Зачем России «арабское НАТО»?

Хотя многие эксперты вообще не верят в перспективность нового военного альянса исламских стран, однако уже прозвучала версия, что Эр-Рияд пригласил поучаствовать в нем РФ.


Министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман в Москве уже побывал. © Фото с сайта kremlin.ru

После визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, едва ли не все эксперты заговорили о создании под эгидой Вашингтона так называемого «арабского НАТО». Собственно, идея не нова, она, так или иначе, несколько лет продвигалась на вербальном уровне, но не обросла мышцами. Как ни странно, этому поспособствовала администрация предыдущего американского президента Барака Обамы, дистанцировавшаяся от Эр-Рияда и Тель-Авива — главных заинтересованных «лиц» в создании арабского альянса с целью ликвидации влияния Ирана на Ближнем Востоке и отстранения от власти президента Сирии Башара Асада. Реализация этих двух планов имела, вероятно,  еще более дальний прицел — «закат звезды» России в регионе.

Но — тогда не получилось, зато, похоже, свершается сейчас. Трамп, отбросивший дипломатический этикет, по традиции обязывавший его после вступления в должность президента первый визит нанести в соседние страны (Канада, Мексика), решил не ограничивать себя «условностями» — отправился, в первую очередь, в Саудовскую Аравию, напрочь «позабыв», что еще недавно оскорблял мусульманский мир и «исламофобствовал». Что ж, прагматизм и бизнес — в первую очередь, этикет же — «химера», мешающая добиваться цели и идти вперед.

А в Эр-Рияде он зашел далеко. Обаме было «слабо» обобрать Саудовскую Аравию на 350 миллиардов долларов, а Трампу — в самый раз. Именно в такую сумму оценена десятилетняя сделка Вашингтона и Эр-Рияда на поставку последнему разнообразного вооружения. При этом ахнули даже сами американцы, а Трамп и глазом не моргнул: в свете «новой политики» борьбы США с терроризмом и на фоне охлаждения Европы к американским войнам, Вашингтон будет вести их чужими руками — ближневосточного военного альянса.

Основными фигурантами нового военно-политического союза американские эксперты называют Саудовскую Аравию, Египет, ОАЭ и Иорданию. Не исключено также участие Пакистана, Малайзии и мусульманских государств Африки. Имея в виду непрогнозируемость президента Эрдогана, в любой момент к ним может присоединиться и Турция. А воевать «арабское НАТО» будет с Ираком, Сирией, Йеменом, но, главное, с Ираном, имеющим большое влияние на эти три страны. Заинтересованный в эффективности «арабского НАТО» Израиль в него, по понятным причинам, не вступит, но поддерживать и сотрудничать — будет.

Подчеркнем, что формирование нового блока происходит на фоне совместных усилий России, Ирана и фрагментарно — Турции для политического урегулирования в Сирии. Несмотря на это, или, скорее, в силу данного обстоятельства, США продолжают обвинять Иран в поддержке терроризма на Ближнем Востоке. Опосредованно эти обвинения затрагивают и Россию как активного участника альянса с Тегераном. Иран  же сразу «раскусил» намерения Трампа — не реальную борьбу с терроризмом, а выуживание из Саудовской Аравии максимального количества денег под «захлопывание» ИРИ на мировой арене.

Вообще же говорят, что сделка с Эр-Риядом на 350 миллиардов долларов — это часть бизнес-пакета Трампа в отношении государства, готового обманываться и вести непримиримую борьбу с Ираном, перебившим у Саудовской Аравии первенство на Ближнем Востоке ядерным соглашением и снятием части антииранских санкций.

Словом, идею создания «арабского НАТО» можно считать уже проплаченной, однако его эффективность многим видится сомнительной, поскольку речь, фактически, идет не о сугубо арабском, а суннитском военно-политическом блоке, государства которого, во-первых, сильно рознятся с точки зрения уровня вооруженных сил. Во-вторых, арабские государства уже не раз демонстрировали неспособность договариваться друг с другом и закрывать глаза на личные амбиции ради победы «общего дела».

А война амбиций вполне ожидаема, поскольку США делают ставку именно на Саудовскую Аравию, которой, по данным The Washington Post, американская сделка Трампа позволит существенно модернизировать сухопутные войска и военно-морские силы. В номенклатуру американских поставок Эр-Рияду входят боевые корабли прибрежной зоны, противоракетные комплексы THAAD, бронетранспортеры, ракеты, бомбы и т. д. Частично их производство и сборка могут быть налажены в Саудовской Аравии, что поддержит стремление королевства к созданию у себя военной промышленности, но «большую часть оружия и техники из этого списка будут делать американские оборонные подрядчики».

Как считает эксперт американского Центра стратегических и международных исследований Энтони Кордсман, «С точки зрения США, чем сильнее станут саудовские силы сдерживания, тем меньше будет риск военной конфронтации с Ираном». Издание, однако, задается вопросом: «Приведет ли это к подлинной стабильности в регионе, к реальному прогрессу в борьбе с терроризмом и к появлению реальных элементов сдерживания и устрашения Ирана?»

Россия, конечно, не может сочувственно относиться к созданию «арабского НАТО», хотя с его «центром» — Саудовской Аравией — у нее есть конкретные точки соприкосновения. Напомним, что недавно в Москве побывал принц Мухаммед бин Салман — министр обороны Саудовской Аравии и сын ее короля, возможно, даже и наследник престола. Доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзоян подробно разобрал в РИА Новости, какие важнейшие государственные вопросы было поручено обсудить принцу в Москве. Кстати, на днях в российскую столицу наведается и сам король Саудовской Аравии. Среди прочего эксперт пишет: «Судя по всему, принц Мухаммед обсуждал и российское участие в данном проекте», то есть в «арабском НАТО».

С первого взгляда, мысль эта может показаться довольно дикой. Эксперт сам признает, что Москва относится к созданию нового союза очень прохладно: «Во-первых, Кремль в принципе не хочет конфликтовать с Ираном. России, может, не нравятся какие-то аспекты региональной политики Исламской Республики (например, ее отношение к Израилю), но на уровне двусторонних отношений у Москвы и Тегерана нет никаких серьезных противоречий». К тому же, надежность Саудовской Аравии как партнера весьма зыбка.
 
Но, заметим, возможное приглашение России в «арабское НАТО» не так абсурдно, как это может показаться. Во-первых, если альянс все же раскрутится, роль РФ на Ближнем Востоке сильно понизится. Это означает, что Москва, даже ради Тегерана, должна не упускать своего влияния в регионе и договариваться, в первую очередь, с США, которые открыто не участвуют в наметившемся блоке, но будут проводить посредством него собственные политические и финансовые интересы. Но Россия тоже может (естественно, после большого политического торга с американцами) стать «серым кардиналом» арабского военно-политического альянса, потратив на это не колоссальные деньги, а, преимущественно, серьезные дипломатические усилия, подкрепленные торгами по нефти с тем же Эр-Риядом.
 
То есть в контексте нового блока и при условии, что Москва верит в его дееспособность, ей стоит идти на риск и принять неординарные решения. Ординарными же видятся окончательная ставка на Иран без всяких «но», твердое следование своей линии в Сирии и проведение политики, полностью отвергающей партнерство с США в регионе.
 
Словом, в контексте формирования «арабского НАТО» и своего опосредованного участия в нем, Москва должна одним выстрелом убить двух, а, может, и более «зайцев», как это сделал Трамп в Эр-Рияде. Вопрос в том, способен ли Кремль на столь тонкую игру. Или на большую охоту.
 
Ирина Джорбенадзе