«Страна души» опять боится русских

Новое соглашение между силовиками РФ и Абхазии вызвало ожесточенные нападки на президента Хаджимба, в очередной раз «сдавшего суверенитет республики».


Абхазы считают, что военные структуры республики Россия под себя уже подмяла. © Фото с сайта mdapsny.org

В конце прошлой недели в Сочи было подписано соглашение о создании совместного информационно-координационного центра (ИКЦ)  правоохранительных органов России и частично признанной Абхазии. Формирование этой новой структуры предусмотрено договором о союзничестве между двумя странами. По официальным данным, ИКЦ создается для обмена важной оперативной информацией, межгосударственного розыска и выдачи лиц, скрывающихся от следствия. В общем, ничего особо подозрительного, исходя из названия центра и его официально озвученных функций, вроде бы нет.

Но это — на первый взгляд, считают оппоненты власти в Сухуме. Достаточно напомнить, заявляют они, что текст «невинного» соглашения обсуждался около двух лет, но до уровня, утешительного для абхазов, то есть не ущемляющего суверенитет республики, доведен не был — что бы там ни говорила пророссийская власть «Страны души», начиненной военными базами РФ.

Значительная часть абхазской общественности, политических партий, депутатов парламента настаивала на отсрочке подписания соглашения, но власти двух стран были неумолимы. Чего требуют оппоненты соглашения, и в чем они видят «ущемление суверенитета Абхазии русскими?». И главное: действительно ли ущемляется то, что реально не может считаться суверенитетом, или оппоненты создания ИКЦ с Россией опасаются радикального изменения уклада жизни в Абхазии, где законы пишутся, но не соблюдаются, и все решают кланы?

Вот что говорят те, кому соглашение встало поперек горла, как и многое другое, связанное с Россией. Так, группа депутатов парламента обратилась к президенту Абхазии Раулю Хаджимба и главе МВД Аслану Кобахия с рядом требований, в числе которых — доступ парламента к любой информации, касающейся деятельности центра на территории республики. Кроме того, законодатели желают, чтобы ИКЦ в обязательном порядке и ежегодно предоставлял парламенту отчет о своей деятельности. Любое изменение, вносимое в соглашение, может вступить в силу только после ратификации его парламентом.

А оппозиционная политическая партия «Амцахара» считает, что соглашение не соответствует законодательству Абхазии. Партия подвергла документ детальному разбору по пунктам и выразила недоумение его формулировками. Например, одна из задач центра определяется, как «содействие в осуществлении межгосударственного розыска и выдаче лиц, скрывшихся от уголовного преследования или исполнения приговора», при том, что между генеральными прокуратурами Абхазии и России вышеуказанная практика давно существует, равно как межгосударственный договор о взаимной правовой помощи по уголовным делам. То есть, считает «Амцахара», необходимости создания специального органа просто не существует.
 
Примечательно, подчеркивается в заявлении партии, что ИКЦ должен ежегодно представлять на рассмотрение в Министерство Российской Федерации по делам Северного Кавказа и в Министерство финансов Абхазии согласованные с МВД двух стран проект сметы расходов на содержание Центра и отчет о ее исполнении. Вопрос: «С каких пор Республика Абхазия является субъектом Северного Кавказа, и Абхазское государство подотчетно Министерству Российской Федерации по делам Северного Кавказа? Это к вопросу о суверенитете Абхазского государства».

Кроме того, чего стоит содержащийся в  одном пункте соглашения запрет центру участвовать в коммерческой деятельности, но следующий пункт позволяет ему заключать гражданско-правовые договоры, открывать и вести банковские счета, приобретать имущество и распоряжаться им, обращаться с исковыми заявлениями в суд и т.д? «При этом не конкретизируется характер предполагаемых гражданско-правовых договоров, цели открытия банковских счетов и проведения банковских операций, какое имущество он может приобретать, предмет обращения в суд и необходимость участия в судебных разбирательствах. Следует уточнить, что круг участников судебных разбирательств установлен законодательством Республики Абхазия», — говорится в заявлении партии.
 
