Сезон посадок на Украине задерживается

Обещанная Порошенко кампания по борьбе с коррупцией в разгаре. Но общественность разочарована отсутствием «срубленных голов» высокопоставленных чиновников.


Как ни странно, но говорят, что «цивилизованная» коррупция может избавить Украину от очередных революций. © Фото с сайта nabu.gov.ua

На Украине произошел неожиданный всплеск обсуждения «кампании по борьбе с коррупцией». Вызван он результатами проверки электронных деклараций президента страны. Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), отметившее в августе свою первую годовщину, не нашло признаков незаконного обогащения в отчете Петра Порошенко.

Чуть ранее в НАПК представили результаты проверок деклараций сразу восьми членов Кабинета министров. В агентстве отметили, что оснований для того, чтобы привлечь кого-то из них к уголовной или административной ответственности нет.

В обществе возникли вопросы: следует ли понимать, что верхушка власти, «пилящая украинский пирог» вместе с олигархами, обогащается (а именно это следует из электронных деклараций топ-чиновников за 2015-16 годы) на законных основаниях, в то время как все остальные члены социума нищают так, что, согласно официальной статистике, заработка 50% работающего населения на Украине не хватает для оплаты коммунальных услуг? Так, может быть, пора менять эти законы и всю систему, регламентирующую принципы сосуществования гражданского населения, не устраивающие большинство?

Надежды на то, что несколько антикоррупционных органов, созданных в стране по инициативе Евросоюза и на его деньги, кардинально изменят ситуацию — не оправдались. «Все чисто, судить не за что. Криминала не нашли», — дали понять в НАПК.

По поводу Порошенко. По словам главы НАПК Натальи Корчак, проверили «везде-везде» — нигде нет неучтенных самолетов, пароходов и замков. Вот только Государственная фискальная служба, Главное управление ГФС в Киеве отказали антикоррупционному агентству в предоставлении информацииотносительно сведений о «суммах выплаченных доходов субъекту декларирования и членам его семьи» за период с 1998 по 2014 год. Не дал информации также и Департамент превентивной деятельности Национальной полиции.

«Не смогли найти или не захотели? Или органам не позволили это сделать, и они становятся бесполезными в части функциональных обязанностей? — апеллируют в СМИ. — Как не нашли? Может помочь?» «Доброжелатели» президента напоминают в прессе скандал с фабрикой «Рошен», неучтенную виллу в Испании, декларацию Петра Алексеевича за 2016 год, в которой он указал более 12 млн грн дохода за 2016 год, $60 тыс. и 900 тыс. грн наличных средств.

При этом вспоминают, как при «бывших» обычный врач-стоматолог Александр Янукович, с 2006-го безуспешно пытавшийся заниматься крупным бизнесом, уже через два года правления своего отца, к 2012 году, имел состояние в более чем 110 млн долларов и стремительно растущую бизнес-империю, и констатируют, что при «нынешних» ситуация нисколько не изменилась. Приближенность к Петру Порошенко и его бизнес-партнерам помогает увеличивать прибыль фантастическими темпами даже при сегодняшнем экономическом состоянии страны.

Например, компания с уставным капиталом чуть более 7 тысяч гривен, о которой еще в 2015 году мало кто вообще чего слышал, выиграла тендеры на общую сумму более чем в 7 млрд! Всего за год попала в десятку крупнейших импортеров топлива для Минобороны и увеличила количество продаваемой продукции на 823%.  При этом она имеет право пересматривать заключенные с госструктурами договоры, увеличивая стоимость поставляемой продукции, получая полную поддержку в судах, если вдруг кто-то из покупателей недоволен ценой или сроками поставок. Именно такой максимально благоприятный бизнес-климат создан для структур ранее малоизвестного регионального трейдера «Трейд Коммодити», цепочка от которого, согласно утверждению Elise Journal, тянется к окружению Порошенко.

Наверное, в РФ подобным никого не удивишь — очень может быть. Но мы сейчас про Украину, где, как известно, коррупции официально объявлена «беспощадная война».

Впрочем, «припоминают» не только президенту, достается и ближайшим его соратникам. Номером «два», наверное, можно назвать министра внутренних дел и боевого товарища Петра Алексеевича по Майдану Арсена Авакова. Лишь один из многочисленных примеров: слишком дорогие «рюкзаки Авакова» для воинов АТО. В феврале 2015-го МВД заключило договоры с ООО «Днипровенд» на 5 тыс. рюкзаков общей стоимостью 14,49 млн грн и ЧП Плигачов — на 1 тысячу за 2,1 млн. В июне 2015 года в украинских СМИ появились результаты журналистского расследования о том, что рюкзачки приобретены через предприятия, подконтрольные самому Авакову. Генеральная прокуратура открыла уголовное производство, но спустя два года окружной административный суд Киева признал законными действия должностных лиц МВД и отказал истцу в отмене результатов соответствующих конкурсных торгов.

