Асад хочет вернуть все наследство отца

Игра Москвы в Сирии выглядит результативной, но самую большую выгоду от нее получит Тегеран, полагают эксперты.


Израиль может ответить авиаударами на укрепление позиций Ирана и «Хезболлы» вблизи своих границ. © Фото с сайта kremlin.ru

Анонсированная президентами США и России договоренность по прекращению огня на юго-западе Сирии была преподнесена как очевидный прогресс в урегулировании идущей в этой стране войны, однако чуть было не рассыпалась почти сразу после ее обнародования.

Во-первых, соглашение не соблюдалось с первых же дней одними из главных участников этого затяжного военного конфликта — силами сирийского президента Башара Асада и его союзником — Ираном. Что не удивительно — они под ней не подписывались. Во-вторых, против этой договоренности резко выступил Израиль, опасающейся усиления позиций в Сирии своего давнего противника — Ирана. Причем премьер-министр этой страны Биньямин Нетаньяху публично заявил об этом сразу после завершения своих переговоров с президентом Франции Эммануэлем Макроном, который накануне сообщил, что уход Асада для Франции теперь не является условием сирийского урегулирования.

После этого представитель американского президента Шон Спайсер подвел черту: «США и Израиль заинтересованы в обеспечении того, чтобы Иран не заполучил плацдарм и военные базы на юге Сирии».

Эксперты, опрошенные «Росбалтом» убеждены, что реальный процесс урегулирования в Сирии будет гораздо более сложным и вряд ли мирным. «Предполагалось, что в новом соглашении по зоне безопасности на юго-западе Сирии будет учтено требование Израиля отвести иранские формирования подальше от его границ. Именно в этом случае Израиль соглашался поддержать перемирие в этом регионе. Однако в итоговом документе об Иране ничего сказано не было. Тель-Авив, для которого Тегеран является угрозой, возмутился и выступил против», — констатировал президент фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин.

В то же время, как отметил эксперт, «пока ни сирийский, ни иранский режимы соглашение о перемирии на юго-западе Сирии не подписали и оно подвисло». Однако, по его словам, «если Иран там останется, то Израиль выступит против этой договоренности, а у него лучшая армия на всем Ближнем Востоке».

Позиция нового президента Франции Эммануэля Макрона по Сирии состоит в том, что нынешний президент этой страны может остаться у власти на некоторое время, потому что сначала надо покончить с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная в РФ, — «Росбалт»), найти способы урегулирования в этой стране и только после этого решать судьбу Асада, говорит политолог. По его словам, «с этим, в общем, согласен и президент США Дональд Трамп». Но к нынешней договоренности РФ и США по Сирии Франция не имеет отношения, подчеркнул Бунин.

Ситуация осложняется тем, что Асад хотел бы получить в свои руки всю территорию Сирии, которая досталась ему в наследство от его отца — предыдущего руководителя этой страны Хафеза Асада, отмечает эксперт. По мнению Бунина, подобная установка сирийского руководителя мешает федерализации Сирии и увеличивает разнообразные риски.

Эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид считает, что на усиление на юге Сирии позиций Башара Асада и его союзников — Ирана и финансируемой им шиитской группировки «Хезболла», Израиль может отреагировать ударами своих ВВС. Он отмечает, что 360 израильских самолетов F-15 и F-16 «способны превратить в пепел все иранские и асадовские колонны и базы на юге Сирии и в Ливане».

«Если войска шиитов на земле будут уничтожены, то антиасадовские повстанцы смогут перейти в наступление», — предполагает Магид. Он напомнил, что «такая тактика уже отрабатывалась во время наступления антиасадовских сил под Кунейтрой, где их прикрывала израильская авиация, наносившая удары по тяжелой технике сирийских правительственных войск».

В то же время эксперт сомневается, что Израиль «рискнет проводить такие акции в более крупных масштабах без согласования с США». «В настоящий момент позиция американского президента Дональда Трампа состоит в том, чтобы «сдать» Сирию Москве и Тегерану, оставив за Америкой два курдских кантона на севере Сирии (Кобани и Джезира), и там же пару районов за Турцией. Возможно, один-два района останутся в руках антиасадовской оппозиции, прежде всего Танф на юге, где американцы и британцы создали свою военную базу», — отмечает эксперт.

По некоторым данным, говорит Магид, Россия также размещает свои войска на юге Сирии, что станет дополнительной хоть и не стопроцентной защитой для Асада. По его мнению, «Израиль может позволить себе многое, а российские войска прикрывают лишь малую часть сил Асада и проиранских шиитов».

Впрочем, «главная сила Израиля — не авиация, а влияние произральского лобби в США», — отмечает Магид. Однако, по его мнению «время сейчас работает на Москву и иранцев, которые с каждым часом становятся сильнее в Сирии. Возможная переброска российских войск на юг Сирии — часть этого процесса».

Надо отдать должное игре Кремля — пока она выглядит довольно результативной, но, тем не менее, главный куш в этой игре достанется Ирану», — полагает эксперт.

Александр Желенин