В «украинском тоннеле» зажегся свет?

Киев начал расплачиваться с МВФ, а доходы госбюджета на 10% превысили плановые. Получается, что предсказанный финансовый коллапс откладывается?


При этом помощь от международных финансовых институтов пока меньше обещанной. © СС0

Киев начал возвращать долги МВФ. По информации замглавы Нацбанка Украины Олега Чурия, 450 миллионов долларов переведены 3 августа на счета главного донора страны. Деньги на погашение кредита взяли из золотовалютных резервов.

Предыдущие два года Украина не делала выплат по долгам — действовал льготный период, но теперь до конца года нужно отдать Фонду свыше миллиарда долларов. Больше придется отдать в следующем году, а самыми тяжелыми месяцами станут февраль, май, август и ноябрь. В целом же Украина до 2021 года должна вернуть МВФ минимум $7,9 млрд — примерно по $192 с каждого украинца. А ведь есть еще долги Мировому банку и обязательствам по евробондам. К 2019 году на все это нужно где-то найти аж 14 миллиардов.

К слову, украинцы не знают точной суммы своей задолженности внешним кредиторам. Правительство выдает одни цифры, снабжая их оптимистическими прогнозами, Минфин совершенно другие, у независимых экспертов своя «мрачная» статистика. Но совершенно точно, что с начала «европейского» пути ВВП Украины в долларовом эквиваленте просел вдвое: с 183,4 млрд в 2013-м до $93,3 млрд в 2016-м. По прогнозам правительства Гройсмана, к концу 2019 года данный показатель вырастет до 113,8 млрд, но это все равно на 70 млрд меньше, чем «до Майдана».

Напомним, последняя кредитная программа стартовала в 2014-м. МВФ пообещал Украине 17 миллиардов долларов. Восемь из них государство уже получило, правда, от графика отставание наблюдается. Из-за непринятых парламентом пенсионной и земельной реформ очередной транш — почти в два миллиарда долларов — отложили на осень.

Рассчитывать на существенные экономические успехи и сопутствующий им рост налоговых поступлений в этой ситуации не приходится. Заветные европейские рынки, на которых должен был озолотиться украинский производитель, не принесли обещанных результатов кроме, конечно, идеологических. Объем двустороннего товарооборота между Украиной и ЕС по итогам 2016 года по сравнению с 2013-м сократился на 13,1 млрд долларов. По данным Минэкономразвития, больше всего в Европу из Украины идет руды и железных концентратов, ферросплавов, кукурузы и соевых бобов. А если Брюссель добьется отмены ограничений на вывоз древесины и металлолома, а он, видимо, добьется этого, станет все «совсем замечательно».

Иными словами, основной источник валюты для «здорового» государства — внешняя торговля — не только не поможет украинцам расплатиться с долгами, но и сама требует для покрытия дефицита не менее трех миллиардов долларов в год. Соответственно возникает вопрос — с чего отдавать долги, которые, в отличие от доходов, стремительно растут, сколько их не отдавай? И вопрос этот, пожалуй, больше беспокоит уже не граждан Украины, постепенно смирившихся с вечными долговыми обязательствами, водруженными на их шею действиями властей, а непосредственно многочисленных кредиторов.

Хотя и украинские политики пытаются «бить в колокола», но в обществе их действия воспринимают как популистские шаги в конкурентной борьбе. «Суммарно у нас критический порог давно перейден — 90% ВВП уже должны. Это очень опасно для экономики, для страны и для ее безопасности. Долги брались на проедание, не было никаких программ, которые, когда берется кредит, рассчитываются как будут отдавать, — говорит Юрий Бойко, народный депутат, лидер фракции „Оппозиционный блок“ телеканалу „Интер“. — Позиция нашей партии однозначна — мы можем брать кредиты только под какие-то целевые программы, которые повышают продовольственную и энергетическую безопасность государства».

