ОБСЕ в Донбассе: миссия невыполнима

Власти ДНР и ЛНР не хотят размещения в регионе сил международной полиции. И многие граждане самопровозглашенных республик в этом с ними солидарны.


© Фото с сайта osce.org

В украинском Северодонецке, ныне являющемся «временным» областным центром Луганщины, произошел инцидент, в итоге закончившийся для местного жителя судом. В конце июня он открыто завладел деньгами и личными вещами (то есть ограбил) гражданина Нидерландов, представителя специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине. Для самой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе этот случай почему-то не стал поводом, чтобы напомнить о необходимости развертывания в Донбассе международного вооруженного контингента полицейских. Хотя знай заранее луганчанин, что у сотрудника ОБСЕ при себе пистолет, глядишь, выбрал бы для себя другую жертву — из местных.

Справедливости ради надо сказать, что описанный случай, произошедший на территории, подконтрольной Киеву, — почти исключение. В отчете миссии  за август было отмечено еще, что на одном из блокпостов ВСУ наблюдателям угрожали неизвестные пьяные автоматчики, представившиеся украинскими военными, — и все. Зато аналогичных сообщений о том, что «вооруженные боевики» ЛНР или ДНР угрожали наблюдателям расправой или выпроваживали их за границы конкретных населенных пунктов, — полно.

Первый заместитель главы СММ ОБСЕ на Украине Александр Хуг отмечал недавно, что  более 90% случаев недопуска членов миссии куда-либо в зоне АТО приходится  на территории, контролируемые ополченцами. «И у этого может быть только одна причина — те, кто нам запрещают, не хотят, чтобы мы видели, что происходит за этим местом, в котором нам преграждают дорогу», — сказал Хуг.

Правда, он при этот отметил, что миссия все равно может наблюдать за ситуацией с помощью беспилотников, но в последние месяцы ОБСЕ стала жаловаться и на то, что порой ее дроны в ходе патрулирования куда-то бесследно исчезают.

В общем, получается, что отношение и к уже имеющимся наблюдателям, а уж тем более к идее размещения в регионе вооруженных полицейских, явно разное.

Еще в мае руководство как Донецкой, так  и Луганской народных республик выступило категорически против размещения иностранного вооруженного контингента в Донбассе. Лидеры республик заявили, что ввод такой миссии будут считаться «интервенцией». Чем она будет им мешать, ни Захарченко, ни Плотницкий толком не пояснили, зато последний рассказал, чем ему не нравится СММ ОБСЕ, действующая в зоне АТО в настоящее время. Причем сделал он это, пригласив в июле «в гости» руководителя специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Эртугрула Апакана. Данное «приглашение» последовало после того, как Апакан высказал обеспокоенность по поводу увеличения количества обстрелов.

«В этой ситуации ОБСЕ и лично господин Апакан могут внести реальный вклад в установление мира единственным способом. А именно: отказаться от своей лицемерной практики возлагать вину на обе стороны конфликта и честно объявлять, кто и откуда начал стрельбу… А если мониторинговая миссия ОБСЕ нуждается в нашей дополнительной помощи и поддержке — мы готовы ее оказать», — заявил Плотницкий.

В общем, если члены нынешней миссии не объективны, по мнению Плотницкого, сейчас, чего же тогда хорошего ждать от иностранцев с пистолетами потом.

А вот глава ДНР Александр Захарченко, также неприемлющий присутствия на своей территории «посторонних», встречу с замом Алакана все же провел. По  словам Александра Хуга, с главой ДНР обсуждались все те же вопросы беспрепятственного доступа наблюдателей миссии в нужные им точки на территории самопровозглашенной республики и прекращения огня в Донбассе. Хуг отметил необходимость поддерживать конструктивную дискуссию со всеми подписантами Минских соглашений.

На Украине нежелание властей самопровозглашенных республик дать больше прав международным наблюдателям объясняют просто: в ДНР и ЛНР не хотят, чтобы те увидели что-то «лишнее» — как техника перемещается, или что именно завозят «сепаратисты» из соседней России.

