Разговор без нежностей

Владимир Путин и Эммануэль Макрон зафиксировали несхожесть позиций практически по всем вопросам, кроме Сирии.


Президенты России и Франции после встречи в Версале общались с журналистами предельно откровенно — как в годы «холодной войны». © Фото с сайта президента Франции

Недавно избранный французский президент совершенно неожиданно для всех позвал своего российского коллегу в Париж. Многие политики и дипломаты были уверены, что лидеры двух стран еще долго не станут устанавливать прямые отношения: слишком откровенно Москва поддерживала конкурентов Эммануэля Макрона. Французский лидер, в свою очередь, весьма жестко высказывался о России и ее руководстве. И вдруг, сразу после серии встреч с западными коллегами, Эммануэль Макрон зовет в гости Владимира Путина.

Такой поворот сразу породил конспирологические слухи. Мол, у французов есть некий хитрый план как, не теряя лица, примириться с Россией и получить от этого какие-то внешнеполитические и экономические бонусы. Якобы Путин и Макрон могут сесть за стол переговоров злейшими врагами, а выйти из-за него лучшими друзьями.

В реальности каждый преследовал свои цели. Владимир Путин, даже опасаясь дипломатической ловушки, должен был ехать в Париж. После того как предыдущий президент Франции Франсуа Олланд демонстративно отменил свое приглашение, российскому лидеру надо было показать, что новый французский лидер мечтает пообщаться с гостем из Москвы практически сразу после избрания. Так велик ее вес в международной политике, что с ней, мол, не считаться нельзя. В конце концов, этот статус — основа рейтинга Владимира Путина на родине, а в марте 2018 года у него президентские выборы.

Что касается Макрона, то во Франции в разгаре парламентская избирательная кампания. Его политическое движение «Вперед!» имеет все шансы на победу, если недавно избранный президент сохранит высокий личный рейтинг и сможет им поделиться с однопартийцами. Рейтинг этот он повышает за счет внешнеполитической активности — другого выхода у Макрона нет. За месяц никаких реформ не проведешь.

Вот французский лидер и «укрощает» политических старичков одного за другим. Вначале у него была исключительно позитивная встреча с немецким канцлером Ангелой Меркель, на которой выяснилось, что Франция, если не в экономике, то в политике, остается «ровней» Германии. Затем Макрон на саммитах НАТО и G7 «держал удар» Дональда Трампа. И тот действительно выглядел как гость из позапрошлого века рядом с молодым и динамичным 39-летним французом.

Дальше из заметных мировых лидеров, на которых можно поднять свой рейтинг, естественным образом «нарисовался» Владимир Путин. Для повышения рейтинга Макрону требовалось только изобразить хозяина и немного свысока «потроллить» российского президента.

Встреча проходила в помпезном Версале, то есть, с точки зрения дипломатического протокола, можно сказать, что по высшему разряду. В течение более чем трех часов Путин и Макрон вели переговоры. Затем предполагалась короткая «культурная программа» с посещением выставки, посвященной Петру I и трехсотлетию установления дипломатических отношений между Францией и Россией. Ну, а сразу после встречи была яркая и запоминающаяся пресс-конференция, на которой лидеры двух стран не постеснялись корректно сказать, что думают друг о друге.

Встреча с прессой была достаточно короткой, но весьма содержательной. Как во время «холодной войны», а точнее, разрядки, лидеры двух стран спокойно зафиксировали несхожесть позиций практически по всем вопросам, кроме Сирии. Если говорить о Владимире Путине, то он прямо рассказал, что не видит ничего плохо в том, что принимал в Москве Марин Ле Пен, в то время как во Франции шла президентская предвыборная кампания. «Она публично всегда занимала позицию на развитие отношений с нашей страной», — коротко и просто объяснил российский президент свою симпатию к французской национал-популистке.

Путин также успел высказаться и об Украине, хотя его о ней никто не спрашивал. Причем дважды, первый раз назвав французскую королеву, дочь киевского князя Ярослава Мудрого «русской княжной», а второй — рассказав свой взгляд на Минские соглашения.

Макрон, в свою очередь, также был предельно конкретен. Для начала он на пресс-конференции назвал беседу «открытой и откровенной», и сделал российскому коллеге комплимент, признав, что ключевые вопросы международной политики должны решаться в диалоге с Москвой. Затем французский лидер, впрочем, напомнил, что на недавней встрече на Сицилии лидеры G7 согласились с тем, что санкции против России вполне могут быть усилены.

Дальше Макрон уточнил, что лидеры «все друг другу сказали» и были очень откровенны. Тут явно подразумевалось, что все (то есть все возможные упреки) озвучил как раз он — французский президент. Иначе зачем бы он затем рассказал, что попенял Путину и на положение некоммерческих организаций в России, и на ужасающую ситуацию с правами (включая и право на жизнь) геев в Чечне.

Ну, а вопросы журналистов помогли французскому президенту вернуться к недавней предвыборной кампании и сообщить, что такие российские СМИ как Russia Today и информагентство «Спутник» он считает не просто клеветническими. По его мнению, это вообще не средства массовой информации и работают там вовсе не журналисты. Russia Today и «Спутник» «используются как инструменты влияния и пропаганды», а не как классические медиа, подчеркнул Макрон, обращаясь формально к журналистке, но в реальности повернувшись вполоборота к Владимиру Путину. И российский лидер промолчал, не пожелав спорить. Видно было, что на эту тему они уже успели поговорить и за закрытыми дверями.

Иван Преображенский