Бойко не одинок в оценках деятельности нынешней власти. Критикуют ее все, кто сам пытается прорваться к «рулю». Тем не менее, откуда еще взять деньги здесь и сейчас? Можно продать остатки госсобственности, пишет издание «Таймер». На сегодняшний день есть семь законов, регулирующих приватизацию, а в данный момент готовится законопроект, сводящий их в один. «Так проще торговать Родиной», — утверждает автор статьи Павел Волков. Интересно, что согласно нововведениям, если покупатель на конкретный объект не найдется, можно будет снизить цену на 25-50%, в том числе и для «любых друзив».

Тут есть сложности. Надо понимать, что неприбыльные объекты никто не купит — дураков нет, а деньги от приватизации пойдут в карманы частных компаний, так что и тут государство особо не наскребет на возврат кредитов. Также можно продавать землю, чего от Украины и требует МВФ как условие для выделения транша. Но руководство страны перед выборами «самоубиваться» не хочет. Поэтому, каким бы желанным не был кредит, закон пока не принимают. Еще экс-премьер Яценюк обещал в 2017-м «распродать украинскую землю», но не успел. Эксперты предполагают, что землю какой-нибудь «Монсанто» (не мелким же фермерам, у которых нет денег) под выращивание сои и рапса обязательно продадут, но еще не завтра.

Но, надо сказать, одну реформу, требуемую МВФ, украинское правительство таки проведет — пенсионную. И это понятно, ведь пенсионеров слишком много, а денег слишком мало. Как пишет «Таймер», в фильме-антиутопии «Кин-Дза-Дза» еще в 1986 году предугадали нынешнею украинскую действительность: «Скрипач не нужен, родной. Он только лишнее топливо жрет».

По словам министра социальной политики Андрея Ревы, с 2021 года начнется «нормальный процесс индексации» этих самых пенсий. «Пенсионной реформой предусмотрено, что с 2021 индексация будет проводиться автоматически размером не меньше, чем 50% от уровня инфляции», — заявил он на брифинге. В декабре же нынешнего года минимальные пенсии увеличат с 1312 гривен (примерно 3 тыс. руб.) аж до 1373. Но экономисты считают, что на самом деле это никакое не увеличение. Для того чтобы реальные доходы пенсионеров росли, пенсии нужно индексировать более быстрыми темпами, чем темпы инфляции — то есть более чем на 100% от ее уровня. А «индексация на 50%» означает, что пенсионеры продолжат беднеть — только медленнее, чем без этой индексации.

Пять миллионов украинских гастарбайтеров (а это чуть больше, чем все население Ирландии) в 2016 году перечислили на родину около 7 миллиардов долларов. Но, по мнению некоторых украинских чиновников, для стабилизации ситуации нужно немного больше — около 10 млрд. Не слишком много осталось — выдавить на чужбину еще 2 миллиона граждан Украины. Безработица и инфляция запросто помогут справиться с этой задачей.

Короче говоря, без кабальных кредитов, с помощью которых можно оплатить кредиты предыдущие, Украина не обойдется никак, так как все перечисленные выше способы — это мертвому припарки.

У Москвы к Киеву есть свои вопросы по делу о долге в 3 миллиарда долларов. Еще в конце марта Высокий суд Лондона встал на сторону России, обязал Украину погасить кредит и выплатить по нему все проценты, а недавно еще раз «уточнил» сумму. Правда, есть шанс оспорить решение в Апелляционном суде, заседание которого назначено на январь 2018 года. По оценкам многих экспертов, вероятность победы Украины крайне мала. Но зато это возможность потянуть время и отсрочить платеж. Для государства, финансы которого находятся в плачевном состоянии, вполне логично цепляться за любую соломинку, позволяющую не расставаться с деньгами.

В мае Россия потребовала от Украины немедленно перечислить 325 миллионов долларов в качестве процентов по кредиту. «Нет никаких правовых оснований для неисполнения этих обязательств», — заявил тогда адвокат Майк Ховард, представляющий интересы РФ. «Выплата долга сейчас поставит под удар экономику Украины, а также реструктуризацию долга и выполнение программы Международного валютного фонда», — ответил, в свою очередь, юрист компании Quinn Emanuel РэнкинТэнки, выступающий за Украину.