Что касается последнего, передачи контроля над частью границы между РФ и Украиной «международникам», то министр иностранных дел ДНР Наталья Никонорова заявила, что вопрос «все еще не согласован с участниками Минского процесса, а ее (границы) возвращение под контроль Киева противоречит Комплексу мер, который предполагает, что восстановление полного контроля над границей должно осуществиться после всеобъемлющего политического урегулирования». «Украина по-прежнему не видит очевидное и пытается выставить белое черным», — сказала Никонорова в интервью изданию ДАН.

Интересно, что многие рядовые жители неподконтрольных Киеву территорий тоже не хотят, чтобы на границе «встала ОБСЕ». Боятся, что в Россию тогда будет попасть  невозможно. «Думаю, что такого свободного пресечения границы тогда не будет, — говорит корреспонденту „Росбалта“ луганчанка Ирина. — Сейчас люди из ЛНР регулярно ездят в Донецк (Ростовская область) и Ростов, снимают деньги с карт, получают денежные переводы, почтовые посылки, покупают медикаменты, какие-то предметы обихода. Некоторые ездят чуть ли не каждые выходные. Думаю, ОБСЕ не будет нас так просто пускать, как это делают на таможне сейчас, и мы окажемся в еще большей изоляции».

Да и вообще, «общественное мнение» в «свободном Донбассе» действительно настроено против наблюдателей ОБСЕ. Их не любят, им не верят. Почему? Мы попытались выяснить.

Например, военные ЛНР искренне считают, что сотрудники ОБСЕ занимаются на их территории шпионажем. На блокпосту в Станице Луганской нам рассказали, что наблюдатели крайне редко интересуются ситуацией с пропуском граждан, их проблемами, зато представители миссии все вокруг фотографируют и снимают.

«Они постоянно все вокруг снимают на камеру, местность, нас, людей. Но ни разу я не слышал, чтобы они как-то об этом рассказывали  в своих отчетах. Тогда зачем они снимают? Чтобы передать СБУ? — говорит один из военных. — Я думаю, что они работают на украинские спецслужбы. Вот именно поэтому мы запрещаем им фотографировать мост и наши позиции».

Его товарищ по оружию и вовсе считает, что ОБСЕ лучше выдворить куда подальше. «Что изменилось от их присутствия? Нас стали меньше обстреливать? Погибло меньше мирных? — говорит он. — Давайте вспомним обстрелы Первомайска, там десятки людей гибли в сутки, в ОБСЕ это видели и молчали. Там видели, как бомбили Луганск, но никто не сказал: „Смотрите, это же стреляют украинские военные! Остановите их!“ Тогда какой от них толк? Думаю, не стоит их вообще пускать на нашу территорию, им здесь нечего наблюдать, раз они закрывают глаза на очевидное».

Кстати, о шпионах. В июле ФСБ РФ сделала поистине сенсационное  заявление о задержании на территории России гражданина Украины, переводчика миссии ОБСЕ Артема Шестакова. Как сообщили российские спецслужбы, Шестаков «изобличен в качестве агента СБУ» с позывным «Свагор». Якобы переводчик признался в том, что в 2015 году был завербован Службой безопасности Украины и с тех пор передавал разведданные политического, социально-экономического и военного характера с территории ЛНР.  «В частности, сообщал о передвижении военной техники и личного состава, географические координаты мест дислокации подразделений народной милиции, номера телефонов командиров», — заявили в ФСБ.

Также сообщалось о косвенной причастности Шестакова к ликвидации одного из казачьих командиров Дремова. Но тогда тем более удивительно, что после всего этого Шестаков был попросту выслан на Украину. Учли, что он «своими действиями не нанес ущерба безопасности РФ». Какой-то «шпион» получился «ненастоящий».

Но вернемся к отношению «простых жителей Донбасса» к различным наблюдательным миссиям. Недавно, например, в интернете появилось заявление директора александровской школы № 67 Надежды Ткаченко (Луганск), которая  не хочет, чтобы даже праймериз в Донбассе прошли «под прицелом автоматов» полицейских миссий. «Я думаю, наверное, мы их и не пустим, если они приедут с оружием», — добавила педагог.

