Россия и США должны защитить курдов от Турции

Всем силам, заинтересованным в победе в Сирии, необходимо ограничить амбиции Эрдогана, полагает востоковед Михаил Магид.


Курды могут рассматриваться Кремлем как противовес Анкаре. © Фото Евгения Шабанова

За последние дни в Сирии и Ираке произошли достаточно серьезные события, которые могут повлиять не только на ход военных действий против запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство», но и на общий расклад сил в глобальной политике. Об этом в интервью обозревателю «Росбалта» рассказал эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Около двух недель назад турецкая авиация совершила ряд налетов, сопровождавшихся бомбовыми ударами по позициям курдов в Сирии и Ираке. К чему это может привести, учитывая, что курды — одна из основных сил в войне против ИГ?

 — Атака турецких ВВС на курдские объекты в Северной Сирии (Рожава) и в Шенгале, которая привела к гибели нескольких десятков бойцов курдского ополчения и других лиц, поставила ряд вопросов, на которые в настоящий момент нет ответа. Проблема заключается в том, что Отряды народной самообороны Западного Курдистана (ОНСЗК), чьи основные базы находятся в Рожаве, является главной силой, которая ведет борьбу против ИГ на территории Сирии.

Вопреки тому, что, возможно, думают некоторые зрители российских телеканалов, не сирийский президент Башар Асад, который ведет войну на несколько фронтов, а курдское ополчение и близкие к курдам арабские подразделения, объединенные под общим названием «Сирийские демократические силы» (СДС), выступают ядром тех сил, которые в настоящий момент наносят одно за другим поражения боевикам и уже практически окружили «столицу» ИГ Ракку.

При этом характерно, что в ряде мест, в том числе, в районе Ракки, местное арабское суннитское население, которое и было основной социальной базой «Исламского государства», сейчас с радостью встречает отряды СДС. Молодые арабы во множестве вступают в ряды СДС, которая процентов на восемьдесят состоит из курдских формирований, арабские женщины в освобожденных от ИГ населенных пунктах демонстративно сбрасывают паранджи и открыто курят, показывая свое отношение к порядкам, которые насаждало ИГ.

— То есть сейчас уже можно говорить о том, что архаичность этого региона была сильно преувеличена разнообразными экспертами, утверждавшими, что радикальный ислам присущ его жителям?

 — Совершенно верно. Одно дело мечтать о каком-то абстрактном халифате, а другое дело, когда люди реально пожили при порядках, навязанных им исламистами, которые не смогли решить не одной социальной проблемы.

— Насколько серьезны силы СДС?

 — ОНСЗК насчитывают 60 тысяч бойцов, не считая дружественных арабских формирований, и в ближайшее время они намерены довести свою численность до 100 тысяч человек. Лишь только в районе Ракки сражается около 30 тысяч бойцов ОНСЗК и СДС. При этом международная коалиция, основой которой являются США, прикрывает операции курдов с воздуха.

Но если Турция намерена и дальше наносить удары по тылам ОНСЗК, никакое наступление на ИГ невозможно. И это не только политический, но и военный вопрос. Курды не могут наступать, если их тылы бомбит турецкая авиации. В таком случае, в ответ на действия Турции, ОНСЗК вполне способны перенести военные действия на ее собственную территорию. Впрочем, пока ничего подобного не произошло. Курды просто остановили наступление на ИГ на всех фронтах и официально обратились к США и международной коалиции с требованием выразить свое отношение к тому, что произошло.

Если Америка и другие страны и в самом деле хотят ликвидации «Исламского государства», они должны выступить гарантом от повторения подобных атак. Для президента Дональда Трампа это весьма существенный вопрос. Ему необходимо укрепить свой авторитет внутри США, а успешные военные действия против боевиков, которые до сих пор вели курды, в этом помогают. Но если продолжатся турецкие атаки на Рожаву, курды не пойдут на Ракку. Они ясно дали это понять.

— Что же ответили американцы на обращение к ним курдов?

 — США не только защитили Рожаву, разместив на ее границе с Турцией свои войска и приступив к совместному патрулированию границы с курдским ополчением YPG (связанным с РПК Абдуллы Оджалана, находящегося в турецкой тюрьме). Трамп одобрил крупный проект перевооружения сторонников Оджалана. Причина, по которой было принято это решение, состоит в том, что «СДС — единственная организация, способная освободить Ракку в ближайшем будущем», — об этом заявила спикер Пентагона Дана Уайт.

