«Асада щелкнули по носу»

Второй удар США по правительственным силам Сирии окончательно убедил американцев в их безнаказанности, отмечает востоковед Михаил Магид.


Саудовская Аравия формирует «арабское НАТО» при поддержке Вашингтона. © Фото из личного архива Михаила Магида

Недавний удар американских ВВС по танковой колонне сирийской армии в районе Ал-Танф еще одно свидетельство в пользу того, что США возвращают себе статус ключевого действующего лица на Ближнем Востоке, одновременно усиливая политическое и военное давление на Иран. Между тем другие страны также активизируют свои военные и дипломатические усилия в этом регионе, а также на международных площадках. В их числе Россия, Турция, Израиль и Саудовская Аравия. О том, как сирийскую войну на ее нынешнем этапе воспринимают по обе стороны океана, обозревателю «Росбалта» рассказал специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Почему американцы вновь нанесли авиаудар по сирийской армии?

 — Я уточню, что это был удар по колонне сирийской армии, иранцам и силам шиитского ополчения в Южной Сирии, в районе Ал-Танф. Дело в том, что южная группировка «зеленых» (антиасадовские повстанцы) тесно связана с американцами. В отличие от северной группы «зеленых» (радикальных исламистов), которых финансируют саудовцы, Катар и Турция.

На юге Сирии действуют американские военные, которые вместе с «зелеными» атакуют «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в России). Поговаривают о подготовке их совместного наступления на ИГ с выходом к Евфрату, о возможной атаке против ИГ в районе Дэр-эз-Зор. В итоге, когда колона сторонников сирийского президента Башара Асада и иранцев из нескольких десятков танков и другой бронетехники попыталась приблизиться к базе южных в Ал-Танф, где находились американские военные, авиация США сожгла асадистскую колонну или какую-то ее часть.

— В чем смысл этой атаки американцев?

 — Асада щелкнули по носу и погнали из Южной Сирии. Это может означать, что значительная часть юга страны для него потеряна. Так же фактически это тест. Это был уже второй удар американцев по Асаду, в результате которого выяснилось, что его можно бить безнаказанно и ничего американцам за это не будет. В принципе, это может спровоцировать их на более широкие действия против союзника России — Асада, особенно в условиях, когда Трампу надо чем-то отбить обвинения в связи с «рашагейтом» (связях с Москвой и ее возможным влиянием на президентские выборы в США).

Сейчас сторонники Асада снова рвутся в Ал-Танф. Это может привести к серии ударов по Асаду со стороны авиации США. Американцы уже предупредили баасистский (сирийский) режим и Иран о том, что отреагируют на их операции в районе Ал-Танф новыми ударами.

— Чем объясняется такая активизация американцев?

 — Об одной причине я уже сказал выше — США готовят наступление отрядов южных повстанцев на Дэр-эз-Зор против ИГ. Это будет комплексная операция и в ней могут принять участие не только повстанцы, но и американцы (это наверняка) и возможно какие-то подразделения ряда арабских государств. Последнее пока не ясно, но полностью исключать вариант использования «арабского НАТО» в такой операции я бы не стал.

Другой важнейший момент заключается в том, что цель американцев — не допустить выхода Асада к границе с Ираком. Дело в том, что и иракский режим, и Дамаск сотрудничают с Ираном. Тысячи иранских солдат и еще больше шиитских ополченцев из разных стран мира, ориентированных на Иран, воюют на стороне нынешнего шиитского режима в Багдаде на стороне алавитского режима Асада против ИГ и заодно против анти-асадовской оппозиции. Режим в Багдаде балансирует между США и Ираном.

На район Ал-Танф пытались наступать не только сторонники Асада, но и иранцы и шиитское ополчение, воюющее в Сирии. Их цель — выход к границе, а значит радикальное упрощение логистики, удешевление помощи Ирана Асаду. И это будет означать создание «шиитского полумесяца» — оси ряда государств и движений: «Хезболла» (Ливан) -Дамаск-Багдад-Тегеран. Это то, чего американцы никак не хотят допустить. И здесь мы подходим к главному, к отношениям Вашингтона и Тегерана.

— Да, ведь президент США Дональд Трамп в рамках своего ближневосточного турне посетил Саудовскую Аравию. Чем вызван этот визит? Только ли усилением экономического сотрудничества Вашингтона и Эр-Рияда?

 — Экономика, конечно, имеет значение. По итогам этого визита заключен контракт на поставку оружия саудитам на 110 млрд долларов (по другим данным на 300 млрд). Эта сделка огромных масштабов, она призвана создать десятки тысяч рабочих мест в американской промышленности и укрепить положение администрации Трампа.

Но, разумеется, политика тоже имеет значение. Саудовская Аравия стремится усилить свои вооруженные силы в условиях противостояния с Ираном, ведь ее армия действует в Йемене против сторонников Ирана — шиитского движения хуситов. Но дело не только в этом. СА при поддержке США мечтают сколотить новый альянс, который уже прозвали «Арабским НАТО». Возможно, в этот альянс кроме саудитов войдут ОАЭ, Иордания, Катар. США намерены оставаться в стороне, но оказывать альянсу широкую поддержку.

