Москва протягивает руку «Мистеру Никто»

Президентские выборы во Франции подтвердили, что антиевропейский драйв и антимигрантские настроения переоценены.


Кремлю будет трудно установить нормальные отношения с новым хозяином Елисейского дворца. © Фото из твиттера Эммануэля Макрона

Бывший инвестиционный банкир, центрист Эммануэль Макрон победил во втором туре президентских выборов во Франции с 66% голосов. Его проигравшая соперница Марин Ле Пен, возглавляющая крайне правый «Национальный фронт», установила новый рекорд, получив более 10 миллионов голосов (34%). В скором времени французских политиков ждет еще одно испытание. В июне пройдут парламентские выборы, по итогам которых станет ясно, удалось ли недавно созданному движению Макрона «Вперед!» закрепиться на политической сцене и прошло ли время традиционных партий.

«Кандидат элиты» против «кандидата России»

 «Все решили после первого тура, что победа Макрона предрешена. И это сыграет с ним злую шутку, если 7 мая его сторонники не дойдут до избирательных участков», — твердили до последнего эксперты из числа сторонников Ле Пен. Этот тезис пользовался особой популярностью в России, где многие попросту отказывались верить в неизбираемость недавней гостьи Владимира Путина. Между тем это касается любого деятеля с фамилией Ле Пен, ассоциирующейся с идеологией одного из самых мрачных периодов истории.

Ни одно социологическое исследование не давало сопернице Макрона больше 40%. Но ее сторонники ссылались то на «брекзит», то на успех Дональда Трампа, перехитрившего все прогнозы. В ход шли даже расчеты некого физика, утверждавшего, что Марин Ле Пен въедет в Елисейский дворец, если во втором туре явка будет низкой, но при этом большинство ее избирателей придут голосовать. И действительно, после того как Макрона поддержали известные политики из правого и левого лагеря, и ему удалось подтвердить свое значительное преимущество по итогам теледебатов, его оппонентам оставалось лишь молиться на законы физики…

Впрочем, победа Макрона не означает удовлетворенность французов прошедшими выборами. Исследования показывают, что в последние месяцы доля респондентов, негативно оценивавших качество предвыборной гонки, достигала 88%, хотя к началу мая этот показатель сократился до 74%. Кампанией интересовались около 70% французов, при этом около четверти избирателей не увидели ни в одном из кандидатов своего президента.

Выбирали между неполиткорректной дамой и новым политиком с неясной идеологией. Макрон как бы предстал в роли компромиссного «спасителя» Франции от расизма, ксенофобии и безграмотности. Но в любом случае очевиден запрос на обновление, коль скоро избиратели не поддержали представителей традиционных партий. Тот факт, что социалисты и правоцентристы, поочередно управляющие Францией, не попали во второй тур, дал экспертам новый повод говорить об упадке классических идеологий и эрозии партийной системы. Каковы же на самом деле тенденции, станет понятнее по итогам парламентских выборов. Свежие исследования показывают, что за возглавляемое Макроном движение «Вперед!» готовы проголосовать 24-26% французов, за «Республиканцев» — 22%, за «Национальный фронт» 21- 22%, за левых радикалов 13-15% и за социалистов 8- 9%.

От «финансового Моцарта» до президента

Макрон — самый молодой президент в истории Франции, ему всего 39 лет. Он родился в Амьене в обеспеченной семье врачей. В Париже он с отличием окончил престижный Лицей Генриха IV, продолжив обучение в Университете Западный Париж — Нантер-ля-Дефанс, Институте политических исследований — кузнице политической и дипломатической элиты Франции, и Национальной школе управления, через которую прошли четыре французских президента, семь премьеров, многочисленные министры и послы.

Работа помощником у известного философа Поля Рикера помогла Макрону завести знакомства. В 2004 году он пришел в министерство экономики, где ему довелось поработать в команде Жака Аттали — доверенного лица нескольких французских президентов. Работа в Rothschild & Cie Banque сделала его миллионером. Его самой прибыльной сделкой стало слияние филиала концерна Pfizer с компанией Nestlé, он получил прозвище «финансового Моцарта».

В 2012 году Макрон вошел в команду президента-социалиста Франсуа Олланда. Получив пост министра экономики в 36 лет, он продолжал заниматься слияниями и поглощениями. Несмотря на связь с социалистами, Макрона всегда считали сторонником либеральной политики. Его главное достижение на министерском посту — закон о росте, деятельности и равенстве экономических возможностей.

В 2016 году Макрон выходит в отставку и создает движение «Вперед!», которое он объявляет «ни правым, ни левым». Его книга-программа «Революция» тут же становится бестселлером. Однако еще год назад его шансы на победу называли призрачными.

Оппоненты считают Макрона «ставленником мировой глобалистской элиты» и «агентом американской финансовой системы». Его упрекают в отсутствии конкретного плана действий. Программа победителя содержит меры и левого, и правого толка. Среди них рост зарплат работников с низкими доходами, увеличение числа учителей на 4-5 тысяч и сотрудников полиции — на 10 тысяч, расширение услуг, оплачиваемых обязательной медицинской страховкой. В то же время в его планах дальнейшая либерализация рынка труда, упразднение 120 тысяч мест в бюджетном секторе, отмена пенсионных льгот для госслужащих, снижение налогов для обеспеченных граждан.

