Путин и Меркель: диалог ради диалога

Москва и Берлин по-прежнему воспринимают мир с разных точек зрения, хотя и подчеркивают важность двусторонних контактов.


Российский президент и немецкий канцлер решили любезностями не обмениваться. © Фото с сайта kremlin.ru

Центральной темой переговоров Владимира Путина и Ангелы Меркель, по словам немецких источников, должна была стать подготовка к июльскому саммиту G20 в Гамбурге. По крайней мере, этого хотела накануне встречи в Сочи немецкий канцлер. Дело в том, что Германия планировала сделать на «двадцатке» несколько серьезных предложений и для Меркель было важно, чтобы Россия их поддержала. Ну, а в крайнем случае — соблюла бы нейтралитет при обсуждении.

Речь идет о помощи странам Африки, что могло бы ослабить миграционное давление на Европу и создать условия для снижения числа беженцев. Также Меркель хотела бы добиться от коллег по G20 защиты принципов свободной торговли, поговорить о борьбе с климатическими изменениями и, наконец, договориться о принятии новых мер, направленных против отмывания денег. Последняя тема, по мнению немецкой стороны, может быть особенно неприятна для России.

Судя по итоговой пресс-конференции, немецкая делегация в своих опасениях не обманулась. Это стало понятно уже по тому, насколько усталой вышла Ангела Меркель после переговоров с Владимиром Путиным, который, впрочем, тоже казался утомленным, хотя и довольным. Судя по заявлениям лидеров двух стран и ответам на вопросы журналистов, российская сторона сумела тему G20 если не обойти, то, по крайней мере, отодвинуть на дальний план. На первом же оказалась Украина, недаром в зале во время итоговой пресс-конференции на первом ряду в зале оказался российский «куратор» украинской политики и минских переговоров, помощник президента Владислав Сурков.

По Украине позиции сторон, как честно сказала Ангела Меркель, изначально были диаметрально противоположными — такими они, по большому счету и остались. Владимир Путин высказался в пользу прямых переговоров украинских властей и руководства самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик. «Невозможно добиться решения конфликта без прямого диалога», — заявил российский президент. Меркель о такой возможности, понятное дело, говорить не стала, поскольку в Германии эти республики считают марионеточными, подконтрольными Москве.

Обсудили и Сирию, также не озвучив, судя по всему, ни одной новой идеи и не придя к общему мнению. Кроме того, как рассказала Меркель, она говорила с Путиным об «очень отрицательном докладе о том, что происходит с гомосексуалистами в Чечне» и попросила президента РФ, «чтобы он оказал свое влияние с тем, чтобы обеспечить сохранение прав меньшинств».

Говорили также о правах человека в России. И тут Путин также ничего нового не сказал. По его мнению, российские полицейские ведут себя мягче, чем европейские коллеги. Ну, а что касается возможности российского вмешательства в европейские выборы (такой вопрос поступил от немецкой журналистки), то тут российский лидер заверил, что ничего подобного Россия не делает и вновь перевел разговор с политики Кремля на политику Запада. «Нам бы очень хотелось, чтобы и в нашу политическую жизнь никто не вмешивался», — с акцентом на слово «нашу» заявил Путин.

Однако самой, пожалуй, яркой демонстрацией российско-немецких противоречий стали ответы канцлера и президента на вопрос о будущем отношений двух стран, в том числе и экономических. Ни один из лидеров ни словом не обмолвился про санкции. При этом Владимир Путин сразу заговорил о росте двустороннего товарооборота на 43% в прошлом году и о том, что Германия по-прежнему второй по важности торговый партнер России.

Что касается Ангелы Меркель, то она проигнорировала темы экономики и взаимной торговли (так, будто их уже не существует) и заговорила о молодежном обмене. А затем — о важности сохранения и развития форума «Петербургский диалог», демонстрируя, что сейчас в отношениях двух стран кроме этого, может быть, ничего больше и не осталось. «Без такого диалога мы идем к молчанию», — заявила Ангела Меркель.

Собственно, на этом лидеры двух стран и правда замолчали и разошлись. Уставшей и явно недовольной Ангеле Меркель пора было собираться в дорогу, а Владимир Путин остался готовиться к телефонному разговору с американским президентом Дональдом Трампом, который, как специально отметил пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков, никак не связан с встречей с немецким канцлером.

Иван Преображенский