В Киеве ищут замену России и дополнение к Евросоюзу

Несмотря на действующую с Европой ЗСТ, объем украинского экспорта в регион за три года упал на 21%, а за два месяца 2017-го уже выбрана половина годовых квот.


Такой рынок сбыта, как российский, даже за несколько лет не заменишь. © Фото Дениса Гольдмана

Премьеры Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы — стран, входящих в ГУАМ, — 27 марта подписали в Киеве протокол о создании Зоны свободной торговли и взаимном признании результатов таможенных процедур.

У многих специалистов это желание Украины «воскресить» ГУАМ вызвало недоумение. Типичная реакция: «Это же ведь еще хуже и бесполезней чем СНГ». Единственным приемлемым объяснением экономисты находят попытку  «разжалобить» США, Японию и некоторые страны центральной Европы и Балтии, напросившись на торговое сотрудничество.

Однако глава украинского правительства Владимир Гройсман выразил надежду, что членам ГУАМ удастся выйти на полномасштабное сотрудничество уже в 2017 году.

«Я говорю об участии наших государств в рамках нового „Шелкового пути“. Нам нужно развивать транспортную инфраструктуру — железнодорожное и автомобильное сообщения, портовую инфраструктуру, — сказал Гройсман на брифинге. — Хотел бы отметить важность Транскаспийского транспортного международного маршрута, тут есть неплохой прогресс. В 2014 году по этому маршруту через территорию Украины прошло 400 вагонов. В прошлом году мы нарастили до 3 тыс. Это только начало, у нас есть серьезный потенциал».

Гройсман подчеркнул, что необходимо в полной мере реализовать подписанную в 2015 году программу сотрудничества ГУАМ и Японии, важно, по его словам, было бы подготовить продолжение рамочной программы сотрудничества с США. «Поддерживаю абсолютно и развитие контактов с Вышеградской четверкой (Польша, Словакия, Венгрия, Чехия). На мой взгляд, это очень перспективное сотрудничество и взаимодействие и, безусловно, с другими государствами центральной Европы и Балтии», — сказал премьер.

Отметим, на всякий случай, что «заодно» все четыре члена ГУАМ, имеют ныне территориальные проблемы (в момент создания организации они были у Азербайджана, Грузии и Молдавии, а теперь в этом «клубе» и Украина), а потому в одном из заявлений прозвучала фраза о «подтверждении суверенитета и территориальной целостности» всех стран четверки, но все же речь на переговорах шла почти исключительно об экономике. Возникает закономерный вопрос — зачем? Ведь Украина наконец-то получила доступ к желанным рынкам Евросоюза, а, кроме этого, в марте украинский парламент 272 голосами поддержал ратификацию закона № 0120 о введении зоны свободной торговли между Украиной и Канадой. Какой смысл развивать еще одну, более чем сомнительную структуру?

Ведь президент Порошенко уверял свой народ, что во внешней торговле страна чувствует себя замечательно и в состоянии обойтись без рынков «государства агрессора», то есть России. Доля украинского экспорта в ЕС растет, перспективы расширяются. Ответ напрашивается сам собой: видимо, «обойтись» не получается или получается, но с катастрофическими для экономики последствиями, и потому-то судорожно ищется замена.

А что говорят цифры? Министерство экономического развития и торговли оценило падение украинского экспорта в 2016 году в 4,6% — до 36,363 млрд долл. (сокращение на 1,8 млрд) по сравнению с 2015-м, что совпадает с оценкой Государственной службы статистики.

В то же время произошло увеличение экспортных поставок продукции АПК и пищевой промышленности на 721,2 млн долл. (на 5%) и легкой промышленности на 63,4 млн долл. (на 7%).

Уменьшение объемов экспорта товаров наблюдалось в металлургическом комплексе (на 1,2 млрд или на 12%), химической промышленности (на 577,1 млн долл. или на 22,7%), машиностроении (на 439,3 млн или на 9,2%).

В экспорте товаров в страны Евросоюза действительно наблюдался рост объемов в большинстве отраслей, за исключением минеральной продукции и химической промышленности, но, как видим, общее падение экспорта он не компенсировал.

