вновь начнутся антироссийские выступления, которые власти республики традиционно попытаются закамуфлировать под «экономический» или «социальный» протест, удивляться не стоит. Граждане этой страны  очень болезненно относятся к игнорированию их мнения и неуважению к их государству — а именно так здесь восприняли «дело Пермякова», которое, скорее всего, приговором не закончится.

Ирина Джорбенадзе