«Наконец-то в Европе узнают, что в Донбассе война»

В ЛНР погиб наблюдатель из США. Киев и Луганск обвиняют друг друга, но военные по обе стороны фронта допускают, что произошла «обычная случайность».


Хотя в Луганске назвали даже имя «командира диверсантов», но чья на самом деле была эта мина, вряд ли будет установлено. © Стоп-кадр видео

Подрыв машины наблюдателей мониторинговой миссии ОБСЕ на линии разграничения между подконтрольной Киеву частью Луганской области и самопровозглашенной ЛНР обе стороны конфликта расценили как теракт и сошлись на том, что была совершена провокация. Вот только виновных в Киеве и Луганске называют разных.

Виноваты во всем украинские диверсанты, именно они 23 апреля взорвали автомобиль ОБСЕ для того, чтобы дестабилизировать ситуацию. С таким официальным заявлением выступили представители Народной милиции, МВД, Генпрокуратуры и МГБ ЛНР.

Луганские «чекисты» заявили, что уже ни раз предупреждали об угрозе подобной провокации. «Министерство государственной безопасности неоднократно заявляло о том, что спецслужбы Украины делают ставку на методы террористической войны против республик Донбасса и предупреждало о подготовке провокаций против представителей международных организаций», — заявили в МГБ.

Глава МВД ЛНР Игорь Корнет данную версию, естественно, поддержал: «Хочу отметить, что украинская сторона изменила свою тактику. Неоднократно наносила силами диверсионно-разведывательных групп удары по гражданской инфраструктуре: прекрасно помните подрывы линий электропередачи, газопроводов, железных дорог, электрораспределительных станций. Теперь, вы видите, тактика изменилась: ДРГ ВСУ пытаются дестабилизировать обстановку в нашей республике путем нанесения ударов уже по международным наблюдательным миссиям».

Глава ЛНР Игорь Плотницкий был краток, отметив, что «этот взрыв не просто унес жизнь человека, но и поставил под удар всю республику», и пообещал не поддаваться на провокации и не отвечать противнику тем же.

Словами дело не ограничилось и официальные представители Народной милиции обнародовали фото, на которых саперы ЛНР занимаются разминированием местности в районе инцидента.  Согласно их заявлению, военные ликвидировали рядом с местом подрыва автомобиля две противотанковых мины и растяжку. По словам подполковника Андрея Марочко, рядом с местом подрыва обнаружен «наблюдательный пост диверсионно-разведывательной группы вооруженных сил Украины, так называемая „лежка“, с которого диверсанты выслеживали и наблюдали за подрывом экипажа Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ».

У Киева, разумеется, иное мнение. В украинском МИД заявили, что подрыв автомобиля — это попытка России запугать сотрудников Специальной мониторинговой миссии, а секретарь украинского Совбеза Александр Турчинов и вовсе сразу возложил всю ответственность «на Кремль».

Реакция «международного сообщества» в общем-то относительно спокойная, хотя  в сторону «пророссийских сепаратистов» кивают, разумеется, побольше. Как заявил представитель правительства Германии Георг Штрайтер, «на поддерживаемых Россией сепаратистах, которые противозаконно и насильно оккупировали части украинской территории, лежит особая ответственность». Что же касается версии самих наблюдателей, то ее попросту нет. Они лишь констатировали факт подрыва, отметив, что автомобиль наехал «вероятно, на мину», а на «сепаратистскую» или украинскую в ОБСЕ не уточняют. Глава СММ ОБСЕ Эртурул Апакан заявил, что миссия продолжит выполнять возложенные на нее обязанности в зоне боевых действий в Донбассе, несмотря на гибель сотрудника.

Мы решили не ограничиваться официальными заявлениями и попробовали узнать у местных военных и силовиков, чья же мина стала причиной подрыва автомобиля. В беседе с корреспондентом «Росбалта» наш источник в Народной милиции ЛНР сообщил, что определить «хозяина» фугаса просто нереально.

