«Карманный» Эрдоган — это из области фантастики

Устойчивость альянса Москва-Анкара-Тегеран не гарантирована: президент Турции способен подорвать «единый фронт» по Сирии в любой момент.


Пока турецкий президент называет российского коллегу своим другом. © Фото с сайта kremlin.ru

В середине января в Астане состоится встреча президентов России, Ирана и Турции. По информации МИД РФ, Владимир Путин, Хасан Роухани и Реджеп Тайип Эрдоган планируют обсудить ситуацию в Сирии, приложить усилия по достижению соглашения о будущем этой страны, разрушенной войной. Судя по высказываниям президента Путина на его недавней пресс-конференции, речь, в частности, идет о заключении соглашения о прекращении огня на всей территории Сирии и вслед за ним — начале «практических переговоров по политическому примирению».

Будущей встрече президентов предшествовали переговоры в Москве министров иностранных дел трех стран, а в параллельном режиме — глав оборонных ведомств. То есть встреча лидеров готовится на очень серьезном уровне с тем, чтобы в Астане не случилось каких-либо неприятных неожиданностей.

По итогам трехсторонней встречи глав МИД в Москве принято совместное заявление по мерам по прекращению сирийского конфликта. Россия, Иран и, что главное — Турция, вопреки еще недавней своей политической «философии отрицания», сошлись на том, что приоритетом в урегулировании не должна быть смена режима в Сирии: основная задача — это подавление терроризма. «У нас общие позиции на этот счет», — сказал глава российского МИД Сергей Лавров.

По его словам, в сирийском урегулировании наиболее эффективным является формат Россия-Иран-Турция. И тут в экспертном сообществе заговорили о формировании нового устойчивого геополитического треугольника. Но так ли он непоколебим, и вообще, почему трехсторонний формат, пусть и шаткий, все же удалось создать?

Причин для появления хоть и парадоксальной, но все же новой политической геометрии, множество. Во-первых, Турция (и за это надо благодарить Запад) оказалась загнанной в угол — «союзники» от нее стали отпадать один за другим. Она не оправдала надежд, которые возлагали на нее США, но и сами американцы не оправдали надежд Турции. Соответственно, влияние Вашингтона в сирийском вопросе сильно ослабло. В свою очередь, это повлекло за собой усиление влияния России, поддерживаемой Ираном. Так что на данном этапе Турция, став членом так называемого «треугольника», исходила из прагматических соображений: выживать-то надо.

Понятно, что в новом «треугольнике» Россия доверяет Ирану гораздо больше, чем Турции с ее эксцентричным и непоследовательным Эрдоганом. То есть российское руководство, в отличие от некоторых экспертов, вероятно, осознает опасность неустойчивости новой политической конструкции. Во-первых, позиции России и Ирана по Сирии крайне близки, а у Турции, хоть теперь уже сильно «смазанные», но свои амбиции есть — и не только в отношении Сирии, но и всего Ближнего Востока. И Иран ей тут не товарищ.

Во-вторых, сохраняются противоречия РФ и Турции по Южному Кавказу: союзниками Анкары здесь являются Грузия и Азербайджан, к чему Москва относится достаточно «ревниво» — в первую очередь, по военно-политическим причинам. Надеяться на то, что она не будет бороться с Анкарой за влияние, было бы крайне наивно, тем более в условиях наличия нескольких территориальных конфликтов в этом регионе. А со временем, в «удобный момент» (сейчас не до того) вновь может стать актуальной крымская тематика, по которой Анкара Москву не поддерживает.

Тем не менее, Турция вынужденно позволила России и Ирану сделать главное: показать, что Запад не смог справиться с ситуацией в Сирии, и отдать ее решение в руки Востока, отстранив, тем самым «Великую Америку» от сирийского урегулирования. В общем, Турция сейчас находится в «кармане» у России, и будет сидеть в нем до тех пор, пока для нее не откроется «карман» более просторный и щедрый.

