Прорыв в космос или имитация активности?

После саммита в Гоа страны БРИКС решили создать спутниковую группировку. Проект якобы носит мирный характер, но может использоваться и для разведки.


© CC0

Запад делает вид, что для него не существует группа БРИКС, и она ничего не может решить в вопросах геополитики, безопасности, многополярности мира и т. д. Хотя достаточно напомнить, что в нее входят три ядерные державы — Россия, Китай, Индия плюс Бразилия и Южно-Африканская Республика, — чтобы предположить: игра в игнорирование БРИКС со стороны Запада говорит о том, что большое им видится на расстоянии, и это «большое», как минимум, настораживает. Так что разговоры о том, что относительно новая организация скорее мертва, чем жива, больше похожи на выдачу желаемого за действительное.

Скорее, группу этих государств, между которыми имеются определенные противоречия и нестыковки, можно упрекнуть в медленных темпах интеграции. Правда, недавний саммит БРИКС в Гоа дал надежду на то, что организация эта стала более «расторопной» и уже не похожа на большого ленивого кота, лежащего на печи. Но об этом — чуть ниже. Сейчас же речь идет о том, что в самом конце минувшего месяца, то есть уже после саммита, страны этой организации решили создать совместную орбитальную группировку спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). И представили космических агентств  России, Бразилии, Индии, Китая и ЮАР подписали документ о сотрудничестве в области использования и освоения космического пространства в мирных целях. Особо отметим, что Россия и Китай, наряду с США, являются лидерами в космосе.

Как заявил директор «Роскосмоса» Игорь Комаров, Россия тесно сотрудничает со странами БРИКС в области освоения околоземного пространства, но, тем не менее, последняя договоренность является «шагом в будущее». Специалисты считают, что она даст большой геоэкономический эффект в контексте использования группировки для национальных экономик; ликвидации последствий стихийных бедствий; охраны окружающей среды; мелиорации; разведки полезных ископаемых; развития трансконтинентальных проектов, в частности, Шелкового пути, и т. д.

Кстати, идея создания ДЗЗ принадлежит Китаю, весьма энергично продвигающему реализацию Шелкового пути, который принесет огромные финансовые, экономические и политические дивиденды не только КНР, но и РФ. Но, вероятно, серьезной причиной объединения стран БРИКС в этом проекте является необходимость обеспечения безопасности и устойчивости космической отрасли в ее широком понимании, включая неразмещение вооружений на орбите.

В настоящее время все страны БРИКС  имеют свои спутники для дистанционного зондирования Земли, и, разумеется, готовы к взаимодействию друг с другом. Однако наибольшими возможностями в этой сфере располагают Россия и Китай — понятно, что они и будут задавать тон сотрудничеству БРИКС в космосе. 

Можно предположить, что пока еще скромные планы по созданию группировки со временем и при необходимости получат новое наполнение в виде расширения военно-технологического сотрудничества, потому как ДЗЗ способно обнаружить и подводные лодки — это особенно привлекательно, когда ПЛ чужие. 

В общем, реальная договоренность по ДЗЗ важнее, чем может показаться с первого взгляда. Во-первых, сообща страны БРИКС способны совершить существенный рывок в весьма затратной космической отрасли. Во-вторых, речь идет об имидже БРИКС — в ее адрес в последнее время звучит все больше сомнений и насмешек. Разумеется, у этого объединения есть проблемы, но их не может не быть, поскольку в него входят страны с разным уровнем развития и сильно различающимися политическими режимами; страны блока демонстрируют совершенный разный экономический рост и находятся в разных отношениях с Западом. Кроме того, не все ладно во взаимоотношениях между Индией и Китаем.

Тем не менее, БРИКС рассматривается Западом — хоть и не афишировано — в качестве блока, угрожающего гегемонии США, и одно только это обстоятельство должно цементировать общую платформу союза, которому в этом году исполнилось 10 лет. И, несмотря на его видимую вялость, а, вернее, не агрессивную политику, недавний саммит в Гоа показал, что, учитывая даже некоторые внешнеполитические расхождения его участников, они сумели сформулировать крайне важный посыл — неприемлемость мирового доминирования США и становления однополярного мира.

БРИКС на своем последнем саммите также дал понять, что этой организацией движут не только общие экономические интересы, а сосредоточена она также на вопросах безопасности, урегулирования конфликтов, противостояния терроризму и другим угрозам. Достаточно сказать, что БРИКС поддержал Россию по сирийской проблеме. И если Запад над этим посмеялся, то весьма натужно.

В общем, БРИКС наконец-то раскачался: начал работу совместный Новый банк развития (НБР) — он уже инвестирует в несколько энергетических проектов. Стороны постепенно стали переходить на взаиморасчеты в национальных валютах и к выпуску ценных бумаг. Налаживаются и другие банковско-финансовые каналы взаимодействия для защиты национальных валют и финансовых рынков — вероятно, БРИКС стремится подорвать мировую гегемонию доллара, но это весьма отдаленная перспектива.

Однако в качестве близкой перспективы можно рассматривать разработку Ключевского месторождения золота — инвестиции в этот проект, ориентированный на производство более 6 тонн золота в год, могут превысить, по предварительным оценкам, 500 миллионов долларов.

Особой интенсивностью, если судить по двусторонним встречам на полях саммита в Гоа, отличаются российско-индийские отношения: стороны подписали около 20 соглашений в самых разных сферах, включая поставку в Индию комплексов С-400 и совместное производство многоцелевых вертолетов. Москва и Дели также договорились о создании «сепаратного» инвестиционного фонда — пока на 1 миллиард  долларов.

В общем, отталкиваясь от дел космических, финансовых и иных, становится очевидным, что БРИКС ненавязчиво, так сказать — «тихой сапой», пытается изменить мировую политическую архитектуру и занять в ней свою весомую нишу. Говорить сегодня о глобальном влиянии БРИКС в мире как организации было бы не вполне корректно. Но она включает в себя глобальных игроков, которые меняют миропорядок и противодействуют доминированию США.

Словом, БРИКС не только не умер, но и активно «шевелится». Другой вопрос, в каком составе продолжится это шевеление, и может ли от организации отпасть, например, Бразилия с ее новым руководством. И не перебарщивает ли Россия с «индийским кино», имея в виду  относительно нового персонажа  — премьера Моди. И какая еще страна или страны могут дополнить БРИКС для достижения общих внешнеполитических целей — разумеется, если совокупный экономический рост создаст им условия для утверждения политического влияния.

Напомним, что на долю государств БРИКС приходится 26% территории Земли, 42% населения планеты и 27% мирового ВВП. То есть «генетическая» политическая, экономическая, популяционная составляющая молодого союза позволяет предположить, что перспектива его дальнейшей деятельности все же весьма многообещающая.

Ирина Джорбенадзе