Требование о незамедлительном погашении процентов рассматривал Высокий суд Лондона 26 июля. Москве в ее ходатайстве было отказано. На это решение по-разному отреагировали в двух странах. Минфин Украины, не скрывая радости, объявил, что суд наконец встал на его сторону. Российское ведомство, напротив, рассудило, что Лондон уже вынес решение о необходимости платить по кредиту, а нынешнее постановление в пользу Киева — не более чем процедурный момент: «Высокий суд не будет принимать никаких мер, пока вердикт не вынесет Апелляционный. Последний же с учетом всех фактов точно отдаст победу Москве, ведь Украина допустила полноценный дефолт», — уверены в министерстве Антона Силуанова. 

В Минфине России, реагируя на последнее решение Лондона, напомнили, что каждый день просрочки, начиная с 21 декабря 2015-го, обходится бюджету Украины, а значит — ее населению, в 673 тысячи долларов. Таким образом, обоснование моратория Порошенко на выплаты по этому кредиту как заботу об украинцах, а не о погашении долга, оформленного при Януковиче, — представляется несостоятельным.

«Что касается позиции суда, то он, скорее всего, встанет на российскую сторону. Дело в том, что выплата по облигациям является основой долгового рынка, и подрыв этих основ может быть негативно воспринят инвесторами», — отмечает аналитик группы компаний «Финам» Богдан Зварич в своем блоге.

Подобное мнение выражает и другой эксперт — программный директор фонда клуба «Валдай», главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик. По его словам, в пользу позиции Минфина России играет и фактор мнения МВФ. Международная организация не может допустить, чтобы дефолтное государство и дальше получало финансовую подпитку. «Сейчас государственный долг страны составляет 90 процентов ВВП, для его рефинансирования нужны внешние средства. Решение проблем происходит за счет все большего наращивания задолженности, — прокомментировал Лисоволик ситуацию Ленте.РУ. — МВФ предполагает, что если у страны есть долги перед другими государствами, их нужно урегулировать, иначе можно столкнуться с трудностями при получении новых кредитов. Кроме того, Украина планирует выйти на международные рынки капитала, для этого наличие неурегулированной задолженности тоже вредно».

По оценке управляющего партнера компании HeadsConsulting Александра Базыкина, к январю 2018 года (когда состоится заседание Апелляционного суда) пеня по кредиту вырастет до 500 миллионов долларов. И у Украины есть несколько вариантов: либо расплатиться с Россией с ущербом для других кредиторов, либо смириться с ростом долга за счет штрафов (к которому может прибавиться штраф за неисполнение решения суда). Третья возможность — отказаться платить и признать, наконец, дефолт. «Любой из предложенных сценариев фактически отрежет государство от внешних источников заемного капитала как минимум на пять лет», — говорит Базыкин в комментарии «Ленте.Ру».

Так или иначе, главный вопрос — где Украина будет брать деньги — остается открытым. Программа приватизации идет медленно и не приносит желаемых результатов. Транши МВФ становятся все меньше и регулярно откладываются. И выдаются они на экономические реформы, а не на погашение старых кредитов. «На данный момент решения проблемы абсолютно нет. Украине нереально рассчитаться с Россией, — рассуждает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко в Фейсбуке. — Вот если бы противостояния не было, а стороны сели бы за стол переговоров, можно было бы договориться, например, о реструктуризации долга лет на десять. О процентных ставках тут еще можно было бы поспорить, но, по крайней мере, за этот срок погасить долги было бы возможно».

Суды и попытки исполнить их решения, конечно, могут создать головную боль властям страны-должника, но в итоге проблему все равно придется решать за столом переговоров, пишет TRUST.UA. Если суверенный заемщик не хочет платить, то получить с него деньги очень сложно (классический пример — Аргентина). Но тогда в наказание такое государство-заемщик перестают пускать на международный рынок займов и ему не дает кредитов МВФ. Именно эта вилка и стимулирует государства реструктурировать свои долги, а не просто объявлять дефолт и прятать голову в песок.

