Украинцам надоело обсуждать «войну»

Ток-шоу на российском ТВ о событиях в Донбассе уже порядком утомили. Впрочем, эта тема телезрителями и на «родине конфликта» воспринимается без энтузиазма.


И на Западе к украинской теме охладели. © СС0 Public Domain

«Подскажите, а в ток-шоу на российских федеральных телевизионных каналах кроме темы Украины бывают еще другие?» — этот вопрос все чаще появляется в соцсетях. Украинская тематика порядком надоела русскому зрителю, слушателю, читателю. События последних трех лет нагромоздили такую кучу хлама в головах людей, что на событие, которое еще недавно воспринималось бы как сенсация, просто могут не обратить внимание. Срабатывает усталость и естественное раздражение. Мозг, наверное, чтобы не закипеть, включает защитные механизмы. Каналы с передачами про Украину многими автоматически перелистываются на другие, но там все те же тематические конкуренты: Трамп, Сирия, Турция и… снова, по очередному кругу — Украина. Приходится смотреть научно-популярное о том, как тигры жрут антилоп.

Как ни странно, аналогичная ситуация в отношении к СМИ наблюдается и на Украине. Уже не принимается так близко к сердцу чья-то боль. Реальные и конкретные когда-то люди на Донбассе со своими проблемами, наравне с «боевиками-сепаратистами» и «их помощниками — российскими военными», превратились в заезженные стереотипы. Потеряло популярность военное волонтерство, к активистам этого движения относятся как к назойливым продавцам гербалайфа. Все больше людей отмежевывают свои личные вопросы от общенациональных. Не интересно. Интересно, что дальше и как выжить. Исключение составляют особо идейные и люди, имеющие родных и близких в зоне конфликта.

Представители старшего поколения вспомнили, что в советские времена в аббревиатуре СМИ была еще одна буква, которую когда-то потеряли, а сейчас снова нашли. И она, эта буква сейчас является главной и правит бал в информационном пространстве как Украины, так и России. «Средства Массовой Информации и Пропаганды — социальные институты (пресса, книжные издательства, агентства, кино, радио, телевидение и т. д.), обеспечивающие сбор, обработку и распространение информации в массовом масштабе на основе закономерностей того общества, в котором они функционируют», — такая формулировка приводилась в «Словаре научного коммунизма».

Пропагандистские колеса России и Украины выпускники одной школы, за одной партой сидели. У обывателей складывается впечатление, что они выдают на гора продукцию с одного склада, только знаки менять успевай — туда плюс, сюда минус. Абсолютно идентичная информация и способы подачи. Если, к примеру, телеканал «Украина» сообщает, что «боевики ОРДЛО при поддержке российских военных» и с применением запрещенного оружия разбомбили подстанцию под Авдеевкой, можно быть уверенным, РТР выбросит в эфир сюжет о том, что представители ВСУ сделали то же самое. Россияне, заглядывая в украинский телевизор, смеются над своим образом, а украинцы не узнают себя в российском. Нет, это не мы, мы не такие. Карикатуры Кукрыниксов молча отдыхают в сторонке.

Хотя, пожалуй, российские пропагандисты начали переигрывать своих украинских коллег, возможно, это связано с более качественным финансированием. Ну, например, в последнее время на российском ТВ начали применять такой прием — вытаскивать в студию какого-нибудь именитого «русофоба», причем из числа собственных «предателей», такого, чтобы «повредней», и он говорит примерно такое: «Надо сделать так, чтобы карьера любого западного политика немедленно прекращалась после того, как выскажется с симпатиями в адрес России. Не Путина — именно России. Ответственность должна быть, как за отрицание Холокоста или восхваление нацизма». Ну, после его слов аудитория количеством не менее чем в полстраны готова на танках снова до Берлина дойти, но при этом и «свобода слова» обеспечена.

Что касается ослабления внимания к украинской теме, это отмечают и на Западе. «Необходимо реалистично смотреть на то, что поддержка Украины несколько уменьшается, возрастает усталость от Украины в некоторых слоях западноевропейской общественности. Это большой успех российской пропаганды, которая показывает Украину как что-то непонятное. Путин говорит об Украине как о каком-то штучном образовании, ненастоящем государстве. К сожалению, эта пропаганда успешна в некоторых частях Европы», — сказал на пресс-конференции в Киеве сопредседатель правления Фонда им. Генриха Бёлля (Берлин) Ральф Фюкс.

По его словам, международная поддержка Украины, которая базируется на оси «Берлин-Брюссель-Вашингтон», помогает осуществлять дипломатическое и экономическое давление на Россию. Однако ситуация вокруг выборов в европейских странах в 2017 году может привести к тому, что уровень поддержки Украины продолжит снижаться.

