Французская ошибка Кремля

В Москве продолжают оценивать западных политиков по их предвыборным заявлениям, несмотря на разочарование в Дональде Трампе.


Внимание к первым президентским теледебатам во Франции у нас оказалось выше, чем у французских политиков к России. © Фото из твиттера Эммануэля Макрона

Конституционный совет Франции зарегистрировал на предстоящих 23 апреля выборах главы республики 11 кандидатов. Пятеро из них уже успели сразиться в первых теледебатах. Победителем (правда, весьма условным) по их итогам пресса признала Эммануэля Макрона.

В публичной дискуссии также приняли участие национал-популист Марин Ле Пен, кандидат от правоцентристов Франсуа Фийон, социалист Бенуа Амон и представитель Левой партии Жан-Люк Меланшон.

Главные темы обсуждения, разумеется, международной политики не касались. Речь шла про проблемы, волнующие рядовых французов: занятость, налоги, безопасность, популистское предложение Макрона принять закон о «безусловном базовом доходе», который позволит не бояться потери работы, ну и, разумеется, ограничении миграции, что является коньком Марин Ле Пен.

Спорили кандидаты ожесточенно, позволяя себе личные выпады против оппонентов. Особенно остро дискутировали Ле Пен и Макрон. И это неудивительно, поскольку по соцопросам они пока остаются фаворитами первого тура.

Однако никто из пятерки кандидатов-лидеров (не говоря уже про шестерых аутсайдеров, зарегистрированных кандидатами, но не приглашенных на теледебаты) не имеет шансов победить сразу в первом туре. Так что борьба сейчас идет как раз за то, кто займет первые два места и выйдет во второй тур, который пройдет 7 мая. Там-то и решится, кто же въедет в Елисейский дворец на ближайшие пять лет.

И вот тогда-то страна может пережить большие перемены. В том числе, в области внешней политики. Например, Марин Ле Пен обещает, что Франция под ее руководством выйдет из Евросоюза, будет дополнительно вооружаться и признает Крым. В свою очередь Жан-Люк Меланшон обещает полностью переучредить государство, ликвидировать президентскую форму правления («тирании», как он ее называет), создать парламентскую республику и, возможно, выйти из НАТО.

Что касается России, то не одна Ле Пен готова занять «гибкую позицию» по Крыму. На дебатах Меланшон вместе с известным своими пророссийскими взглядами Франсуа Фийоном согласились с тем, что можно попробовать пересмотреть и заново обсудить вопрос об украино-российской границе.

Казалось бы, российские СМИ должны подхватить эту «благую весть» и расширить за счет Меланшона круг «приемлемых» для Кремля кандидатов в президенты Франции (Ле Пен и Фийон и так уже в этом списке). Однако пропаганде традиционно интереснее всего фавориты. Меланшона в Москве знают слабо, так что по итогам дебатов комментировали лишь заявления Эммануэля Макрона. А он говорил совсем другие вещи — критично высказался о политике России и выступил против сотрудничества с ней.

В итоге фаворита французской президентской гонки услышали даже в Кремле и посчитали нужным прокомментировать его позицию, напомнив европейцам, что они не смогут избежать сотрудничества с Российской Федерацией.

«Мы рассчитываем, что так или иначе в политическом истеблишменте Франции все-таки существует консенсус насчет того, что для решения существующих проблем выстраивание диалога с Москвой является абсолютно безальтернативным пониманием», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Сближение с Москвой никогда ни для какой страны не означало подрыва устоев независимости и суверенитета», — продолжил представитель Кремля.

Правда, последующие слова Пескова могут подкинуть дров в костер опасений Макрона насчет возможности вмешательства России во внутреннюю политику Франции. «Безусловно, нам гораздо больше импонируют высказывания, которые говорят о необходимости налаживания диалога в интересах решения имеющихся проблем», — так представитель президента РФ расставил французских политиков по ранжиру, вольно или невольно совершив то самое вмешательство.

Такая реакция выглядит и преждевременной (до выборов еще целый месяц), и однобокой, поскольку заранее создает России сложности в отношениях с Францией в случае, если пост президента займет Эммануэль Макрон или, например, Бенуа Амон, который сейчас на словах придерживается сходных позиций в отношении политики Кремля.

Казалось бы, совсем недавно у российского правящего класса была возможность понять, чем предвыборные заявления отличаются от реальной политики — на примере Дональда Трампа, разочарование в котором оказалось весьма глубоким. И вот снова Кремль загоняет себя в аналогичную ловушку, похоже, не желая учиться в международной политике даже на собственных совсем недавних ошибках.

Иван Преображенский

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru