Украина думает, чего бы еще отгрузить на Запад

Переориентация на рынки ЕС пока принесла Киеву потери, импорт превысил экспорт, хотя год назад было наоборот. Но власти видят в ситуации и положительные моменты.


Европе нужно украинское зерно и лес-кругляк, а не макароны и изделия леспрома.

На Украине сейчас считают не только военные потери, но и экономические. В том, что первые вряд ли соответствуют официальным цифрам, мало кто сомневается. Что касается вторых, то рядовой украинец также не может понять, чего и сколько конкретно он потерял от торговых войн с Россией и чего приобрел от пресловутой Зоны свободной торговли с Европой.

Его терзают смутные сомнения: с одной стороны, родное правительство уверяет, что ситуация в экономике стабилизировалась, ВВП растет, коэффициент инфляции снизился. С другой — толщина катастрофически похудевшего кошелька не позволяет даже из соображений патриотизма разделить оптимизм и жизнерадостность вождей. Сопровождает простого гражданина предельно ясное ощущение: он точно потерял, и его снова обманули. Противоречивые, обрывочные и запутанные макроэкономические показатели успешности экспорта и импорта Украины, рекламируемые в СМИ, никак не желают ладить с показателями его карманной микроэкономики.

Запутались в подсчетах очевидных потерь даже специалисты, которые, начиная для прессы обзор вопроса на языке экономистов, часто заканчивают его языком политиков, рассуждая о вероятной правильности принятия решения о разрыве с РФ как платой за независимость нации.

Прошел год с момента подписания президентом России указа о прекращении действия соглашения о зоне свободной торговли с Украиной в силу начала функционирования украинско-европейской ЗСТ. Но, в конце концов, это вопрос выгоды, который дает преимущественное право выбора партнеров и не осуждается в морально-этических аспектах современного мировоззрения, однако «бревном в глазу» осталось то, как «быстренько», не позаботившись о собственном производителе, переориентировалось в сторону Запада правительство Порошенко. Имея интегрированную с Россией модель экономики, и получая основной доход от совместных проектов, Украина приняла явно политическое решение, присоединившись заодно к экономическим санкциям против РФ. Подход Порошенко отличается от потребительского подхода Януковича яркой экстравагантностью и некоторой «сумасшедшинкой». Ни тебе референдумов, ни экономических консилиумов. Назло врагам.

Сотни крупных, и тысячи не очень, предприятий, производящих комплектующую продукцию для российских контрагентов устремили вопросительный взгляд на правительство: и куда нам девать теперь свои турбины, моторы, детали? А где брать сырье для их производства? Ответ правительства оказался не оригинален: Запад нам поможет!

Переориентация на Запад действительно произошла. Доля ЕС в объеме украинского экспорта выросла до 38%, России — сократилась до 10%. При этом в пятерку важнейших «покупателей» также вошли Египет (доля экспорта 6,2% — 2 млрд  долларов), Турция (5,7% — 1,87 млрд) и Китай (5,2% — 1,7 млрд).

Однако радость от «удачной переориентации» разбивается о цифры Госстата о балансе экспорта и импорта: негативное сальдо внешней торговли Украины составило  2,3 миллиарда долларов. Причем это цифры даже не за весь год, а всего за 11 месяцев 2016-го, с января по ноябрь включительно. Для сравнения: даже в проблемном 2015 году все же наблюдалось небольшое позитивное сальдо во внешней торговле Украины — 315,5 млн.

В январе—ноябре 2016 года украинский экспорт товаров составил $32,734 млрд, импорт — $35,059 млрд. По сравнению с январем-ноябрем 2015 экспорт сократился на 5,9% (на $2,037 млрд), импорт увеличился на 1,8% (на $603,1 млн). Таким образом, коэффициент покрытия экспорта импортом составил 0,93 (в январе—ноябре 2015-го — 1,01).

Что касается экспорта в ЕС, то ключевыми его статьями стали агропродукция (3,6 миллиарда долларов), металлургия (2,8 млрд), машиностроение (порядка 2 млрд), минеральные удобрения (1,2 млрд), древесина и продукты ее переработки (816 млн), продукция легкой промышленности (734 млн), продукция химпрома (427 млн).

«Сегодня мы видим рост украинского аграрного экспорта за счет увеличения поставок таких товарных групп, как масло подсолнечное — на $505 млн, семена подсолнечника — на $36,1 млн, сахар — на $16,5 млн», — сообщила заместитель министра аграрной политики и продовольствия по вопросам европейской интеграции Ольга Трофимцева.

По ее словам, за 2016 год наблюдался значительный рост экспорта «нишевых» свежих или переработанных продуктов. Экспорт консервированных томатов вырос в два раза, свежих и охлажденных овощей — в четыре раза, огурцов — в 2,7 раза, свежих плодов — в 2,5 раза, маргариновой продукции — в девять раз.

«Для нас это означает тенденцию диверсификации товарной структуры экспорта, что является положительным аспектом», — подчеркнула Трофимцева.

