Грузия снова «размечталась»

На выборах в закавказской республике победила партия олигарха Иванишвили. В парламент попали и «пророссийские» силы, но внешнеполитический курс Тбилиси они не изменят.


Сторонники «Грузинской мечты» ликуют. © Фото с сайта 41.ge

В Грузии на фоне мордобоя и погромов на избирательных участках прошли очередные парламентские выборы. По предварительной официальной информации Центральной избирательной комиссии, обработавшей почти 100 процентов бюллетеней, победу на выборах одержала правящая партия «Грузинская мечта», основанная перед предыдущими выборами 2012 года олигархом Бидзиной Иванишвили — она набрала 48,6% голосов.

Ее главный и, фактически, единственный соперник  — партия экс-президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД) — получила 27,14%.  5-процентный барьер, необходимый для членства в парламенте, «почти преодолел» избирательный блок «Давид Тархан-Моурави, Ирма Инашвили — Альянс патриотов Грузии, Объединенная оппозиция» — он, как сообщалось, набрал 4, 998% голосов. ЦИК начал решать, может ли он округлить этот показатель до 5%.  Кажется, это случилось (видимо, торг шел знатный), и от «Альянса патриотов», считающегося «пророссийской» силой, в парламенте будет представлено 5-6 депутатов.

Параллельно с выборами в парламент Грузии состоялись и выборы в законодательный орган Аджарской Автономной Республики, в которой «пророссийскую»  оппозицию почитают, вероятно, больше, чем во всей остальной Грузии. В местном парламенте 15 мандатов предназначено для депутатов, баллотировавшихся по пропорциональной системе, 6 — для мажоритариев. На данный момент картина здесь такая: «Грузинская мечта» набирает 44,91%, «Единое национальное движение» — 29,63%, блок «Давид Тархан-Моурави, Ирма Инашвили — Альянс патриотов Грузии» — 5,71%. Преодолела 5-процентный барьер еще одна «пророссийская» партия — «Демократическое движение» под руководством экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе — она набрала 6,08% голосов избирателей.

Но если с выборами по пропорциональной системе вроде все ясно, страну еще ожидает большая драка, поскольку в 53 мажоритарных округах состоится повторное голосование. Впрочем, драки были и в день выборов, причем крупные. Разгромлено два избирательных участка на Западе Грузии — пока не установленные лица разбили урны для голосования, нанесли физические оскорбления членам избирательных комиссий — избит даже один иностранный наблюдатель. По этим фактам возбуждены уголовные дела. Были попытки хищения урн; в кулачный бой в двух регионах вступили сторонники «мечтателей» и «националов».

Тем не менее, международные наблюдатели, которых  в Грузии  с избытком, сочли, что, несмотря на «некоторые проблемы» в день голосования, выборы прошли «свободно, справедливо и прозрачно». По их мнению, «избирательная среда была конкурентной». Удостоился похвалы и ЦИК Грузии. В частности, миссия краткосрочных наблюдателей ОБСЕ отметила «профессионализм» и «своевременную работу» избирательной администрации.

Довольна выборами в Грузии и Парламентская Ассамблея НАТО. Ее наблюдатели подчеркнули, что Грузия в очередной раз подтвердила «статус лидера демократических трансформаций в регионе», хотя во время голосования имели место «недопустимые случаи насилия».

Отметим, что беспорядки во время выборов были ожидаемы, поскольку едва ли не все политические партии,  — даже те, которые не имели никакого шанса преодолеть 5-процентный барьер, — заранее трубили о своей победе. Вообще же многие эксперты ожидали, что парламент будет многопартийным, и в него, как минимум, попадут бывшие соратники иванишвилевской партии «Свободные демократы» и «Республиканцы». Но, как видим, отдельно от своего экс-патрона и его политической партии они не «прозвучали», и основной оппозиционной силой по-прежнему остается партия Михаила Саакашвили, утверждающая, что выборы были фальсифицированы.

«Националы» опираются на данные exit-poll, проведенной американской компанией GfK по заказу телекомпании «Рустави 2», поддерживающей ЕНД. По ним партия Саакашвили получила 32% голосов, а партия Иванишвили — 39,9%. Но exit-poll по заказу четырех других телекомпаний провела и американская компания TNS, выложившая совершенно иной результат. По нему «Грузинская мечта» лидирует с 53,8% голосами, а ЕНД получает 19,5%. На деле же, то есть после подсчета голосов ЦИКом, картина получилась совсем другой.

