В Европе теперь новый «последний диктатор»

Политики и СМИ ЕС называют президента Турции «нацистом», а его режим — «исламским фашизмом». Москва молчит: ей выгодно столкнуть Анкару и Запад.


© Фото с сайта tccb.gov.tr

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил на днях, что Запад не сделал для его страны ничего хорошего, и Анкара «сама будет решать свои проблемы». Правда, прежде за решением турецких проблем Эрдоган обращался то к Западу, то к России, то к разным подозрительным группировкам — словом, к кому выгоднее было кинуться на текущий момент. Но тут он «расправил крылья», полагая, вероятно, что подрезать их не рискнет никто. Между тем последние события в Турции — последствия так называемой «попытки государственного переворота» в виде тотальной зачистки оппозиции, военных, журналистов и даже людей далеких от политики (на всякий случай, для острастки) — вынудили Евросоюз пригрозить Турции введением санкций. А эксперты и некоторые политики задались вопросом: кем, собственно говоря, является Эрдоган — нацистом, «исламским фашистом» или диктатором, потерявшим чувство меры и реальности?

Особо остро этот вопрос встал после недавних арестов 12 депутатов турецкого парламента от прокурдской Партии демократии народов (HDP) — в том числе, сопредседателей партии Селахаттина Демирташа и  Фигена Юкседага. За решеткой оказались и многие активисты партии. Турецкие власти объяснили аресты депутатов тем, что те не явились в суд для дачи показаний. Силовики инкриминируют им связи с запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК), подозреваемой в организации теракта в Диярбакыре, в результате которого погибли 11 человек, в том числе и представитель HDP. Несколько активистов этой партии ранены. И хотя ответственность за теракт взяли на себя боевики ИГ (организация «Исламское государство» запрещена в РФ), власти Турции обвиняют во взрыве РПК.

В итоге HDP прекратила свою работу в законодательном органе, а глава Европарламента Мартин Шульц заявил, что «турецкие власти не только отдаляют Турцию от демократии, но и поворачиваются спиной к ценностям, принципам, нормам и правилам, поддерживающим отношения ЕС с Турцией».

Как передает РИА Новости, Шульц также проинформировал, что неоднократно встречался с Демирташем и считает его «лидером, выступающим за мирный процесс, отказ от насилия и политический диалог». По его словам, «ситуация должна быть разрешена срочно».

А министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн в беседе с радиостанцией Deutschlandfunk не исключил введение экономических санкций ЕC против Турции в связи с политикой президента Эрдогана по отношению к оппозиции и журналистам. Он напомнил, что 50% турецкого экспорта приходится на государства ЕС, и 60% инвестиций в Турцию поступает из Евросоюза: «Это неограниченное средство давления, и в определенный момент мы не откажемся от его использования».

Обращение с бывшими государственными служащими в Турции, по словам Ассельборна, напоминают «методы, используемые во времена власти нацистов». О своей «глубокой озабоченности» преследованием оппозиции и журналистов в Турции заявили и США. Но, подчеркнем, «нацизм» применимо к Эрдогану произносится все чаще и чаще.

Так, Jyllands-Posten (перевод ИноСМИ) пишет, что недавним арестом сотрудников газеты Cumhuriyet — последнего оставшегося в Турции крупного издания, публиковавшего критические материалы, — Эрдоган «представил новое доказательство того, что он не входит в круг порядочных международных лидеров». Датская газета называет абсурдным дело против Cumhuriyet, которая «годами разоблачала „Движение Гюлена“. Когда движение было заодно с Эрдоганом, у газеты были проблемы, потому что она была слишком критична. Сейчас, когда президент рассматривает Гюлена как конкурента, критики, очевидно, недостаточно».

И далее: «В Турции и за ее пределами раздаются голоса, называющие то, что происходит, „исламским фашизмом“. Ссылаются на нацистский режим в Германии в 1930-е годы, который систематически расправлялся со всеми, кто не приветствовал Гитлера аплодисментами. С нацистской картой следует быть осторожными, Эрдоган не посягает на новые большие территории, хотя его собственное участие в Сирии едва ли объясняется любовью к ближнему. С другой стороны, Эрдоган упоминал Гитлера в качестве примера президентской системы, которая якобы функционировала отменно…  Эрдоган — не Гитлер. Но верно, впрочем, то, что методы его удивительно напоминают те, которые применялись в Германии в 1933-м — за исключением преследований евреев и грубого насилия».

А что же сам турецкий президент? Похоже, он и в ус не дует, несмотря на яростную критику со стороны множества государств ЕС и вообще мирового сообщества. По его словам, Турция наметила для себя «новый путь», и ей совершенно неважно, что думают о ней другие.