Вот тут, послушав бодрый отчет замминистра об успехах, можно было бы порадоваться за украинскую экономику, но не получается. Страна начала покупать товара больше, чем продавать. Одной из основных причин «просадки» показателей внешней торговли специалисты называют невыгодные условия торговли с ЕС, где не нужны украинские товары — там согласны покупать почти что исключительно украинское сырье и некоторые виды продовольствия.

В 2016 году украинских экспортеров сильно выручило зерно, был получен рекордный урожай десятилетия. Однако специалисты бьют тревогу: зерно распродается такими темпами, что его может не хватить до нового урожая.

Кстати, Украина сократила объемы торговли не только с РФ, но и практически всеми странами СНГ. В целом из-за падения экспорта страна за 2016 год не выполнила бюджет по доходам на 11 миллиардов гривен.

Вообще говоря, составить представление о тенденциях и показателях внешней торговли Украины по цифрам Госстата, пожалуй, можно, но вряд ли они полностью отразят реальную картину. Дело в «черных дырах» границы и таможни и «пробелах в законодательстве». Нелегальные схемы экспорта зерна, кокса, чугуна, леса-кругляка — перечень можно продолжать — имеют государственный размах и их истинный масштаб неизвестен, ибо учет, естественно, невозможен. Смешно выглядел бы общий реестр проскочившего мимо кассы. Так что, кто знает, как выглядели бы цифры статистики, будь она полноценной. Может быть, и внешнеэкономическое сальдо имело бы положительную величину?

В системе учета неожиданно образовалась серьезная «неучтенка». Предприимчивые руководители многих предприятий, имеющие смежников в России, не прониклись утопической идеей правительства продать свой товар кому-нибудь другому, потому что он больше-то и не нужен никому. Для сохранения своего дела они пошли на уловки, не отразившиеся положительно на поступлениях в украинский бюджет. Тут помогла Беларусь и чиновники-взяточники. В Россию нельзя, Батьке можно. Ну, а оттуда, понятно куда.

В качестве показательного примера можно назвать один машиностроительный завод Днепра, испокон веков поставляющий тюбинги для строительства московского и питерского метрополитена. Из секторов тюбинга складывают арку тоннеля. Не будем произносить вслух название предприятия, дабы не выполнять работу украинских фискальных служб, да и не навлекать лишний раз гнев властей на производителя. Его продукцию одно время брали еще и канадцы, но больно у них высокие технические требования, да и логистика не из веселых. Найти альтернативного заказчика из метрополитеновцев оказалось нереально — ну не строит больше никто в мире так много метрошахт глубокого залегания! Когда «белорусская схема» себя исчерпала, ребята арендовали на территории России свой цех по механической обработке заготовок для тюбингов. Перевезли туда станки и начали таскать через границу чугунные болванки как со склада на склад, внутри предприятия. В Днепре сталеварят, в России дырочки сверлят да напильником обчухивают. Тут бы их обвинить в пособничестве врагу и «законопатить» куда следует, но ведь у президента тоже предприятие в России есть, нехороший прецедент может получиться.

Нельзя не упомянуть еще и о введенном в начале прошлого года Россией запрете на транзит по своей территории украинских товаров в Казахстан, а затем еще и Киргизию. Потери оказались нешуточными.

«Ситуация на самом деле сложная. Потери из-за ограничений транзита по территории РФ составляют более миллиарда долларов, это около 2% ВВП. Это прямые убытки экспортеров, у которых отняли рынки. А еще это потери перевозчиков», — сказал в интервью «Громадському радио» заместитель министра инфраструктуры по вопросам европейской интеграции Виктор Довгань. Украина потеряла более миллиарда долларов от торговой войны с Российской Федерацией, считает чиновник. Правда, называется еще цифра «всего» в 400 млн, что, наверное, говорит о том, какой порядок царит в украинской статистике.

По мнению харьковского социолога Олега Пухарцева, в вопросах торгово-экономических отношений с РФ Украине следовало бы взять пример с Великобритании. Несмотря на то, что Объединенное Королевство чувствует себя, мягко говоря, поуверенней Украины, но также не имеет стопроцентной поддержки всех граждан страны по «Брекзиту», — выходит из состава ЕС аккуратно, пытаясь просчитать и предупредить любые возможные экономические потери. Таможня, законодательство — все главное, нет мелочей.

«Кстати, ситуативная аналогия напрашивается сама. Донбасс можно назвать „Украинской Шотландией“. Шотландцы, как известно, против разрыва с ЕС. Когда на Майдане подуло разворотом рельсов в сторону от России, многих в шахтерском краю это не устроило, и они захотели идти своим путем, это касается не только политических пристрастий, но и экономики, — комментирует социолог ситуацию „Росбалту“. — Им, конечно, не дали, но и Россия сильно не помогла — замерла на полпути. Хотели сделать хорошо, а получилось — как всегда. Теперь ни конца войне не видать, ни независимости, ни экономики. Так что по-медвежьи неуклюжая вышла „Шотландия“».

Вообще-то настоящей Шотландии тоже никто не позволит «следовать своим курсом», но только «по-хорошему», без выстрелов.

Валентин Корж