На Восток ради Запада

Владимир Путин на саммите G20 в КНР встретился почти со всеми западными лидерами. Однако до дружеской атмосферы на переговорах все еще далеко.


Уровень влияния президентов России и США на актуальную мировую политику можно будет замерить по изменению ситуации в Сирии и судьбе «нормандского формата». © Фото с сайта kremlin.ru

На «полях» саммита «большой двадцатки», который в понедельник завершается в китайском Ханчжоу, президент России Владимир Путин провел ряд переговоров с главами иностранных государств. Главной для СМИ, разумеется, стала его встреча с американским лидером Бараком Обамой. Он хотя и уходящий, но до января все еще полновластный президент США, которому, кстати, нужны внешнеполитические успехи под занавес пребывания у власти. Не только ради своей репутации, но и для того, чтобы создать на приближающихся президентских выборах благоприятный фон для кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон.

Так что нет ничего удивительно в том, что накануне короткой встречи двух президентов, посвященной в основном ситуации в Сирии и на Украине, в американские СМИ «случайно попали» некоторые подробности неформального российско-американского соглашения по координации усилий в войне против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ).

Главный итог усилий по сближению двух лидеров — их короткий разговор «с глазу на глаз». Его содержание, разумеется, неизвестно, хотя ходят слухи, что речь шла как раз о политическом будущем. Не только покидающего пост президента Барака Обамы, но и Владимира Путина, который вполне может выдвинуть свою кандидатуру на выборах главы российского государства в 2018 году.

В «основное» же время обсуждались Сирия и Украина, причем несколько дольше, чем изначально планировалось. Американцы, в итоге, назвали атмосферу «деловой», а пресс-секретарь российского президента Дмитрий Пескова сказал, что переговоры завершились «хорошо».

Россиянам, судя по всему, хотелось, чтобы в Сирии американцы признали «террористами» почти все оппозиционные Башару Асаду силы, то есть в перспективе согласились на объединение страны под эгидой ее формального президента. Однако, судя по комментариям американцев, по этому вопросу договориться не удалось. Зато, кажется, на встрече в Китае Путин и Обама выработали общий подход к политике Турции в Сирии. А это, с учетом того, что турецкая армия ведет наземную операцию на сирийской территории, уже немало.

Особенно если сравнивать, например, со встречей Владимира Путина с новой главой британского правительства Терезой Мэй. Российская сторона после получасовых переговоров заявляла, что они прошли весьма успешно, а также «официально» и «откровенно». Хотя в дипломатии официальность и откровенность это обычно антонимы.

Собственно, если верить британским представителям, встреча гладкой и не была. «Премьер-министр ясно дала понять, что возврата к прежним обычным взаимоотношениям уже не будет, так как существует ряд сложных и серьезных проблем, вызывающих озабоченность. Однако она отметила, что если налаживание взаимодействия и совместной работы соответствует британским интересам, особенно в области безопасности наших граждан, то мы в этом случае будем стремиться к сотрудничеству с русскими», - цитирует британская The Times представителя правительства Великобритании.

Так что, (несмотря на то, что на этом якобы пытался настаивать Владимир Путин), речь явно не идет о восстановлении торговых отношений, которые серьезно пострадали после введения западных санкций против России.

Немногим удачнее была и встреча президента России с канцлером Германии Ангелой Меркель. С ней Путин также говорил об Украине и Сирии. Но главным на это встрече стало отсутствие как французского президента Франсуа Олланда, так и украинского лидера Петра Порошенко. Иначе говоря — это не был так называемый «нормандский формат», в рамках которого обсуждается прекращение боевых действий и нормализация ситуации на востоке Украины. Кремль отказался встречаться в таком составе, так что Путин пообщался с Олландом отдельно от Меркель.

Все это, правда, не помешало французскому лидеру, уже после встречи Путина с Обамой, заявить, что «нормандская четверка» все же соберется в ближайшие недели. У некоторых даже в итоге создалось впечатление, что об этом также договорились между собой как раз американский и российский лидеры.

Теперь, собственно, уровень влияния Обамы и Путина на актуальную мировую политику можно будет замерить по изменению ситуации в Сирии и судьбе «нормандского формата» - состоятся ли переговоры в его рамках или нет, как скоро и какими будут их результаты.

По этим признакам нетрудно будет догадаться, кто из мировых лидеров выиграл по итогам переговоров в Китае.

Иван Преображенский