Нетаньяху не «дождался» Саргсяна в кабинете Путина

Что предложили или чем пригрозили друг другу президенты России и Армении, и какое отношение к этому имеет премьер-министр Израиля.


Премьер Израиля удостоился аудиенции раньше армянского президента. © Фото с сайта kremlin.ru

В середине текущей недели Владимир Путин в один и тот же день принял в Сочи президента Армении Сержа Саргсяна и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Последнего — вместе с главами «Моссада» и Совета национальной безопасности. В Ереване сейчас гадают о столь странном (или закономерном) «совпадении» рабочих визитов к Путину армянской и израильской «верхушек». О причинах гадания будет сказано ниже, а пока обратимся к встрече президентов РФ и Армении.

Согласно официальной информации, Путин сообщил, что между двумя странами «интенсивно поддерживается политический диалог, сотрудничество идет на двусторонней основе в сфере экономики, в сфере безопасности, военного дела». Москва и Ереван, добавил он, также «активно взаимодействуют в рамках международных организаций и интеграционных объединений». Все эти вопросы, сказал Путин, он обсудит на встрече с Саргсяном.

Президент Армении подтвердил, что его страна «плодотворно» сотрудничает с РФ во всех сферах, обозначенных его российским коллегой, и акцентировал внимание на «союзнических отношениях между двумя странами», которые «выделяются интенсивным диалогом»». В общем, Путин и Саргсян вроде бы должны были поговорить обо всем и ни о чем конкретно, и многие эксперты не ждут от их встречи никакого результата.  

Между тем отсутствие конкретики вряд ли возможно при не случайных и не шапочных  контактах столь высокопоставленных лиц, тем более с учетом ситуации на Ближнем Востоке, нерешенности карабахского конфликта, становящихся странными российско-армянскими отношениями. В общем, впечатление, что встреча закончилась ничем, скорее всего, ложное, если проследить хронику событий после, например, последнего, июльского рандеву Путина с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Через несколько дней после него президент РФ подписал ратифицированное ранее соглашение с Арменией о создании Объединенной армяно-российской группировки войск.

То есть формально Россия в этом вопросе не перескочила через голову Баку и, как минимум, разъяснила ему необходимость такой меры с акцентом на то, что она не только не угрожает интересам Азербайджана, но и служит сохранению относительно штиля в армяно-азербайджанских отношениях и защите Южного Кавказа от терроризма.

Можно также вспомнить встречу Путина и Саргсяна, после которой Армения категорически отказалась подписывать уже готовое Соглашение об Ассоциации с Евросоюзом и заявила о своем намерении вступить в ЕАЭС. Были и другие,  «промежуточные» встречи, вслед за которыми или в преддверии их что-то, да происходило.

Надо думать, на сей раз Путин и  Саргсян обсудили карабахское урегулирование с нового ракурса и категорическое несогласие Армении с намерением Турции подписать таможенное соглашение с ЕАЭС. «Росбалт» уже писал, какой скандал вызвало в Ереване столь «невинное» желание Анкары, и как оно может отразиться на российско-армянских отношениях, если Евразийский союз удовлетворит и турок, и самого себя (читай — Россию).  

Не претендуя на абсолютную достоверность, можно предположить, что в меняющихся геополитических реалиях, а также со сменой специального представителя от США Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию (говорят, он очень ретиво взялся за дело), президент России, который недавно встретился и с Алиевым, обозначил Саргсяну новую схему армяно-азербайджанского урегулирования. Либо для этого появились реальные предпосылки или их можно сформировать, либо Путин, видя растущие риски военного решения конфликта, желает получить гарантии его глубокого замораживания, поскольку война на Южном Кавказе никак не устроит Россию, обремененную, как минимум, сирийской и украинской проблемами. При таких обстоятельствах от полномасштабных военных действий на Южном Кавказе выиграют лишь США, оттянув внимание и усилия России на новую «горячую точку» в ареале сферы влияния, которую она считает своей. Словом, видимо Путин вносит в урегулирование новые предложения еще и с целью не уступать важные инициативы и лидерство по Карабаху американцам. Кстати, на сентябрь запланированы переговоры министров иностранных дел Армении и Азербайджана, и встреча Путина сначала с Алиевым, а потом с Саргсяном может стать, своего рода, «ориентирующей».

Второй вопрос, вряд ли безынтересный для России, — это сопротивление Армении возможному подписанию Турцией таможенного соглашения с ЕАЭС. Москва должна быть крайне заинтересована в евразийском дрейфе Анкары и,  чтобы «успокоить» армян, их либо надо подкупить, либо прибегнуть к угрозам. Вероятнее всего, Путин пойдет на щедрые преференции Армении, которые были бы восприняты большей частью армянского общества для смягчения в нем антироссийских настроений, угрожающих в перспективе военному присутствию РФ в республике.