Напомним, что встреча в Москве по Сирии прошла без участия представителей США — «треугольник» демонстративно дал понять Вашингтону, что не нуждается в его услугах, хотя еще недавно Россия стремилась присоединиться к коалиции по Сирии, возглавляемой Вашингтоном. Но сейчас у России, Ирана и Турции «своя свадьба», а у Запада — чуть ли не  панихида. Iran.ru со ссылкой на информагентство Mehr News приводит слова экс-министра иностранных дел Ирана, руководителя Центра стратегических исследований Совета целесообразности ИРИ Али Акбара Велаяти: «Американцы и региональные поборники экстремизма были разочарованы из-за того, что не смогли что-либо получить в Сирии». По его мнению, недавние события в Сирии показали, что борьба с терроризмом может иметь успех без поддержки США и Запада.

Этот вывод разделяют многие эксперты и на самом Западе. Что же касается американских официальных лиц, им пришлось признать: усилия США по политическому урегулированию конфликта успешными не были. «Если вы спросите у госсекретаря, он скажет вам, как он разочарован тем, где мы сейчас в Сирии, и тем, что наши дипломатические усилия не были успешными в смысле достижения политического перехода, когда голос сирийцев будет услышан, и будет единая, более безопасная и лучшая Сирия», — цитирует РИА Новости официального представителя госдепа Джона Кирби.

Вместе с тем Кирби подчеркнул неверность суждения, по которому «США больше не лидер», раз главы МИД России, Ирана и Турции встречаются в Москве по сирийской проблематике. Но достаточно ознакомится со статьей в The Washington Post под заголовком «Алеппо и закат Америки», чтобы поспорить с оптимизмом представителя госдепа.  «Не столкнувшись со сдерживающим фактором со стороны США (в Сирии), Россия вмешалась в конфликт, решительно изменив баланс сил, — пишет издание. — Асада, по сути, вернули на трон в качестве марионетки Ирана и России. (…) Иран будет использовать Сирию для доминирования на арабском Ближнем Востоке, а Россия будет использовать свои ВМФ и ВВС для контроля суннитских арабских стран и ограничения влияния США в регионе».

Что же до недавней встречи глав МИД и оборонных ведомств России, Ирана и Турции, «обратите внимание на то, кого на ней не было». А не было, как известно, представителей США: «Впервые за четыре десятилетия США, некогда доминирующие в регионе, утратили свою роль». Издание также придерживается мнения, в соответствии с которым после падения Алеппо и разгона повстанцев США еще долго придется восстанавливать свое влияние в регионе.

Думается однако, что известное издание переборщило с пессимизмом. Потому как ситуация в Сирии во многом будет зависеть от того, не развалит ли Турция «треугольник», чего исключить никак нельзя. Второе: если Москва, Тегеран и Анкара будут считаться только с собственными интересами в сирийском урегулировании, геополитический кризис станет неизбежным, и в таком случае обороты влияния США на Ближнем Востоке, наоборот, будут нарастать.  Третье: очень многое, в смысле устойчивости «треугольника», будет зависеть от того, как поведет себя в сирийском вопросе новая администрация США, когда Дональд Трамп вступит в должность — это направление пока непрогнозируемо.

Но какую бы политику не избрал новый американский лидер в отношении сирийского вопроса, очень многое будет зависеть от политики самой России. Ведь стратегический проигрыш США в Сирии заставит Вашингтон задуматься о тактических шагах для того, чтобы в какой-то мере отыграть свои позиции на Ближнем Востоке. И в таком случае Россия поступила бы политически мудро, если бы сама продумала и нашла удобную для «партнеров» нишу в ближневосточных перипетиях. По крайней мере, вхождение США в такую «нишу» было бы контролируемо Москвой.

Кроме того, определенная степень привлечения американцев к ближневосточным делам стала бы сигналом для Турции — так сказать, сдерживающим фактором для ультимативного выкидывания ею какого-нибудь коленца, грозящего развалом «треугольнику» Москва-Тегеран-Анкара.

Ирина Джорбенадзе