Важной частью такого процесса обычно становится дымовая завеса из противоречивых заявлений. В случае Украины этот процесс уже идет полным ходом. Прецеденты начали случаться еще в 2015 году. Вот украинский Минфин заявляет, что списание долгов неизбежно. А вот Комитет частных кредиторов Украины, владеющий украинскими облигациями на $10 млрд из $32-х, публикует заявление, в котором выступает против списания основной суммы долга (заявление было опубликовано от имени Blackstone GroupInternational Partners).

У МВФ и регуляторов есть возможность в случае необходимости надавить на глобальные банки и фонды — например, устанавливая порядок учета списаний при переоценке активов или условия залога новых облигаций. Так произошло в 2012 году во время списания долгов Греции, когда европейские и американские банки получили от регуляторов «предложение, от которого нельзя отказаться». Хотя в случае Украины обещать такие же пряники кредиторам вряд ли будут. Другая проблема в том, что межгосударственные долги «по корпоративным понятиям» защищены от списаний. В случае той же Греции частные кредиторы списали ей 53% долга, но МВФ и ЕЦБ не списали вообще ни цента. Вместо этого они растянули долг на очень долгий срок и сократили ставки по нему практически до нуля.

Но есть другие точки зрения. Исполнительный директор Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин отмечает, что варианта не платить по долгам МВФ у Украины нет. «Задолженность перед международными финансовыми организациями практически не реструктуризируется. То есть не вернуть все эти долги мы не можем. Еще один момент, который нужно учитывать, — кредитный рейтинг страны, а с ним и доходность новых заимствований, практически полностью зависит от сотрудничества с подобными организациями, — рассказал эксперт изданию „Сегодня“. — Грубо говоря, если Украина откажется платить по счетам, то это в скором времени может привести к полной международной изоляции и закрытию страны для прямых иностранных инвестиций».

При этом Пендзин отмечает, что деньги на погашение уже существующих кредитов будут идти в основном из новых заимствований. «Для понимания глубины проблемы: в этом году сумма по обслуживанию внешнего долга на 32% превышает сумму основных выплат по долгам перед МВФ, а обслуживание внешнего долга в текущем году составит более 54% (более 35 млрд грн) от дефицита госбюджета. Но ситуация определенно была бы легче при эффективном воздействии на экономику. Например, если бы конфискованные средства в рамках уголовных правонарушений направлялись на сокращение размера долга», — резюмирует эксперт.

А вот конфискованные в этом году средства как раз вызвали много вопросов. Государственный бюджет Украины в январе—июле текущего года получил 447,635 миллиарда гривен доходов, что на 10,3% больше бюджетной росписи на этот период. Согласно данным на сайте Государственной казначейской службы Украины, поступления в госбюджет за этот период на 48,6% выше показателя за аналогичный период прошлого года.

Экономисты утверждают, что госбюджет Украины за I полугодие сведен с профицитом благодаря «деньгам Януковича». Этот факт специалисты расценивают в общем как положительный, но распределение почти 26 миллиардов гривен, полученных сверх запланированного, вызвало недоумение как граждан страны, так и кредиторов.

Незапланированные деньги — это часть арестованных в госбанках Украины активов ряда беглых подельников экс-президента, были экстренно «распилены» Верховной радой и правительством между многочисленными силовыми структурами, не откладывая в долгий ящик. Также отсюда выделили 300 миллионов на «Стену Яценюка», надо полагать, чтобы еще больше украли, и столько же — таможенно-пограничной службе в связи с введением новых правил пересечения границы россиянами. На погашение кредитов средств не нашлось.

С российской стороны прилетел «немой вопрос» — не кучеряво ли живете при таких-то долгах? Украинцы, озабоченные вопросом выживания своих семей, сформулировали его несколько иначе: у нас больше некуда тратить?

Валентин Корж, Днепр, Украина