Третьим вопросом обсуждения президентов могло стать предстоящее подписание Арменией рамочного соглашения о сотрудничестве с Евросоюзом. Напомним, несколько лет назад «любовь» республики с Европой не случилась, но теперь грядет «дружба» на уровне рамочного соглашения, не предусматривающего, как при «любви», создание сторонами зоны свободной торговли, не входящей в интересы России. Соответствующий пункт из проекта нового соглашения изъят, но РФ все же может быть недовольной тем, что ее союзник входит в более тесные отношения с Евросоюзом, поддержавшим антироссийские санкции США. И если Армению во второй раз  удастся уговорить не подписывать соглашение с ЕС, Москва испытает хотя бы чувство глубокого морального удовлетворения от того, что утрет нос Европе.

Впрочем, оно может обернуться для Москвы и армянского руководства новой волной антироссийских настроений в южно-кавказской республике. Стоит ли игра свеч? Ответ на этот вопрос будет получен осенью, хотя уже сегодня можно сказать, что лучше б Россия хотя бы делала вид, что она не душит внешнеполитические инициативы Армении, тем более, что новое соглашение с ЕС для РФ не опасно. Но оно, в известной степени, не вполне «этично», имея в виду союзнический характер российско-армянских отношений, подразумевающих и ревность Москвы ко всем «радостям» государств, которые она считает «своими».

Теперь о мнимой или реальной связи между встречей Путина с Нетаньяху и Саргсяном в Сочи в один и тот же день. Израильский премьер анонсировал тему обсуждения с российским президентом — это «попытки Ирана ускоренными темпами создать свое военное присутствие в Сирии», что, по его мнению, свидетельствует об «агрессии Ирана», которая не снизилась после заключения им ядерной сделки, а это создает проблемы не только Израилю, но и всем государствам Ближнего Востока.

Напомним, что Иран граничит с Арменией и состоит с ней в более чем дружеских отношениях. А Израиль, наряду с Россией, обеспечивает Азербайджан современным вооружением. Вот что пишет Lragir по поводу того, «случайно» ли Путин «почему-то решил сверить часы одновременно с Израилем и Арменией».

Как отмечает армянское издание, «Прошлый месяц ознаменовался попыткой Израиля наладить более тесные отношения с Арменией, с которой Иерусалим старался всегда соблюдать дистанцию. В Армению прибыл министр регионального сотрудничества Израиля, были подписаны два дипломатических документа, но то ли Армения не приняла предложения Израиля, то ли условия были изначально неприемлемыми. Интересно, что сразу после визита министра неожиданно разгорелся скандал после того, как в израильских СМИ… было заявлено, что израильские операторы, обслуживающие проданные Азербайджану вооружения, отказались открывать огонь по армянам в Карабахе. И тогда оружие протестировали руководители компании».

Подчеркивается также, что Саргсян не счел нужным встретиться с прибывшим в Армению израильским министром: «Что может предложить Армении Израиль, который под предлогом продажи вооружений Азербайджану размещает на его территории новейшее вооружение за счет Алиева? Скажет ли Нетаньяху, что израильское оружие в Азербайджане направлено не против армян?»

В контексте встречи Путина и Саргсяна, Lragir подчеркивает, что Армении было бы логично поднять вопрос продаж Турции российских ЗРК С400 и присоединения этой страны к таможенному пространству ЕАЭС: «В свою очередь, Путин наверняка спросит, насколько серьезны намерения армянских депутатов инициировать процедуру выхода Армении из ЕАЭС».
.
В качестве еще одной темы беседы Саргсяна с Путиным называется, предположительно, принуждение президента Азербайджана к принятию механизмов укрепления перемирия в Карабахе: «Армения при наличии политической воли может твердо указать России, что в случае несогласия Баку и новых военных авантюр военное присутствие России в Армении может оказаться под угрозой. Более того, Армения может поднять тему денонсации Московского и Карского договоров. И, наконец, внутриполитические процессы в самой Армении. Армянские СМИ уже анонсируют намерение Сержа Сагсяна осуществить последние перестановки в системе власти в сентябре».
 
То есть, высказывается подозрение, что президент Армении намерен «завладеть всей полнотой власти» в республике путем создания Паннационального совета, обновленного Совета нацбезопасности, концепции «Нация-армия», которая обеспечит контроль над всеми финансовыми потоками в стране и даже в диаспоре. «Наверняка эти темы прозвучат в ходе встречи в Сочи», — заключает армянское оппозиционное издание.

К этому стоит добавить, что результаты переговоров Путина сперва с Алиевым, потом с Саргсяном и Нетаньяху будут более или менее понятны в середине осени: по карабахской «картине», по ситуации вокруг подписания Арменией соглашения с ЕС; новым нюансам во внешнеполитической поведенческой модели Турции; по уровню турбулентности на Ближнем Востоке. Но, в особенности, в контексте встречи с Нетаньяху — по динамике усиления или смягчения деятельности государств антииранского блока в отношении Тегерана.

Ирина Джорбенадзе





 


Ранее на тему Путин обсудил с премьер-министром Израиля ситуацию вокруг иранской ядерной программы

Путин отправил в отставку губернатора Ненецкого автономного округа

Путин назначил нового начальника управления по борьбе с коррупцией