Ирану не дадут построить империю

Израиль втягивается в войну в Сирии, а США все ближе к прямому столкновению с Россией, полагает востоковед Михаил Магид.


Тегеран консолидирует шиитские силы от Афганистана до Ливана. © Фото из личного архива Михаила Магида

В войну на Ближнем Востоке вовлекаются страны, которые до сих пор формально не принимали в ней участия. В данном случае, речь, в первую очередь, об Израиле. Довольно долго эта страна дистанцировалась от вооруженного конфликта, который несколько лет идет в непосредственной близости от ее территории. Однако, учитывая, что оба едва ли не основных субъекта этой войны (не считая, конечно, запрещенное в России «Исламское государство») — режим сирийского президента Башара Асада и союзный ему исламистский шиитский Иран — считают своим злейшим врагом Израиль, было понятно, что долго так продолжаться не сможет.

Последние дни подтверждают сказанное. Израиль и прежде наносил отдельные удары по сирийской территории, но буквально на днях ВВС Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) нанесли два мощных удара по войскам Асада и Ирана, в результате которых было уничтожено большое количество живой силы и военной техники.

О том, как участие Израиля в сирийской войне повлияет на развитие событий в регионе, обозревателю «Росбалта» рассказал эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— На ваш взгляд, новая атака израильских ВВС в Сирии — это случайность или закономерность и чем она отличается от предыдущих операций ЦАХАЛа?

 — Израиль далеко не случайно нанес удар по сирийско-иранским силам в районе Кунейтры. Это на самой границе Сирии с Израилем и оккупированными им Голанскими высотами. Этот удар сильно отличался от предыдущих. Дело в том, что прежде Израиль совершал налеты на склады с оружием или базы сил Асада и ливанской шиитской группировки «Хезболла». Но сейчас случилось иное. Зеленые (анти-асадовские сирийские повстанцы-сунниты) начали наступление в районе Кунейтры, в то время как израильтяне обеспечивали им сначала сбор разведданных, запустив дроны, а затем и воздушное прикрытие.

ВВС Израиля нанесли удары в этом районе, уничтожив два танка и разбомбив другие объекты в тылу Асада. Это первая совместная операция израильтян и оппозиции против сил шиитской коалиции, и она может стать моделью для дальнейшей эскалации.

— Но почему именно сейчас?

 — Активизация Израиля связана с усилением позиций иранцев и постепенным превращением Ирака и Сирии (наряду с Южным Ливаном) во фрагменты некой новой иранской империи. Израиль считает своим главным врагом Иран и в течение четверти века ведет боевые действия боевиками «Хезболлы», которые получают от Ирана на содержание до миллиарда долларов в год.

В 2006 году Израиль вел войну против «Хезболлы», которая оказалась для него неудачной. Шиитские партизаны наносили чувствительные удары израильским войскам, сожгли около полусотни знаменитых танков «Меркава» и в течение нескольких недель держали под ракетным обстрелом весь север Израиля, в значительной степени парализовав экономику этой страны.

«Хезболла» — серьезный противник и один из главных военно-политических резервов Ирана. Эта организация играет огромную роль в сирийской войне, выступая на стороне Асада. По некоторым данным, она активно использовались иранским теократическим режимом для подавления Зеленой демократической революции в 2009—2010 годах.

— Осознают ли в Израиле угрозы, которые неизбежно возникают в случае его активного участия в этой войне?

 — Буквально накануне израильского налета руководитель «Хезболлы» Хасан Насралла, сказал, что в случае нового столкновения с Израилем, против последнего будет воевать уже не только его группировка, но сотни тысяч «муджахедов Ближнего Востока», — он имел в виду, конечно, шиитов. Ибо после того, как иранско-асадовские войска пробились к границам Ирака, установилась сухопутная связь между всеми шиитскими силами в регионе — от Афганистана до Ливана. И ядром этих сил выступает Иран. Так что нынешние удары демонстрируют, что в Израиле со всей серьезностью воспринимают такие угрозы.

— Что предпримет Израиль в случае эскалации конфликта?

 — В случае дальнейшего усиления Ирана на израильских границах, политики Израиля будут реагировать все активнее. Причем они могут не только проводить анти-иранские операции совместно с «зелеными», но и, что даже более существенно, давить на США, чтобы те разобрались с Тегераном. Теперь Израиль использует все свое влияние на политику администрации Трампа, чтобы столкнуть США с иранцами и Асадом. А это уже угрожает и конфликтом с Россией, чьими официальными союзниками являются и Дамаск, и Тегеран.

— Кстати, в связи с этим хочу обратить внимание на шумиху по поводу якобы имевшей место подготовки Асадом новой химической атаки. Постпред США при ООН Никки Хейли уже заявила по этому поводу, что «в любой новой атаке мы будем винить Асада, но также и Россию, и Иран, которые помогают ему убивать его народ». Насколько вероятно прямое столкновение РФ и США в Сирии?

 — Главная проблема сегодня (и это касается не только Ближнего Востока) в том, что вряд ли кто-то знает, чего вообще ожидать от президента Трампа. Это неведомо даже самому президенту Трампу. Теоретически, столкновение вполне возможно. И даже вне связи с химоружием. А просто потому, что интересы Вашингтона и Москвы в Сирии прямо противоположны. Но в то же время Агентство Associated Press сообщает, что Трамп «с нетерпением ожидает встречи с Путиным со всеми подобающими дипломатическими знаками» во время саммита G20 в Германии в июле. Ему советуют этого не делать, но Трамп упорно стремится к дружбе с РФ против всякой логики, несмотря на противостояние в Сирии и обвинения и расследование в США «Рашагейта».

Кто же может сказать, что он сделает завтра? То он бомбит Асада, на что Обама не решался, то тянется к Кремлю. Из администрации США поступают противоположные взаимоисключающие сигналы. И так все время.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Путин назвал историческим событием уничтожение последнего химоружия в России

Песков рассказал о готовящейся встрече Путина и вице-президента Ирака

Глава иранского МИД обвинил СМИ в намерениях создать недопонимание между Ираном и Ираком