«Это мог быть подрыв на чьей-угодно мине. Их регулярно расставляют в прифронтовой зоне и укры, и мы. Ставим друг на друга чуть ли не каждый день поочередно. Поэтому есть вероятность, что никто достоверно и не знает, чья была конкретно эта мина. Но факт остается фактом, взрыв был, а значит и им, и нам нужно искать крайнего. Крайним, конечно, будет назван противник, а вот виновного вряд ли кто-то назовет и по ту, и по эту линию фронта», — говорит офицер.

Как ни странно и «по ту сторону фронта» у силовиков тоже есть сходные мысли. Правда, наш «соцопрос», по понятным причинам, ограничился всего одним «респондентом».

«Наговорить сейчас можно много, обвиняя друг друга в провокациях. Но лично я считаю, что это была случайность, которую каждая сторона сейчас будет использовать в своих целях, — говорит украинский военный. — Я не отрицаю, что мина была. Не знаю, чья конкретно, не исключаю вариант, что наша. Но уверен, что целью были никак не представители ОБСЕ и не Дейнего, как уже успели заявить сепары. У нас война, в серой зоне особенно опасно, таких штук здесь полно, хотя бы потому, что войну нужно подогревать. Зачем? Все банально, не будет перестрелок, не будут платить за боевые, снимут доплату. Война — это бизнес, это не идеи и лозунги, это способ заработать. Жалко,  конечно, людей, но каждый сам за себя».

А вот сотрудник МГБ ЛНР уверен, что «виноваты укропы». «С вероятностью 99,9% могу сказать, что мину ставили „укропы“. Не факт, конечно, что она была предназначена наблюдателям, возможно, что это был диверсия против наших военных. Сейчас, конечно, это уже не определишь. Но наши склоняются к версии, что целью были именно наблюдатели, а задачей диверсии была необходимость расшатать ситуацию, подлить масла в огонь. Только я не уверен, что это особо отразится на обстановке», — считает офицер.

Донецкие военные также считают наиболее вероятной провокацию со стороны Киева, однако допускают и другие, менее приятные для тех, кто «болеет» за «республиканцев», варианты.

«Вполне вероятно, что имела место провокация со стороны Киева. Я вижу два повода. Первый — это очередное лоббирование идеи вооружения миссии ОБСЕ, то есть желание Киева заслать в Донецк и Луганск „полицаев“. Однако я не вижу  смысла в вооружении наблюдателей, навряд ли их спасли бы от мины автоматы или гранатометы, — говорит корреспонденту „Росбалта“ офицер. — Второй повод — это эскалация конфликта. Как ни крути, но страсти в Луганской области поутихли, перестрелки происходят не так часто как у нас. Киеву же нужна зрелищная картина полноценной войны на Донбассе, ведь именно кровопролитные бои дают возможность оттягивать мирное урегулирование, навязанное Минском».

Но есть еще, по словам нашего «эксперта», и третий вариант, в который военному из «дружественной республики» верить не очень хочется, но своим мнением он все же поделился. «Думаю, что возможна и провокация со стороны Луганска. Подрыв произошел в серой зоне, и если правильно раскрутить тему о том, что эти территории не безопасны из-за украинских диверсантов, то есть шанс под шумок начать расширение границ Луганской республики», — полагает он.

Его коллега из ЛНР, в свою очередь, считает, что таким образом, пусть и ужасным, Европа наконец-то получила сигнал о том, что на самом деле происходит в Донбассе, и, может быть, это наконец-то побудит ее к более активным действиям.

«Когда-то это должно было произойти. Пусть прозвучит грубо, но наконец-то в Европу отправилась весточка о том, что у нас здесь война, — говорит луганский военный. — Три года сотрудники ОБСЕ только  делают, что  наблюдают, составляют отчеты и „высказывают обеспокоенность“. Возможно, их позиция настолько вялая и неактивная, потому что их наблюдатели не видели здесь войну? Как по мне, кроме местных дорогих кабаков и прогулок в безопасных районах они ничего не знали. Сейчас же Европа получила „весточку“ с фронта. Вероятно, что это повлечет за собой с ее стороны активизацию давления на Киев с целью принуждения к миру».

Анна Громова, Луганск-Донецк