В Восточной Европе начались «разборки» по итогам ХХ века

Польша и Литва пытаются пересмотреть результаты как Второй мировой войны, так и «сотрудничества» с СССР. Главное их желание — получить деньги.


Польские правые, размещая трогательные картинки в соцсетях, постоянно вспоминают о «Восточных кресах» — части нынешней территории Украины, Белоруссии и Литвы. © СС0 Public Domain

Центру изучения геноцида и резистенции населения Литвы (LGGRTC) с начала года никак не удается найти специалиста, который мог бы подсчитать размер причиненного «советской оккупацией» стране ущерба. «Мы не можем платить столько, сколько получают работающие в этой области латыши. У нас нет человека, который занимался бы только этим», — отметила в одном из интервью руководитель центра Тересе Бируте Бураускайте. По ее словам, LGGRTC может платить несколько больше средней зарплаты опытному ученому, имеющему наработки и мотивацию работать в этой области, который занялся бы поиском в архивах документов.

Бураускайте считает, что оценка причиненного стране ущерба может продлиться не менее года. Сейчас, сказала она, над этим понемногу работают сами сотрудники центра, но «не настолько, как нам хотелось бы, чтобы один человек занимался только этим. Это довольно сложная область».

Стоит отметить, что в самой Литве вопрос получения компенсации от СССР (теперь — России как правопреемника) за «оккупацию» регулярно поднимается с 1989 года. При этом литовские политики разных ориентаций оценивают пребывание республики в составе Советского Союза совершенно одинаково — в этом вопросе литовское общество удивительно однородно (в отличие от соседней Латвии, в которой очень высок процент русских).

Однако в июне этого года посол Российской Федерации в Вильнюсе Александр Удальцов заявил, что Москва не намерена обсуждать вопрос компенсации Литве ущерба, причиненного в советский период, включая так называемый «ущерб от оккупации». По его мнению, Россия сама имеет право истребовать у Литвы 72 млрд долларов за инвестиции в ее экономику.

Вероятнее всего, в Литве отлично понимают, что истребовать с России какие-либо средства — идея бесперспективная. Тем не менее, наличие некого официального документа с оценками ущерба, наверняка, будет полезным для политических целей Вильнюса — в том числе в европейском контексте.

Краткая история литовской независимости в ХХ веке

В ходе Первой мировой войны, в 1915 году, литовские земли, принадлежавшие России, были заняты Германией. 16 февраля 1918 года в условиях немецкой оккупации в Вильне Литовская Тариба (Совет Литвы) провозгласила восстановление независимости государства. 11 июля того же года Тариба объявила страну Литовским королевством. На престол было решено пригласить немецкого принца Вильгельма фон Ураха. Однако уже 2 ноября решение о создании конституционной монархии было отозвано.

После отхода оккупационных войск и начала боев с Красной Армией 16 декабря 1918 года была образована Литовская советская республика, но уже 27 февраля 1919 года она была объединена с Советской Белоруссией в Литовско-Белорусскую Советскую Социалистическую Республику (Литбел) со столицей в Вильне, а с 19 апреля 1919 года — в Минске. В феврале—марте 1919 года войска литовской Тарибы, поддержанные немецкими гарнизонами, начали военные действия против Литбел, в апреле 1919 года к ним присоединилась польская армия. В июле 1920 года, после заключения Московского договора, Литбел была ликвидирована.

Независимость Литовской Республики была признана Версальским договором 1919 года. Кроме того, по условиям договора основная часть территории Малой Литвы — Мемельланд (Клайпедский край) — никогда не входившая в состав Великого княжества Литовского, но населенная этническими литовцами, была отделена от Германии и передана под управление французской администрации.

9 октября 1920 года польские войска под командованием генерала Желиговского, формально вышедшего из подчинения руководству, заняли Вильно и провозгласили образование на территории края нового государства — Срединной Литвы. В 1922 году Срединная Литва была включена в состав Польши в качестве воеводства. В межвоенный период столицей Литвы был Каунас.