В 2016 году больше всего увеличились поставки в ЕС различных промышленных товаров (на 149,7 млн долл.), продукции машиностроения (на 125 млн), древесины и бумаги (на 103,8 млн), продукции легкой промышленности (на 76,4 млн) и продукции АПК и пищевой промышленности (на 73,8 млн долл.).

Доля России в украинском экспорте товаров составила всего 9,9%, а в 2015 году было 12,7%.

В общей сложности дефицит внешней торговли товарами в Украине в 2016 году составил 2,886 млрд долл. против 610,7 млн профицита за 2015 год.

Но оставим 2016-й, он уже в прошлом. На днях украинский Госстат  сообщил, что экспорт товаров из Украины в январе 2017 года к январю 2016 года вырос на 48,1% — до 3,026 миллиарда долларов! Тут начинается самое интересное: вроде радоваться нужно таким положительным тенденциям, а некоторые наоборот — испугались.

«Украина уже исчерпала половину годовых квот на экспорт продукции! — пишет на своей странице в Фейсбук депутат Верховной рады, вице-премьер  в 2012—2014 годах Александр Вилкул. — За 2 месяца наши аграрии в полном объеме использовали годовые квоты на экспорт в Евросоюз сахара, зерновых, меда, а также ячменной, кукурузной и пшеничной муки. Вот так: год только начался, а рынок ЕС для льготной поставки этих продуктов уже закрыт. Продавать можно и больше, но уже с пошлинами, которые лишают отечественные товары конкурентного преимущества».

Также, по его данным, на 90% исчерпан объем поставок виноградных и яблочных соков, экспортировано свыше половины объемов консервированных томатов, сливочного масла и молочных паст в рамках разрешенных квот. При этом уже второй год украинские производители свинины, говядины и баранины не имеют доступа на рынок ЕС. «С кем же Украина будет торговать целый год? Кому мы продадим новый урожай 2017 года и на каких условиях?» — задается вопросом Вилкул.

Какими бы ни были лозунги, современные войны реально идут за рынки сбыта. И только Украина добровольно их теряет, считает украинский политик. По его прикидкам, за три года экспорт в Европу упал на 21%. Подписав Соглашение об ассоциации, Украина разрешила европейцам поставлять на свой рынок продукцию без ограничений, а украинские производители ограничены сложной сертификацией и квотами, половину из которых уже исчерпали за два месяца.

«Чтобы наша страна развивалась, чтобы создавались рабочие места, инициирую пересмотр торговых соглашений с ЕС. Надо начинать прагматично отстаивать национальные интересы. Вот факты: в 2013 году в ЕС Украина поставляла товаров на 17,1 млрд долл., а в 2016 — на 13,5 млрд долл.», — пишет Вилкул.

Следует напомнить, что экономические проблемы украинского экспорта значительно осложнены двумя важными событиями. Первое — это потеря финансовых поступлений от донбасских предприятий (хотя до сих пор большинство из них платили налоги в Киеве) и, скорее всего, окончательная потеря самих предприятий. Впервые за время российско-украинского конфликта опубликованы официальные данные о потерях украинского экспорта из-за «оккупации» территорий Донбасса (надо полагать, львиная доля приходится на него) и Крыма. Минэкономразвития оценил  их в 12,9 млрд долларов при общих потерях экспорта в 25,2 млрд долларов за три года.

Второе — вполне возможно, что оно стало следствием первого. После поддержки официальным Киевом, то есть президентом Порошенко и Совбезом, блокады торговли с Донбассом и введения санкций против российских банков на Украине, МВФ приостановил кредитование на неопределенный срок. Вопрос о выделении очередного транша был внезапно снят с повестки дня Совета директоров Фонда 18 марта без внятного обоснования. Под угрозой оказалось само сотрудничество с Международным валютным фондом, которое на сегодняшний день является гарантией того, что следующие три года Украина переживет выплаты по государственному долгу без лишнего стресса для валютного рынка и финансовой стабильности в целом.

А отдавать нужно немало. По словам заместителя главы Национального банка Украины Олега Чурия, в ближайшие 3 года Украине предстоит выплатить в счет погашения и обслуживания госдолга до 12,5 миллиарда долларов США. В том числе, в 2017 году — около 2,2 млрд, в 2018 — 4,1 млрд, в 2019 — 6,1 млрд долларов.