А некоторые «другие», в частности, Россия, помалкивают и уже не критикуют Турцию, хотя еще недавно Эрдоган был для Москвы «нерукопожатным». Но с тех пор, как он «покаялся» за сбитый российский самолет, Россия мгновенно изменила риторику в отношении Анкары, которую сейчас можно очень хорошо использовать в геополитической игре против обрушившегося на Эрдогана Запада.

То есть чем сильнее будет давить Запад на Турцию за «нацизм» и «исламский фашизм», тем проще России будет вести Турцию на «коротком поводке». Конечно, Эрдоган постарается с него сорваться, но куда деваться, когда все мировые игроки ополчились против тебя? Разве что к России, которая своим молчанием и отсутствием критики в адрес турецкого президента поддержала ситуацию, которую действительно можно сравнить с «ранним гитлеризмом» и периодом зарождения «культа личности» в СССР?

Почти тотальными репрессиями, резким сближением с Россией, Эрдоган бросил вызов Западу, которому уже не надо искать причины для вежливого отказа принять Турцию в ЕС. В частности, Еврокомиссия обнародовала доклад, в котором констатировала «отступление» этой страны от «верховенства права», крайне серьезные нарушения в области прав человека, пытки арестованных. Словом, заявил еврокомиссар по политике соседства и переговорам по расширению Йоханнес Хан, «репрессивные меры затронули все сферы общества — от военных до академиков, СМИ и бизнесменов». Он также подчеркнул, что все вышесказанное, а также обсуждение вопроса введения смертной казни, «все больше не соответствуют официальному желанию Турции стать членом Европейского союза». Евросоюз, сказал он, может пересмотреть статус Турции как кандидата на членство в ЕС.

Но рычаги давления на Анкару у ЕС, как бы Эрдоган ни хорохорился, все же есть. Во-первых, Европа может ограничить объемы денежной помощи Турции или вовсе отказать ей в финансовой «подпитке». Во-вторых, Европа может усложнить трудоустройство на своей территории турецких граждан. Кроме того, могут полететь в тартарары и совместные энергетические проекты, на которых Анкара планирует неплохо заработать. Ну и, наконец, Запад, в данном случае уже «коллективный», непременно попытается наказать Эрдогана еще одним «парком Гези», но для «успеха» этого последнего предприятия потребуется определенное время, поскольку 80-миллионный  турецкий народ крайне напуган небывалым масштабом репрессий в стране.
Но в таком случае Эрдоган вряд ли станет сидеть, сложа руки — он как-нибудь, да отомстит Европе. Например, откроет границы для беженцев; национализирует бизнес европейских компаний или повысит им налоги; «задружит» с Ираном еще «крепче», чем с Россией; спутает планы американцев в Сирии и вообще на Ближнем Востоке.
Словом, Эрдоган продолжит испытывать терпение Запада, пока последний либо не замолчит, либо не скинет его — с большой долей вероятности, при помощи курдов. В таком случае, территориальная целостность Турции, скорее всего, будет нарушена.

Но, напомним, Эрдоган объявил, что Турция идет по «новому пути». Уж не российскому ли? На днях стало известно, что Москва и Анкара возобновляют военно-техническое сотрудничество. Одновременно распространилась информация, в соответствии с которой Турция и США согласовали долгосрочный план по освобождению Ракки от боевиков ИГ, а также по «удержанию и управлению» этого сирийского города. Освобождать его будут без России и согласия Дамаска. И если коалиция во главе с американцами возьмет Ракку, это будет означать стратегическое поражение России на Ближнем Востоке, причем, не без подножки Турции.

Так что утверждение некоторых российских политиков, что «Эрдоган — наш человек», неверно по определению, и дело тут не только в сбитом самолете и в Ракке. Однако Россия продолжит приваживать Эрдогана, чтобы с его «пунктирной» и часто сомнительной помощью подгрести под себя хотя бы часть Ближнего Востока.

Правда, такая политика будет стоить больших денег — Россия и Турция ориентированы на реализацию многомиллиардных проектов, усиливающих российское и турецкое влияние на Ближнем Востоке. Но ими дело не ограничится — продвижение в этот регион требует и сугубо «политических денег», не говоря уже о военных расходах.

Ну, а потом —  если российско-турецкое сотрудничество будет относительно успешным, и если Эрдогана не скинут — Москва и Анкара начнут делить Ближний Восток. Однако дело этим не закончится: чем больше аппетита «нагуляют» себе Россия и Турция, тем сильнее на них будут давить третьи силы. И тогда на Ближнем Востоке заварится новая каша — более крутая, чем еще не расхлебанная  нынешняя.

Ведь «нацизм» и «исламский фашизм» Эрдогана пока можно навскидку считать всего лишь «тенденцией». Но если они трансформируются в устоявшийся режим, России либо придется менять свою стратегию в отношении Турции, чтобы не компрометировать себя еще больше, либо принять большевистские «правила игры» Эрдогана. Последнее может произойти только в том случае, если игра действительно будет стоить больших и долго горящих свечей.

Ирина Джорбенадзе