В 1922 году в Литве была принята конституция, предусматривавшая создание парламентской республики. В 1923-м, после восстания, к Литве на правах автономии был присоединен Клайпедский край. 22 марта 1939 года гитлеровская Германия предъявила Литве ультиматум с требованием вернуть ей Мемельланд, который Литва была вынуждена принять. Заключенный договор о ненападении между двумя странами обеспечил отказ Литвы от поддержки Польши. А согласно секретному протоколу к заключенному в августе 1939 года пакту Молотова-Риббентропа, Литва поначалу была включена в сферу интересов Германии.

25 сентября СССР инициировал переговоры об отказе Германии от претензий на Литву в обмен на территории Варшавского и Люблинского воеводств Польши. 10 октября 1939 года в Москве был подписан «Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой» сроком на 15 лет, предусматривавший ввод в Литву 20-тысячного контингента советских войск. 14—15 июля 1940 года, после принятия советского ультиматума и ввода дополнительного советского военного контингента, в Литве были проведены выборы в Народный сейм, к участию в которых был допущен лишь просоветский «Блок трудового народа». 21 июля Народный сейм провозгласил образование Литовской ССР, 3 августа 1940 года она была принята в состав Советского Союза. В 1940 году, уже будучи в составе СССР, Литва получила часть территории Белоруссии.

На что претендует Польша?

Буквально «на днях», в начале августа, в Польше отдельные политики начали поднимать вопрос о выплате Германией репараций за ущерб, нанесенный в ходе Второй мировой войны. Как заявил депутат от правящей партии «Право и справедливость» Аркадиуш Мулярчик, возможность предъявления соответствующих требований должно проанализировать Бюро юридических анализов польского сейма.

Идею выплаты Берлином военных репараций поддерживает министр обороны Польши Антоний Мачеревич. Несмотря на то, что в 1953 году Польша официально объявила об отказе от претензий в адрес Германии, он заявил, что польское государство де-факто никогда не отказалось от них. Это, по его словам, «советская колония» Польская Народная Республика отказалась «от части репараций, связанных с таким же марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика».

Эти заявления прокомментировала заместитель пресс-секретаря правительства ФРГ Ульрике Деммер. По ее словам, Германия признает свою историческую ответственность в политическом, моральном и финансовом аспектах, однако вопрос репараций уже окончательно урегулирован с политической и юридической точки зрения.

Тем не менее, Польша продолжила «повышать градус» претензий. Уже 10 августа глава МИД Польши Витольд Ващиковский выступил за то, чтобы подвести итоги Второй мировой войны и оценить потери, которые страна понесла в результате нападения нацистской Германии. «Польша была одной из наиболее пострадавших стран, является жертвой войны, — отметил Ващиковский в интервью интернет-порталу wpolsce.pl. — Следует прежде всего подвести баланс Второй мировой войны, оценить потери».

По словам министра, проведенный в МИД предварительный анализ возможности получения от ФРГ репараций привел к неоднозначным оценкам. «Это дело многие годы запутывалось, — подчеркнул он. — Ситуация осложняется еще и текущими польско-немецкими отношениями, так как на протяжении последних лет прежнее правительство считало, что мы многим обязаны Германии, что она привела нас в ЕС и НАТО». Ващиковский подчеркнул, что «эти аргументы используются против того, чтобы вести серьезный диалог».

Ранее, в июле, лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский также указал, что Польша никогда не отказывалась от компенсаций со стороны Германии. А еще в 2004 году по поручению мэра Варшавы был проведен подсчет ущерба, который понесла польская столица в период Второй мировой войны, когда она была практически полностью разрушена. Эксперты оценили общую сумму потерь в $ 45,3 млрд.

Варшава против Москвы и Берлина

Судя по всему, польское руководство пока не может определиться, к кому у него больше претензий — к России или к Германии. Когда Витольд Ващиковский заявил, что Советский Союз и гитлеровская Германия в равной мере ответственны за начало Второй мировой войны, он заочно отвечал на слова посла России Сергея Андреева о том, что Польша должна сохранять памятники советским воинам в благодарность за освобождение страны от нацизма.