Трамп и члены его кабинета говорили об этом на днях во время встречи в Белом доме с министром обороны США Джеймсом Мэттисом. Чиновники не могли пока сказать СМИ, что именно США намерены передать курдам, но среди ожидаемых вариантов — строительная техника (бульдозеры, инженерное оборудование), эффективное пехотное снаряжение, стрелковое оружие, патроны, переносные радиостанции и т. д.

NBC News сообщил, что Турция будет уведомлена о решении по вооружению сирийских курдских сил и Пентагон предполагает с ее стороны бурную реакцию. Это не удивительно, учитывая, что в Сирии, как было сказано, действует около 60 тысяч курдских бойцов, а в самой Турции ведут партизанскую войну еще несколько десятков тысяч сторонников Оджалана и Автономного Курдистана.

— Какое еще оружие могут поставить курдам американцы?

 — Один из важнейших видов вооружения, показавший свою эффективность в ходе войны в Сирии, это ПТУР «Тоу» (BGM-71 ТOW — управляемый ракетный комплекс). Изначально он был предназначен для поражения танков противника, но его также активно используют для уничтожения снайперов и плотных групп пехоты на линии фронта и в тылу врага. «Тоу» хорошо зарекомендовал себя в ходе военных действий как чуть ли не универсальное оружие. Так вот, США передали курдам значительное количество этих комплексов, с помощью которых курды заставили «летать» турецкие танки в ходе приграничных боев. Дальнейшие поставки этого и другого оружия курдскому ополчению могут существенно изменить соотношение сил в регионе.

— После переговоров в Сочи президента Турции Реджэпа Эрдогана и Владимира Путина российская сторона заявила о практически полном восстановлении отношений с Турцией. По идее, это означает, что и в сирийской войне оба государства вновь становятся не только формальными, но и фактическими союзниками. Откажется ли в этой новой ситуации Россия от поддержки курдов в Сирии? И не возникнет ли там в таком случае противостояние между коалицией Москвы и Анкары с одной стороны, и США, поддерживающих курдов, с другой? Готова ли РФ в Сирии выбрать сегодня союз с Турцией против курдов и США?

 — Пока что Россия действует совершенно иначе, так, что это выглядит как альянс с курдами против турок. Во-первых, РФ разместила свои войска в курдском кантоне Африн, изолированном от других курдских регионов. Сделано это для того, чтобы предотвратить турецкое наступление на Африн. Т.е. действия Москвы совершенно идентичны тем, которые предпринял Вашингтон в сирийских курдских кантонах Джазире и Кобани, где США разместили свои подразделения для недопущения турецкого наступления.

Правда, я должен сказать, что, несмотря на присутствие войск РФ, турки периодически обстреливают курдов в Африне. Но, думаю, пока там стоят российские войска, большого турецкого наступления не будет. Во-вторых, ходят слухи, что РФ намерена заняться обучением курдских формирований в Африне и поставками им оружия, т. е. опять же выполнять совершенно ту же работу, которую американцы проделывают с курдами в Кобани и Джазире.

Иначе говоря, курды могут рассматриваться Кремлем как противовес Турции. В Африне довольно серьезная группировка курдского ополчения, 20 тысяч человек, и если РФ намерена накачать ее оружием, это, конечно, направлено против Турции.

— А в чем тогда может заключаться сотрудничество Москвы и Анкары?

 — Ну, например, сейчас поступает информация, что, подобно тому, как США и Россия ввели войска в курдские кантоны, и тому, как Россия и Иран ввели войска в районы, контролируемые Асадом, Турция может ввести войска в «зеленую зону», занимаемую исламистскими повстанцами в районе Идлиб. Если так случится, это будет означать, что раздел Сирии между крупными державами частично завершен.

Если РФ и Иран не будут мешать Турции контролировать эти регионы и накачивать оружием повстанцев-исламистов, это, может быть, и станет так называемой деэскалацией, о которой в Сочи говорил Эрдоган и реализацией соглашений между РФ, Турцией и Ираном. Останется только поделить районы, которые контролируются ИГ, но вот сделать это без США и курдов будет невозможно. Впрочем, здесь нельзя не отметить, что политика и РФ, и Турции весьма непредсказуема.

Беседовал Александр Желенин