При этом высокопоставленный чиновник напомнил, что объем международных резервов на начало марта составил 15 миллиардов долларов, что покрывает объем предстоящих выплат. «Однако в случае негативного поворота событий, НБУ может быть вынужден также использовать резервы для сглаживания дисбалансов на валютном рынке. Именно на такие случаи желательно, чтобы объем резервов заметно превышал объем выплат по госдолгу», — резюмировал Чурий.

Нужно отметить, правительство Гройсмана на удивление «держит нос по ветру». Оперативно предупреждая возмущения депутатского корпуса по поводу ситуации с экспортом, 28 марта первый вице-премьер — министр экономического развития и торговли Степан Кубив презентовал проект экспортной стратегии в Киеве. Неизвестно, будет ли проект иметь практический успех, но он уже есть.

«Документ должен быть практичным и носить характер операционной программы, которая меняется и корректируется в ситуации конкретного времени. Она должна включать минимизацию коррупции и прозрачные финансы — то, что мы должны сегодня делать», — сказал он.

По словам торгового представителя Украины Натальи Микольской, экспортная стратегия разработана на 5 лет и предусматривает выполнение 56 первоочередных задач по развитию экспорта. При этом в разработке стратегии принимали участие более 40 государственных и негосударственных институтов.

Стратегия определяет перспективные рынки для украинского экспорта, среди которых ключевое место занимают 28 стран ЕС — важнейшие внешнеэкономические партнеры страны. Среди других стран наиболее перспективными названы США, Китай, Турция, Япония, Израиль и Индия.

Однако при этом существенное противоречие между взглядами на Стратегию ее разработчиков и практических пользователей, то есть правительства, сразу бросается в глаза.

«Мы хотели бы подчеркнуть один принципиальный момент. Стратегия не содержит конкретного перечня секторов или конкретных товаров, экспорт которых должно прямо поддерживать государство. И на это есть несколько причин, — пояснил один из авторов документа Игорь Бураковский, глава правления ГО „Институт экономических исследований и политических консультаций“. — Мы считаем, что государственная поддержка в условиях современной Украины пока что несет существенные коррупционные (и не только) риски, с чем страна активно борется. Создавать новый источник таких рисков, использовав Стратегию как ширму, было бы ошибкой».

Но «практики» из Минэкономразвития Украины, видимо, решили по-своему, очертив в документе в деталях круг приоритетов:

 — Сектор информационных и коммуникационных технологий (центры по разработке ПО, научно-исследовательские центры и пр.)
 — Сектор креативных услуг (услуги по рекламе, PR, дизайн, кино- и модная индустрия, издательское дело и др.). Сектор туризма (эко-туризм, приключенческий, культурный, деловой, образовательный).
 — Сектор технического обслуживания и ремонта воздушных судов.
 — Сектор производства запчастей для аэрокосмической и авиапромышленности.
 — Сектор машиностроения (турбовинтовые и газотурбинные двигатели, насосы, кабели, транспортные средства, ж/д и трамвайные локомотивы).
 — Сектор пищевой промышленности (сырье, готовая продукция).

В общем, программа поддержки украинского экспорта продекларирована, но в ней нет самого главного: нет четкого рецепта — какие рычаги использовать в борьбе за внешние рынки сбыта? А еще, чтобы продавать за рубеж что-то, например, зерно, его еще нужно вырастить. Для того, чтобы вырастить, нужны удобрения. Очень весомую часть удобрений Украина закупает не где-нибудь, а в России. Делать их у себя можно, но цены на природный газ — основное сырье для производства удобрений, делают их неконкурентными по себестоимости.

К тому же, как сообщил «Росбалту» внушающий доверие источник, организаторы блокады Донбасса не забыли о своем ультиматуме правительству Украины. Они обещали с 2 апреля приступить к прекращению торговли с Россией. В планах активистов было блокировать движение грузов на границе с РФ. И ведь могут. Тогда точно уж работягам на заводе не придется играть в свою любимую игру домино, потому что по ее принципу «сложится», пожалуй, абсолютное большинство украинских предприятий. Будут вам и удобрения из братских стран, и уголь с антрацитом!

Валентин Корж

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Правительство РФ утвердило стратегию развития экспорта гражданского авиапрома