В нем также подчеркивается, что центр освобождается от прямых налогов и сборов, пошлин и других платежей, взимаемых на территории Абхазии: «Возникает вопрос: если другими статьями этого же соглашения центру априори запрещено заниматься коммерческой деятельностью, от каких пошлин и сборов он может быть освобожден?»

И уж вовсе неприемлемым оппозиционные политики считают наделение должностных лиц, сотрудников центра и членов их семей дипломатическим иммунитетом: «Непонятно, от чего пытаются застраховать российскую часть сотрудников центра и членов их семей разработчики соглашения. … Ни в одном документе не указано, каким законодательством будет руководствоваться центр в своей деятельности, и будет ли он поднадзорен генеральной прокуратуре Республики Абхазия как высшему надзорному органу в соответствии с национальным законодательством?»
 
В общем, «Амцахара», и не она одна, пришла к выводу, что российская сторона создает в республике надгосударственный орган в сфере оперативно-розыскной деятельности, затрагивающей конституционные права и свободы граждан Абхазии, а сотрудники этого органа защищены иммунитетами международной конвенции: «При этом Абхазское государство эту конвенцию не подписывало».

Оппоненты соглашения пришли к выводу, что создание ИКЦ противоречит «национальному законодательству и здравому смыслу». Всю ответственность за «возможные обострения общественно-политической ситуации в стране» партия возлагает на тех, кто подготовил соглашение, и лично на президента  Хаджимба — «гаранта Конституции и законности, не сумевшего обеспечить защиту суверенитета Республики Абхазия и создавшего серьезную опасность нарушения конституционных прав и свобод граждан Республики Абхазия на территории собственной страны».

Масла в огонь подлила и общественная организация «Кяразаа», заявившая, что новая наднациональная структура обладает большими полномочиями, чем прокуратура и МВД Абхазии. Работа ИКЦ, считает она, будет закрытой, поскольку центр неподконтролен абхазским органам власти. В заявлении организации прозвучали угрожающие ноты, касающиеся ответственности президента и главы МВД Абхазии за подписание с Россией вышеуказанного документа.

Разъяснения властей и «придворных» экспертов, направленные на развенчивание критики соглашения, читающейся как «антироссийская», действия не возымели. Но оппоненты создания ИКЦ остались при своем мнении: Абхазия и Россия и так сотрудничают в сфере безопасности в ее самом широком понимании, а посему навязывание «независимому государству» чужого диктата может привести к дестабилизации обстановки с «антироссийским» привкусом.

По сути, Абхазия просто не может сама бороться с преступностью — даже на уровне отдельно взятого населенного пункта. Однако вовсе не из-за дефицита квалифицированных кадров, а в силу устоявшегося уклада жизни, при котором закон — это всего лишь бумажка, своего рода не работающий атрибут несуществующей государственности. А с созданием совместного с Россией центра, который фактически подминает под себя правоохранительные органы, как уже подмял военные, пограничные и таможенные структуры, вся абхазская криминальная «кухня» откроется Москве как на ладони.

Естественно, абхазы этому сопротивляются, как почти всему, что касается тесной смычки с Россией, которую абхазской власти удается протаскивать, несмотря на перманентную революционную ситуацию в мандариновой республике. Но тут — случай особый: прекращение, если таковое состоится, творящегося в Абхазии беспредела, не устраивает определенные «элиты», и под соответствующий протест очень легко подвести угрозу «суверенитету молодого государства» со стороны России, который местная публика весьма рьяно отстаивает. Защищать «государственность» больше не от кого — только от России. Поскольку последняя «грузинскую угрозу» отвела, и надолго: самое время разгуляться самой.

И защитить «своих»: в «Стране души» открывается курортный сезон. Кроме небогатых россиян, она, несмотря на красоты природы, почти никого не привлекает: комфорта — мало, преступности — навалом.

Андрей Николаев