«Я бы скорректировал этот исторический нарратив, потому что нельзя начинать историю польско-советских, польско-российских отношений с 1945 года, с момента освобождения от немецкой оккупации. Нужно помнить, что Советский Союз очень сильно поспособствовал началу Второй мировой войны и вместе с Германией напал на Польшу, следовательно, он также несет ответственность за начало Второй мировой войны. СССР проводил борьбу с Германией, но проводил ее в собственных интересах, потому что на тот момент уже несколько лет сам был жертвой немецкой агрессии», — заявил глава МИД Польши.

Это заявление польского министра стало ответом на интервью российского посла в Польше Сергея Андреева изданию Rzeczpospolita, в котором он отметил, что памятники советским солдатам являются выражением благодарности за освобождение страны от нацизма.

Сам Андреев в своем интервью, между тем, заявил: «Достаточно признать, что эти памятники являются не пропагандой коммунизма, а лишь проявлением благодарности солдатам, которые пали и благодаря которым Польша продолжает существовать… При освобождении Польши и ее теперешних границ погибли 600 тыс. советских солдат — это 55% всех людских потерь Красной Армии в Европе вне границ СССР 1945 года. Следовательно, в Польше погибло больше наших солдат, нежели в Германии и во всех других европейских странах, вместе взятых».

Другие эксперты вспоминают, например, что Польша в первой половине 1930-х годов представляла гитлеровскую Германию в Лиге наций. А после Мюнхенского сговора по разделу Чехословакии именно Польша, не будучи формально стороной этого договора, присоединила к себе насильственно часть этой страны.

Также на заявление Ващиковского заочно ответил российский сенатор Алексей Пушков. Он напомнил польскому министру, что отсчет Второй мировой войны необходимо вести с момента, когда западные государства позволили Германии осуществить аннексию Судет. «Нет, господин Ващиковский. Начало Второй мировой надо вести от Мюнхена, когда Запад отдал Чехословакию Гитлеру, а Польша урвала свой кусок от нее», — написал Пушков в своем Twitter.

Белорусская позиция

Официальный Минск молчит, никак не высказывая свою позицию по возникшим у Литвы и Польши желаниям получить компенсацию за обиды ХХ века. Но можно не сомневаться, что власти Белоруссии внимательно наблюдают за происходящим, в том числе и за реакцией Германии и России.

«Я думаю, что Белоруссия, скорее всего, с выгодой для себя демонстративно откажется от всяких претензий на некие компенсации, — сказал „Росбалту“ белорусский политолог Виктор Демидов. — Лукашенко мастер подобных PR-ходов. Тем более понимая, что все равно ничего не получит. А вот о недопустимости пересмотра итогов Второй мировой войны, о необходимости снять всякие претензии друг к другу и жить в мире, — он говорит регулярно. Так что это хорошая возможность для Минска показать себя белым и пушистым, ничего при этом не теряя».

У всей этой истории с оценкой военных и послевоенных событий есть один крайне важный нюанс — важный для, с одной стороны, Варшавы, а с другой — для Киева, Минска и Вильнюса. Говоря о «компенсации за войну», Польша, в частности, настаивает на признании незаконности Пакта Молотова-Риббентроппа, который был подписан ровно 78 лет назад, 23 августа 1939 года. Но если Пакт (в том числе «протоколы») признают «незаконным», то автоматически будет признано незаконным и включение в состав СССР в 1939 году территорий Западной Белоруссии, Западной Украины и Вильнюса с Виленским краем в состав Литвы, ставшей в 1940-м советской республикой, — то есть территорий, принадлежавших в межвоенный период Польше.

А значит, Польша получит юридическое право претендовать на возврат огромных областей, ныне принадлежащих трем соседним странам. Для стабильности в регионе это страшнее любого пересмотра итогов войны.

Денис Лавникевич


Читайте также Ящик Пандоры «мюнхенского сговора»