Чтобы «не пустить», в ДНР и ЛНР даже провели специальные учения для граждан.  Одно из них прошло в центре Луганска. По сценарию двухтысячная демонстрация блокировала продвижение «иностранной вооруженной миссии», которая в свою очередь пыталась «взять часть митингующих  в заложники, а также разогнать участников демонстрации с помощью водометов и пиротехнических средств». А в Шахтерске жителей города учили блокировать транспорт и даже разоружать «представителей вооруженной миссии».

В июне в Донецке состоялся массовый митинг в знак протеста против  планов развертывания вооруженной миссии ОБСЕ в Донбассе, а в Луганске еще в апреле  у стен офиса ОБСЕ собралась молодежь и активисты, которые потребовали у наблюдателей покинуть город. Были ли эти акции организованы с участием представителей властей? Ну, уж, наверное, не без того. Тем не менее, правда состоит и в том, что по данному вопросу, кажется, «народ и партия едины». Ну, или почти едины.

«Подождите, а зачем нам чужая полиция? У нас своя есть, с преступниками борется, диверсантов ловит, военные у нас есть, они тоже патрулируют города. И скажу, что на улицах стало спокойнее, сейчас в городе безопаснее, чем в 2014-м году и даже безопаснее, чем до смены власти, — говорит „Росбалту“ луганчанин Олег Сергеевич. — Не могу понять, чем нам помогут члены ОБСЕ. Ну, вот задержат они на выборах пьяного дебошира. Куда они его денут? В Европу депортируют? Нет, его передадут полиции ЛНР. Так какая польза тогда от ОБСЕ? Для наведения порядка нам своих рук хватает».

Жительница Луганска Елена и вовсе считает представителей миссии «дармоедами», которые уклоняются от выполнения своих обязанностей. «Они постоянно строчат одинаковые отчеты, мол, боевики все нарушают, украинские военные — молодцы. А кто последний раз видел их в Луганске, когда они последний раз общались с реальными гражданам? Мы бы им рассказали, что да как на самом деле, — горячится женщина. — Лично я бы рассказала, как меня „укропы“ ставили на колени в Станице на КПП и вытряхивали продукты из моей сумки в песок и грязь с криком: „Не  будешь, баба, кормить сына-сепаратиста!“ Думаю, ОБСЕ выгодно зайти в ЛНР, тогда им, наверное, и зарплату поднимут, которая и сегодня не так мала. Будут тут сидеть, животы наедать и глаза закрывать на украинский беспредел».

Еще один собеседник «Росбалта» полагает, что «подыгрывание Украине» объясняется желанием наблюдателей сохранить свои «тепленькие места». «Думаю, если в ОБСЕ начнут говорить правду об украинских военных, то европейцев быстро выдворят домой, — делится своим мнением луганчанин Павел. — Понятно, что им это невыгодно, ведь наблюдатели получают хорошую зарплату за работу в горячих точках. Вот поэтому объективности никогда не будет. Естественно, что наблюдатели все видят, все фиксируют. Только озвучить это им не дают. Такие зависимые наблюдатели ЛНР точно не нужны, а независимых нету».

Впрочем, эти донбассцы, прибытия к ним еще одной миссии, кажется, могут не опасаться. Накануне руководитель рабочего штаба по вопросам Украины МИД Германии Йоханнес Регенбрехт в дискуссионном клубе «Открой мир» хотя и сообщил, что 57 стран-членов ОБСЕ обсуждают введение отдельной миссии организации для поддержки местных выборов в Донбассе, однако признал, что до них еще очень далеко, а значит — и до международной полиции тоже.

«Мы согласны, что мы все еще далеки от этих выборов, потому что, прежде всего, нам нужен режим тишины и безопасность, и много чего нужно сделать, в том числе прекратить боевые действия на Востоке Украины», — заявил дипломат.

Ну, а мира в Донбассе по-прежнему нет. Несмотря на заявления обеих сторон, что договоренности о прекращении огня с 1 сентября «в основном соблюдаются», они тут же «подтверждаются» информацией об очередных перестрелках, раненых и убитых.

Анна Громова, Луганск