«Карабахцы» взяли власть в Ереване

На выборах в Армении победила правящая партия. Блок, выступавший за нормализацию отношений с Азербайджаном, в парламент не прошел. Но Россию итог устроил.


Специальный датчик «отказался» узнавать президента по отпечаткам пальцев, но выиграть это ему не помешало. © Фото с сайта president.am

В Армении завершились выборы в Национальное собрание (парламент) шестого созыва, на которых победу одержала правящая Республиканская партия во главе с нынешним президентом Сержем Саргсяном — по предварительным официальным данным, она набрала 49,12% голосов избирателей. На втором месте — блок «Царукян» с 27,32%. Далее следуют блок «Елк» — 7,77%, и партия «Дашнакцутюн» — 6, 57%.

Таким образом, в парламент Армении попадают 4 политические силы, сумевшие преодолеть необходимый барьер: для политических партий он установлен на уровне 5%, для блоков — 7%. Явка избирателей составила почти 61%. Всего на выборах баллотировались кандидаты от пяти партий и четырех блоков.

Примечательно, что по данным опросов, проведенных незадолго до выборов  Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), а также армянским представительством международной организации Gallup International Association, победу должен был праздновать оппозиционный блок «Царукян», обгонявший правящих «республиканцев» на 5-6%. У других партий и блоков, по опросам, шанса пройти в парламент вообще не было.

Но по итогам голосования «нарисовался» вполне предсказуемый сюжет, поскольку партия власти кинула на выборы весь свой административный ресурс; а, главное, большую популярность бывшего высокопоставленного чиновника «Газпрома» Карена Карапетяна, назначенного недавно премьер-министром страны. За несколько месяцев нового премьера настолько возлюбили в Армении, что его рейтинг многократно превышал рейтинг правящей партии.

Тут стоит отметить, что нынешние выборы в Армении были не вполне обычными. Главная их интрига — переход республики от президентской формы правления к парламентской. То есть первым лицом страны, по истечении полномочий президента Саргсяна в 2018 году, станет премьер-министр, а президенту уготована роль «свадебного генерала».

Так что реальная борьба за власть только начинается: говорят, что Саргсян специально изменил Конституцию, чтобы продолжить свою жизнь в политике в качестве первого лица, то есть премьера. Но если это так, и приемлемый для армянского населения Карапетян останется в пролете, в республике опять начнутся акции протеста с требованием отставки Саргсяна, которого здесь, мягко говоря, не любят.

А если Армения снова станет «майданить», тогда протестному электорату, скорее всего, подсобит олигарх Гагик Царукян, учредивший избирательный блок, носящий его фамилию — он, напомним, в парламент прошел. Царукян, которого Саргсян недавно выжил из армянской политический жизни и пытался убрать из бизнеса, состоит с президентом в плохих отношениях. Соответственно, поддерживать он его не будет, а денег на «неподдержку» не пожалеет.

Таким образом, для относительной стабильности в Армении премьером и сейчас, и после перехода к парламентскому правлению должен оставаться Карапетян — во всяком случае, с позиции сегодняшнего дня ситуация видится именно такой. Ну, а властолюбивый Саргсян, которому Москва обязана вхождением Армении в Евразийский экономический союз, созданием совместной с Россией Объединенной группировки войск и системы противовоздушной обороны, вполне может стать спикером парламента. На  худой конец — оставаться лидером правящей партии.

Заметим, однако, что кто бы ни выиграл выборы — «Республиканская партия» или блок «Царукян», существенной разницы для армянского населения нет. Внешнеполитический курс от этого не изменится: правящая партия с пророссийского вектора не свернет. Царукян же никогда не был одержимым западником, и он достаточно умен для того, чтобы не обострять отношения с Россией, а максимально ее «подоить». Социально-экономическая ситуация в стране тоже останется неизменной, поскольку ни партия власти, ни условная оппозиция не способны выполнить предвыборные обещания.

Не будем забывать и о том, что Армения фактически находится в транспортной блокаде и почти в состоянии войны с Азербайджаном, что сильно тормозит ее экономическое развитие.

Вообще же предвыборная канитель в Армении больше смахивала не на конкуренцию политических партий, а на борьбу олигархических кланов. Чего стоит одно только обещание Царукяна, что в случае победы руководимого им блока его «друзья из разных стран» вложат в Армению инвестиции в размере 15 миллиардов долларов. Ну, а если он, то есть олигарх, не победит, инвестиций не будет. Ничего себе заявление!

У Саргсяна свой клан, но подобных речей он не ведет. Не исключена и «олигархичность» Карапетяна, но он как премьер и довольно удачное и цивильное лицо правящей партии все же ведет себя скромнее Царукяна. Однако его инвестиционная мечта на 2017 год, слегка не дотягивающая до 1 миллиарда долларов, тоже вряд ли осуществима.

Впрочем, бывший газпромовец Карапетян создал фонд «Клуб инвесторов Армении», в который привлечены три десятка бизнесменов из армянской диаспоры России, включая руководителя группы компаний «Ташир» Самвела Карапетяна. По данным Forbes, в прошлом году его состояние оценивалось в 3,8 миллиарда долларов. На сколько «тянет» состояние других богатых армян в России, сказать сложно. Но, вероятно, они не откажутся скинуться на политическое долголетие нынешней власти (читай — Карапетяна), поскольку оно сулит им большие деньги и защиту капиталов.