А потому на Украине все чаще начали задавать вопрос: «Так Запад нам поможет или бросит?» Прямых ответов никто не дает, но дипломатичные предложения тревожно звучат для Порошенко, основные позиции которого базируются на поддержке Европы и США. Польша и Великобритания предложили украинской стороне альтернативный вариант переговоров относительно Донбасса.

«Мы еще не договорились о новом формате, но, конечно, как я и сказал, мы будем проводить оценку результатов имплементации Минских соглашений, а также оценку работы „нормандского формата“… У нас есть надежда на возможность открыть дискуссию о новом формате разрешения ситуации на Донбассе. Но решение, безусловно, за министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным, президентом Порошенко и украинскими властями», — заявил министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский в ходе совместной пресс-конференции с главой МИД Украины и британским коллегой Борисом Джонсоном в Киеве.

Что за формат такой — не очень понятно, но ясно, что Польша и Объединенное Королевство больше не горят желанием решать проблемы Украины и готовы предоставить ей возможность «выруливать» самостоятельно. Во всяком случае именно так трактовали это заявление большинство украинских политиков.

Еще печальней звучат прогнозы, что президентские выборы во Франции могут закончиться победой пророссийского кандидата, а Ангела Меркель, возможно, больше не будет канцлером, и насколько сильно в дальнейшем Германия будет поддерживать Украину — это на сегодняшний момент открытый вопрос.

Как президент Украины собирается решать проблемы с потерей «друзей» на «внешнем рынке» пока не понятно, а вот внутри страны он предпринял серьезные меры предосторожности. Ведь самое страшное, если украинцы перестанут верить, что Россия — это первый враг. И хоть этот постулат уже успел прижиться в сознании многих, Петр Алексеевич решил подстраховаться.

25 февраля на Украине утверждена новая доктрина информационной безопасности. Одна из основных целей — противодействие «влиянию России», а также кибератакам, которые «русские хакеры организуют против Украины».

Документ включает в себя ряд указаний различным министерствам, которые направлены на укрепление позиции Украины и ее защиту в информационном пространстве. Одна из основных задач, которые ставятся в Указе президента № 47 — противодействие «разрушительному информационному влиянию РФ в условиях развязанной ею гибридной войны».

«Применение Российской Федерацией технологий гибридной войны против Украины превратило информационную сферу в ключевую арену противоборства. Именно против Украины Российская Федерация использует новейшие информационные технологии воздействия на сознание граждан, направленные на разжигание национальной и религиозной розни, пропаганду агрессивной войны, изменение конституционного строя насильственным путем или нарушение суверенитета и территориальной целостности Украины», — говорится в документе.

В обязанности украинского Мининформполитики, в соответствии с доктриной, теперь будет входить организация и обеспечение мониторинга СМИ и общедоступных ресурсов на Украине. Их публикации будут отслеживать на предмет распространения запрещенной в стране информации. При этом в документе не уточняется, что подразумевается под этим термином.

На этом фоне, следует из доктрины, работа местных СМИ должна быть отрегулирована, а сами они при необходимости «могут быть задействованы для военных нужд и проведения разъяснительной работы среди войск и населения». Формулировки документа размыты и при необходимости могут расширять возможность трактовки до полного запрета всего русского и наказания нарушителей по статье 111 — государственная измена.

Подходит и время, выбранное Порошенко для принятия доктрины, в которой прописаны довольно жесткие меры по регулированию СМИ и интернета. По словам экспертов, если бы страна не переживала столь сложный социально-экономический период, то общество могло встретить документ крайне негативно.

«Порошенко использовал достаточно яркие события для отвлечения общества. Если месяц назад это были бои под Авдеевкой, то на момент подписания документа это захват очередного участка серой зоны в Донбассе и Донецкой фильтровальной станции, — комментирует для „Росбалта“ принятие документа харьковский социолог Олег Пухарцев. — Хотя для рядового украинца вопрос информационной безопасности стоит на каком-нибудь первом с конца списка месте».

Однако при такой массовой трудовой миграции, когда около 15% населения находится на заработках вне страны почти постоянно, и это самая трудоспособная и перспективная часть граждан, воздействовать на ее сознание представляется затруднительным, считает эксперт.

В украинском интернете набирает популярность ролик о грустных перспективах простого народа, этакий жанр устного творчества: дочь отправить работать в Польшу, сына воевать в АТО, а самому пытаться рассчитаться за выросшую за последний год в три раза «коммуналку». Вот как раз для запрета такого неудобного контента и принята, видимо, новая информационная доктрина. И кто его знает, что можно будет увидеть в украинском «ящике» спустя некоторое время. Может то, что есть сейчас, покажется верхом свободомыслия и объективности.

Валентин Корж
 

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru