«Война в Корее превратит ее в пепел»

Очередной запуск баллистических ракет КНДР — это лишь ответ на внешнее давление, полагает востоковед Александр Воронцов.


Пхеньян попал в замкнутый круг, где главная проблема — отсутствие диалога и переговоров. © Фото из личного архива

Северная Корея запустила четыре баллистические ракеты, упавшие в экономической зоне союзника Соединенных Штатов — Японии. Представитель американского Стратегического командования подполковник Мартин ОʼДоннел заявил, что эти ракеты не угрожают США, но военные «продолжают сохранять бдительность перед лицом северокорейских провокаций». В Кремле подчеркнули, что серьезно обеспокоены действиями Пхеньяна, которые «ведут к дальнейшему росту напряженности в регионе». В свою очередь Япония и Южная Корея выразили протест в связи с очередным запуском северокорейских ракет.

Незадолго до этого в Вашингтоне КНДР назвали главной опасностью для США. А перед этим Южная Корея и США провели совместные военные маневры. О том, к чему может привести новая вспышка напряженности на Корейском полуострове и вокруг него, обозревателю «Росбалта» рассказал заведующий сектором Кореи, член ученого совета Института востоковедения РАН Александр Воронцов.

— На ваш взгляд, кто на этот раз спровоцировал эскалацию напряженности на Корейском полуострове, с учетом того, что Сеул признал, что запуски северокорейских ракет были ответом на американо-южнокорейские маневры, а в администрации Трампа заявили, что КНДР является главной угрозой для США?

 — Для начала, хотелось бы уточнить, является ли это позицией лично Трампа. Я пока не нашел соответствующих подтверждений этому…

— Российские СМИ со ссылкой на CNN передают, что об этом сказал некий представитель его администрации…

 — Трамп сам называет CNN лидером по передаче фейковых новостей… С другой стороны, не случайно для подтверждения своих союзнических обязательств и понимания угроз для Южной Кореи, Трамп послал нового министра обороны США в первый визит именно в Сеул и Токио.

— И все же, кто на этот раз первым начал играть со спичками?

 — Что касается того, кто там сегодня провокатор, то каждая из сторон с определенной долей основания считает таковым своего оппонента. Северяне с 2015 года призывают американцев хотя бы снизить масштабы ежегодных военных маневров, в которых участвуют больше 300 тыс. американских и южнокорейских военнослужащих. В 2015 и 2016 годах Пхеньян предложил ввести мораторий на проведение своих ракетно-ядерных испытаний в обмен на существенное сокращение масштабов этих военных маневров. Однако подобные предложения отвергаются с порога. Маневры проводятся во все больших масштабах, и северяне, естественно, воспринимают их как угрозу. Когда такая огромная масса войск у ваших границ занимается отработкой совершенно очевидного сценария, который коротко можно охарактеризовать «захват КНДР», северяне, естественно, чувствуют реальную, не выдуманную угрозу и демонстрируют решимость защитить свою территорию всеми имеющимися средствами, чтобы у потенциального агрессора не было ни малейших иллюзий на этот счет.

В свою очередь, американо-южнокорейская сторона каждый шаг северян также трактует как провокацию. Получается замкнутый круг, в котором главная проблема — это отсутствие диалога и переговоров.

Прежние президенты США Барак Обама и Южной Кореи Пак Кын Хе практически ликвидировали переговорный трек с Северной Кореей. Они делали ставку на «дожимание» северокорейского режима. Команда Пак Кын Хе убедила и себя, и американцев в том, что КНДР дышит на ладан и в ближайшие год-два рухнет сама собой и этот коллапс надо только ускорить усилением нажима, изоляции и санкций. Соответственно, переговоры при такой постановке вопроса вести не о чем. Поэтому все сотрудничество между Севером и Югом Кореи, которое существовало до этого, при Пак Кын Хе было ликвидировано полностью. Так что, когда вы смотрите друг на друга сквозь прицел боевого орудия, сказать, кто в данном случае провокатор, сложно.

С другой стороны, я недавно вернулся из Южной Кореи, где мне рассказывали, что сейчас в регионе задействовано три авианосные американские группировки, большое число дронов, чего раньше не было. Сценарии отрабатываются конкретные: высадка десанта, захват административного центра, то есть Пхеньяна. Южане отрабатывают сценарий первого, превентивного удара по КНДР.

В свою очередь, северяне разрабатывают свою ракетно-ядерную программу и проводят соответствующие испытания…

— Но ООН запретила развивать им свою ядерную программу…

 — Да, резолюция Совета Безопасности ООН запретила им это делать, но в КНДР эту резолюцию считают незаконной и выполнять отказываются. Потому что, с их точки зрения, есть более высокие ценности — выживание государства и нации. А то, что ликвидация северокорейского режима — угроза вполне реальная, никто скрывать и не собирается.

— Насколько в нынешних условиях велика вероятность начала военного конфликта в этом регионе?

 — Напряженность тут всегда высокая. Весеннее обострение, когда в марте—апреле происходят ежегодные американо-южнокорейские маневры и соответствующий жесткий ответ на них северян, тоже случается ежегодно. Но специалисты все же исходят из того, что самоубийц ни в Пхеньяне, ни в Сеуле нет, и сознательно боевые действия никто начинать не собирается. Хотя в окружении Трампа сейчас рассматривается «опция» превентивного военного удара по КНДР. Но это война, и крупномасштабная, в которой сгорит весь полуостров. Да, американо-южнокорейские союзники скорее всего в ней победят, но это будет пиррова победа на пепелище.

— Насколько вероятен такой сценарий?

 — Когда напряженность высокая, то естественно возрастает возможность начала боевых действий вследствие ошибки, непреднамеренных действий…

— Южная Корея заявила, что намерена форсировать свою программу производства баллистических ракет. Готов ли Сеул создать собственное ядерное оружие? Чем чревата гонка вооружений на Корейском полуострове?

 — Северная и Южная Корея находятся в разных условиях. Южная Корея — военный и политический союзник США. Штаты гарантируют ей безопасность и «ядерный зонтик». А у Северной Кореи этого нет, там говорят: мы одни, нас никто не защищает и угрожают нам ядерным оружием, поэтому мы вынуждены создавать свое ядерное оружие.

Что касается Южной Кореи, то я не уверен, что американцы допустят создание южанами своего ядерного оружия. Горячие головы в Сеуле есть, но со стороны правительственных чиновников, пусть даже самых консервативных, таких откровенных заявлений не звучало. Что касается ракетной программы, то она у Южной Кореи тоже есть. Там с нашей помощью недавно запустили в космос спутник. Есть у них и тактические и оперативно-тактические ракеты, которые покрывают всю территорию Северной Кореи.

— Может ли Япония начать создание собственных ядерных сил?

 — Япония так же, как и Южная Корея, — союзник США, и для нее это как минимум задача не ближайшего времени.

Беседовал Александр Желенин