Макрон — еврофил и атлантист, активный сторонник борьбы с терроризмом. России пока нет в списке его приоритетов. В Москве от него явно не ждут смягчения санкций и каких-либо усилий по выведению России из изоляции.

В своей речи после избрания Макрон пообещал противостоять несправедливости и дискриминации, обеспечивать безопасность и единство нации, защищать Европу и европейские ценности. «Франция будет внимательно относиться к международному сотрудничеству и выполнению обязательств в области развития и борьбы с глобальным потеплением. Франция будет в первых рядах борьбы против терроризма», — сказал Макрон.

Как реорганизовать «Нацфронт»?

Впору признать, что антиевропейский драйв и антииммигрантскиие настроения сильно переоценены. Вполне возможно, что это понимает и сама Марин Ле Пен, которая в воскресенье вечером пообещала провести серьезные преобразования в партии. «Национальный фронт должен провести глубокие реформы, чтобы быть на высоте и соответствовать ожиданиям французов», — сказала она.

Детали этой реформы неизвестны. Но вероятно, речь идет о новых попытках «нормализации» «Национального фронта», превращения его в более приемлемую политическую силу. Возглавив партию в 2011 году, Марин Ле Пен стала отходить от наследия своего отца — антисемитизма, гомофобии, явно выраженной ксенофобии. Жан-Мари Ле Пен был исключен из «Нацфронта», а сама эта политическая сила частично избавилась от маргинального образа. Достаточно посмотреть на цифры: 17,79%, которые Жан-Мари Ле Пен получил в 2002 году, соперничая во втором туре президентских выборов с Жаком Шираком, не идут ни в какое сравнение с 34% Марин Ле Пен в 2017-м.

Однако у партии очень высок и антирейтинг: для значительной части электората она остается неприемлемой — ни под каким предлогом. Программные предложения, которые отвергает большинство французов, — это выход из Евросоюза, возвращение франка, возведение внутриевропейских границ, ограничение экономических свобод. По опросам, 58% рассматривают «Национальный фронт» как «опасность для демократии», а 49% воспринимают Марин Ле Пен как представительницу «ксенофобской и националистической ультраправой партии». Рост ее рейтинга приводит к усилению страха перед этой партией. У «Нацфронта» нет серьезных союзников, без которых невозможен приход к власти.

Чего ждать России?

Для начала наверно стоит готовится к развитию скандала вокруг «вмешательства» в избирательную кампанию на стороне «быстроразвивающихся», как выражаются в Кремле, политических сил. Теплый прием Ле Пен в Москве и агрессивная кампания по дискредитации Макрона в российских СМИ лишь усилили подозрения в причастности России к многочисленным хакерским атакам на штаб будущего президента.

Так, перед вторым туром была взломана переписка Макрона и его окружения: в интернет попали тысячи электронных писем, фото и приложений. Власти Франции призвали СМИ не публиковать данные из этого архива. И хотя утечка документов, скорее всего, не могла повлиять на исход выборов, подобные атаки в любом случае чувствительны, поскольку хакеры перемешивают официальные документы с дезинформацией, сея сомнения в чистоте работы кандидата.

Интересно, что в массиве взломанной переписки журналистам удалось обнаружить письма, которые были изменены пользователем по имени Георгий Петрович Рошка. Сообщалось, что человек с таким именем работал в компании «Эврика», производящей вычислительную технику и программное обеспечение для российских государственных органов.

Ранее японская компания Trend Micro подтвердила, что за прошлыми кибератаками на ресурсы Макрона стояла российская хакерская группировка Pawn Storm, также известная как Fancy Bear и APT28. Та же группа совершала кибератаки в других западных странах, в том числе США, где в преддверии президентских выборов была взломана почта Демократической партии. Российские власти неоднократно заявляли, что не вмешиваются во внутренние дела других стран и не имеют отношения к хакерским атакам, однако эта тема остается на слуху.

Владимир Путин направил Макрону свое поздравление, отметив, что ему предстоит возглавить страну в непростой для Европы и для всего мирового сообщества период. В условиях «нарастания угроз терроризма и воинствующего экстремизма», российский президент призывает Францию преодолеть взаимное недоверие и объединить усилия для обеспечения международной стабильности и безопасности. В этих словах — очередной сигнал к диалогу и созданию международной антитеррористической коалиции. Но вот только с преодолением недоверия теперь совсем сложно.

Россия свершено не скрывала своей заинтересованности в ином исходе выборов. При этом кампания по дискредитации Макрона и его семьи вышла далеко за разумные рамки, что не осталось незамеченным и для самого Макрона. Обвинение в распространении лжи и отказ в аккредитации некоторым российским государственным СМИ при его штабе — одно из свидетельств тому. Следует признать, что это не лучший старт для установления официальных отношений с «Мистером Никто», который в начале своей кампании не испытывал к России никакой антипатии.

Юлия Петровская


Читайте также Проигравшая Макрону Ле Пен заявила об участии в президентских выборах 2022 года