— Против кого собираются дружить?

 — Альянс направлен и против ИГ, и, пожалуй, прежде всего, против Ирана. Трамп заявил: «Все нации должны работать вместе, чтобы изолировать Иран, отказывать ему в финансировании терроризма и ждать момента, когда у иранского народа появится справедливое правительство, которого он заслуживает». Это курс на изоляцию Ирана и смещение режима. Цель альянса США и арабских стран состоит именно в том, чтобы ослабить Иран. Дело в том, что Тегеран постепенно создает свою империю, проникая в Сирию и Йемен, где его силы ведут военные действия. Весьма вероятно, что удары по этим силам и их союзникам активизируются.

Таким образом США и Саудовская Аравия попытаются истощить Иран и ограничить его влияние. Администрация Трампа очень серьезно настроена против Ирана, и это, конечно, опасно и для его союзников, включая Асада.

— Что ждет Асада?

 — Скорее всего, любые попытки Асада выйти на границы с Ираком будут жестко пресекаться. Более того. В условиях такого жесткого масштабного противостояния США и Ирана, Асаду, как союзнику Ирана, ничего хорошего ждать от США не приходится. Наконец, активность Трампа имеет значение и в контексте скандалов внутри Америки. Нынешнему президенту США важно показать, что он — сильный военный вождь, а не «российская марионетка».

— Что при таком раскладе будет с курдами, активно участвующими в войне с ИГ?

 — В иранском Курдистане проживает 8-10 миллионов курдов. Пока Рабочая партия Курдистана (РПК) и связанные с ней группы воюют в Турции и Сирии, Ирану со стороны курдов вряд ли что-то угрожает. Курды не могут вести военные действия сразу на всех фронтах. Поэтому курды РПК предлагали Ирану переговоры. Речь идет не о курдском государстве, но об автономии Иранского (Восточного) Курдистана и о прекращении нарушений прав человека в отношении иранских курдов. Последних в Иране преследуют, курдских активистов периодически приговаривают к смертной казни в этой стране. Но Иран не склонен уступать.

Гипотетически, ради усиления давления на Иран и ради того, чтобы усилить курдское влияние в Иране, американцы могут помочь курдам Сирии и Турции добиться какого-то примирения с турецким руководством и поддержать усилия по прекращению гражданской войны в Турции между правительством и РПК. Но для этого американцам, если они действительно в этом заинтересованы, придется приложить большие усилия. Подобное возможно, но это — чрезвычайно сложная задача. Не факт, что у них получится.

— Как на это посмотрит Россия? Последнее время сообщения о наших успехах на Ближнем Востоке почти исчезли из новостей.

 — Россия сейчас ведет переговоры с президентом Турции Реджепом Эрдоганом по ситуации в Сирии. Ранее был придуман формат — переговоры в Астане, трехстороннее соглашение, фактически раздел Сирии на зоны влияния между тремя государствами — Турцией, РФ и Ираном. Но в этих переговорах не участвовали ни США, которые контролируют с помощью курдов и южных повстанцев огромную часть Сирии и являются самой мощной военно-политической и дипломатической силой и в регионе, и в мире, ни Израиль, который регулярно бомбит Асада, ни курды.

Формат Астаны был бы находкой для времен президентства Барака Обамы, когда американское влияние в регионе стало минимальным. Но сейчас, когда США снова включились в региональную политику с удвоенной энергией и в условиях, когда острие этой политики направлено против Ирана, а значит и против его союзников (Асада и, по факту, РФ), этот формат имеет ограниченное значение.

Думаю, Кремль ведет сейчас переговоры с Эрдоганом о ситуации на севере Сирии. Там есть две «зеленые зоны». Одна (треугольник Баб-Джараблус-Азаз) контролируется Анкарой. По сообщениям турецкой прессы, там сейчас силами турецких войск специального назначения готовится 10-тысячная группировка ССА (Сирийская Свободная Армия). Там же курды жалуются на этнические чистки и репрессии. Рядом в курдском кантоне Африн Россия помогает 20-тысячной курдской группировке и прикрывает ее от турецкого наступления.

Сейчас решается вопрос, что будет со второй «зеленой зоной» анти-асадовской оппозиции — районом Идлиб. Курды планировали наступать туда, а РФ не возражала. Тогда турки заявили, что они сами войдут в Идлиб. Москва имеет влияние на решение этого вопроса, поэтому в условиях ее сближения с Анкарой может реализоваться именно второй вариант.

Но со стороны США России грозят санкции за Сирию, за поддержку Ирана, вообще за что угодно. И если для американского президента и его советника и зятя Джареда Кушнера (крайнего сторонника Израиля, имеющего принципиальное влияние на политику Трампа), Иран превратился в главного врага, то ждать можно что угодно.

Беседовал Александр Желенин