Теперь вот в Грузии гадают — станет ли ЕНД разыгрывать «революционный сценарий» и есть ли у него на это соответствующий ресурс, и вообще, какие беспорядки ожидают Грузию. А также — не откажется ли партия Саакашвили от участия в парламенте, поскольку считает результаты выборов нелегитимными. Как заявил исполнительный секретарь ЕНД Серго Ратиани, партия обсуждает свои «следующие шаги и план действий», поскольку власти полностью игнорировали волю населения на выборах. «Выборы не могут считаться легитимными», — сказал он.

А вот проигравшая выборы «Республиканская партия» (один из ее лидеров Давид Усупашвили является сейчас председателем парламента) считает, что оснований сомневаться в легитимности избирательного процесса и результатах выборов не существует. «Выборы состоялись. Мы получили новый парламент, новую политическую реальность. Она должна быть обсуждена и проанализирована», — сказал спикер.

Напомним, что парламентские выборы проходят в Грузии по смешанной системе: 77 депутатов баллотируются по партийным спискам, а 73 — по мажоритарной системе. Как завершится второй тур голосования по мажоритариям — большой и даже опасный вопрос: основные «бои» между «мечтателями» и «националами» могут начаться именно во время второго тура. Поэтому слепо верить в утверждение спикера «Грузинской мечты» Ираклия Кобахидзе, что его партия возьмет три четверти мандатов в парламенте, то есть конституционное большинство, не стоит.

Вообще же выборы в Грузии показали (при явке немногим более 50%, что считается среднестатистическим европейским показателем), что грузинское общество находится в состоянии апатии, ему надоели пропагандистские трюки конкурирующих партий, построивших свою избирательную кампанию исключительно на негативе. Апатия избирателей объясняется также и тем, что они не дождались исполнения обещаний «мечтателей» перед выборами четырехлетней давности, и партия Иванишвили победила только потому, что у нее не было сильной оппозиции, то есть реальной альтернативы.

Поэтому парламент и получился фактически двухпартийным, и правительство опять будет формировать «Грузинская мечта» — скорее всего, с той же малой эффективностью, что и прежде.
Более того, она может допустить очень большую ошибку, если станет настаивать на внесение поправки в Конституцию, в соответствии с которой президент Грузии будет избираться не прямым общенародным голосованием, а парламентом — к этому «мечтатели» уже стали готовить население. В частности, один из лидеров правящей партии Гиоргий Вольский заявил, что это нормальная европейская практика в условиях парламентского правления. Напомним, Грузия является парламентской страной, и в настоящее время президенту отводится роль «свадебного генерала».

«Парламенту должно быть дано больше прав, в том числе и право избрания президента», — заявил Вольский. Заметим, однако, что калькирование той или иной европейской модели без учета местного менталитета априори проигрышно вообще, а для имиджа правящей партии — в частности:  в случае избрания президента парламентом ее могут обвинить в узурпации власти. Вообще грузины — народ свободолюбивый, и их право на избрание президента как символа государства не должно быть игнорировано.

Спикер Усупашвили, вышедший со своими «Республиканцами» из альянса с «Грузинской мечтой», предупредил, что у партии, имеющей в парламенте конституционное большинство, может возникнуть соблазн снова менять Конституцию. «Ошибки допускать легко, что очень часто происходило в нашей реальности», — сказал он.

Но вернемся к составу грузинского парламента, в котором, по предварительным данным, вполне могут заседать и «пророссийские» политики. Понятно, что их будет немного. Но даже если бы их было вдвое больше, это бы не отразилось на внешнеполитическом курсе страны. Другое дело, что они получат, так сказать, официальную трибуну, с которой будут пытаться провести свои политические интересы. Вопрос в том, насколько последовательно и убедительно они будут это делать, и какую часть электората «завоюют», или напротив — потеряют к следующим парламентским выборам.

Но на данном этапе присутствие «пророссийской» силы в парламенте не окажет влияния на внешнеполитический курс Грузии, и грузино-российские отношения принципиально не изменятся. На определенную часть электората на нынешних выборах могла бы повлиять отмена Россией визового режима с Грузией, но этого не произошло. Зато прагматичный шаг в самый канун парламентских выборов сделал Евросоюз — он твердо обнадежил Грузию по поводу скорой визовой либерализации. А Россия не предложила стране ровно ничего.

Ирина Джорбенадзе