Но вернемся к собственно выборам. Помимо нескольких тысяч местных наблюдателей, за ними следили 450 международных наблюдателей из 42 стран мира, в том числе более 100 из Европарламента, ПАСЕ и ОБСЕ. По мнению последней, несмотря на «некоторые сложности», голосование прошло в спокойной обстановке, однако «не отличалось повышенным уровнем доверия со стороны избирателей».

Мнение это достаточно анекдотичное, поскольку Генпрокуратура Армении изучила более 2 000 жалоб на нарушение избирательного законодательства и возбудила шесть уголовных дел. Люди жаловались на повторное голосование, неисправность технического оборудования, нарушения в работе участковых избирательных комиссий, и т. д.

Неподготовленность армянских избирательных участков к нормальному ходу голосования испытал на себе и президент Саргсян — из-за неисправности дактилоскопического датчика ему и некоторым другим политикам пришлось вымарать едва ли не все пальцы рук. К примеру, экс-президенту Армении Левону Тер-Петросяну удалось проголосовать лишь с седьмой попытки, а одному из избирателей не хватило 10 пальцев на руках, и он на полном серьезе предложил снять отпечатки с пальцев ног.

Эти и другие менее анекдотичные проколы избирательно процесса не смутили первого заместителя комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константина Затулина. Как заявил он в Ереване, избирательное законодательство Армении носит «инновационный характер» и исключает возможность фальсификаций. «По этой части Армения дала много очков форы всем остальным, я имею в виду процедуру голосования», — сказал он.

Отметим, что в условиях, «исключающих возможность фальсификаций», в парламент прошла всего одна откровенно прозападная сила, выступающая за выход Армении из ЕАЭС —  блок «Елк». Кроме того, правящая партия, в фактическом альянсе с «Дашнакцутюн», получила возможность формирования правительства по собственному усмотрению — голоса «иных» депутатов уже не будут иметь никакого значения.

В-третьих, вне парламента остался блок «Конгресс — НПА», лидером которого является экс-президент Армении Левон Тер-Петросян. И это весьма знаковое событие, означающее, что армянское общество в большинстве своем не «страдает» пацифизмом: блок высокоинтеллектуального экс-президента, имевшего большие шансы на депутатские мандаты, выступал за необходимость нахождения общего языка с Азербайджаном и возвращения ему оккупированных армянами территорий. Собственно, Тер-Петросян очень рисковал, излагая свои миролюбивые теории во время избирательной кампании, за что и «погорел»: соотечественники его не поняли и не приняли.

Зато клан так называемых «карабахцев», то есть выходцев из Нагорного Карабаха, таких как президент Саргсян, премьер Карапетян и другие высокопоставленные лица Армении сохранили власть, усилили свое влияние, что вряд ли будет способствовать быстрому и мирному урегулированию карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов. В общем, в Армении, как и ожидалось, победила сила, а не интеллект.

Тут стоит напомнить, что перед выборами Саргсян летал в Москву на встречу с президентом Путиным. И не просто встретился с ним за чашкой чая на досуге, а, во-первых, предварительно растиражировал посредством СМИ «собственные» соображения о необходимости создания российско-армянского оборонно-промышленного комплекса в Гюмри (Армения), где дислоцирована российская военная база. Вряд ли президент Армении стал выдавать на публику такие идеи, не согласовав их предварительно с российской стороной.

Напомним, Армения считается стратегическим союзником России, и стороны уже создали Объединенную группировку войск и единую систему противовоздушной обороны. В принципе, «инициатива» Саргсяна должна устроить и Москву, и Ереван — исходя из имеющейся геополитической ситуации, сулящей, в большей степени, хаос, чем мир и процветание.

В Ереван — подчеркнем, в преддверии выборов — Саргсян вернулся весьма окрыленным. Потому как Путин заявил о своей уверенности в том, что Армения под руководством нынешнего своего лидера пройдет непростой этап своего развития, связанный с выборами и конституционной реформой. В переводе с дипломатического языка на доступный массам это означает, что Саргсян, как минимум, благополучно досидит свой президентский срок до 2018 года, когда новая Конституция вступит в силу. Ну, а после этого он тоже не станет никем — теплое местечко для него гарантировано: «заслужил», выполнив во время своего президентства все, чего требовала Россия от Армении.

В общем, можно с уверенностью сказать, что Москва результатами выборов довольна. 3 апреля Саргсян направил Путину поздравление по поводу 25-летия установления дипломатических отношений между Арменией и Россией. В нем он торжественно пообещал, что «многогранное армяно-российское сотрудничество, имеющее огромный потенциал, благодаря нашим совместным усилиям будет и впредь углубляться, охватывать все новые сферы плодотворного взаимодействия, что, безусловно, отвечает интересам и чаяниям народов Армении и России».

Он заверил российского президента в том, что курс на дальнейшее укрепление двустороннего сотрудничества «пользуется самой широкой поддержкой общественности наших стран, а атмосфера доверительности и взаимопонимания наших с вами встреч позволяет принимать и реализовывать решения в духе подлинного союзничества».

Судя по результатам парламентских выборов в Армении, Саргсян не погрешил против «официальной истины», но имеет ли она отношение к истинному положению дел в Армении — большой вопрос. Выборы не всегда являются точным индикатором настроения масс, которые в этой республике меняются быстро, причем не на ровном месте, а из-за грубых внешне- и внутриполитических ошибок, которые то и дело допускает в Армении как местная, так и российская власть.

Ирина Джорбенадзе