Степень огорчения граждан от несбывшихся ожиданий по поводу «скорой победы» объясняется еще и анонсированной в начале месяца Национальным антикоррупционным бюро Украины (НАБУ) массовой проверкой — сообщалось о возбуждении уголовных дел против 37 высокопоставленных чиновников, включая руководство правоохранительных и контролирующих органов, а также высших офицеров ВСУ, СБУ и других силовых структур. Под раздачу попали семь народных депутатов, дела в отношении руководства госпредприятий, судей, прокуроров вообще исчисляются десятками.

Также в украинских медиа начали появляться сообщения о том, что «не все так плохо» и эффективная борьба с коррупцией ведется. Так, за первое полугодие 2017-го суды приговорили к лишению свободы за коррупционные преступления 121 человека, 33 — к ее ограничению и 265 присудили штраф. За полгода в суды поступило 4 444 уголовных дела о коррупционных преступлениях и административных правонарушениях, связанных с коррупцией. За это время суды успели рассмотреть 2 063 дела и привлечь к ответственности 1 373 человека, осудив аж 58 сотрудников МВД и Нацполиции, 44 военнослужащих, 29 пограничников и даже одного сотрудника СБУ. Зато вэтом скорбном списке нет ни одного судьи, а также работника НАБУ или НАПК.

Тем не менее, все это, вроде бы, позволило надеяться на качественный прорыв в процессе борьбы с несправедливостью, некоторые даже заговорили о начале настоящей войны с «продажной» властью. Но так как коррупцию на Украине многие (как это ни странно) связывают с личностью первого лица в государстве, то после оглашения результатов проверки декларации Порошенко этими «многими» война была признана проигранной, а заявления о «независимости» антикоррупционных органов — пустыми словами. Здесь будет к месту привести этакий «народный мем», который очень четко описывает суть происходящего: «В Украине вся борьба с коррупцией напоминает телевизионную передачу о спортивной рыбалке — поймали, показали, отпустили».

Неоспоримое утверждение «коррупция есть» перечеркивается не менее наглядным — «коррупционеров нет». То есть уголовные дела, расследования все-таки имеют место быть, а конкретные «посадки» и реальные сроки за коррупцию на верхушке пирамиды напрочь отсутствуют.

Если попытаться проанализировать все, что написано о коррупции в Украине, а написано крайне много, то напрашивается несколько интересных выводов и наблюдений.

Первое. Тему борьбы с коррупцией в Украине превратили в средство борьбы с политическими конкурентами, а саму борьбу просто в громкий лозунг, не имеющий к реальной практике никакого отношения. Власть устраняет наименее преданных, пытаясь пустить пыль в глаза западным союзникам, дабы не остаться без финансирования, а ее противники пытаются проложить себе путь к «капитанскому мостику», изобличая и обвиняя в коррупции ныне правящих.

При этом на «сцене» находятся главные действующие лица — претенденты на украинские экономические ресурсы, в «партере» расселись «неопределившиеся» капиталисты со СМИ на коротких поводках, рассматривающие в бинокли чего еще можно будет подобрать после дележа. Олигархи и кукловоды, как им и положено, — за сценой, народ на галерке и в бельэтаже.

Почитаешь порой какого-нибудь «радетеля за правду» и волосы дыбом встают от того, что эти «нехорошие», что у власти, со страной и населением делают. А поинтересуешься подробней — кто он да чего — и невооруженным глазом видно, что на сцену «радетель» рвется, чтобы сменить на ней «актеров» и «играть» самому.

Второе. Внимание российских СМИ к украинской коррупции чуть ли не выше, чем внутри страны. Они старательно «помогают» украинцам понять, что именно их президент и есть глава «всей мафии». Часто в поступающих  от восточных соседей материалах сквозит настолько откровенное злорадство (дескать, допрыгались!), что многих на Украине это откровенно раздражает. Заметим, что если при этом ставится цель переключить внимание украинцев от действий России в Крыму и на Донбассе на внутренние проблемы, «переубедить» общественное мнение в том, что никакой «российской агрессии» нет, то это получается не слишком здорово.

Третье. Народ все больше подумывает о «категорических» методах борьбы с коррупцией, о чем свидетельствует необычайная популярность в сети роликов с сюжетами публичных казней чиновников в Китае. Но при этом пока воздерживается от революционных действий, памятуя, что на место действующих могут прийти еще более вороватые. А как сделать правильно, никто не знает, да и некогда думать — выживать нужно.

Четвертое. Если отфильтровать популистские материалы о коррупции в Украине, имеющие целью поддержать того или иного кандидата во власть, то останется совсем немного взвешенных мнений, согласно которым причиной провала эффективной борьбы с коррупцией является отсутствие достаточной «политической воли» у Петра Порошенко для реализации этого процесса. Правда, первый президент Украины Леонид Кравчук в интервью Politekaonline высказал мнение, что Порошенко попросту не может это сделать.

«Думаю, и Петр Порошенко хочет. Не верю, что он не хочет. А если нет результатов, значит, не может. Значит, есть причины, которые настолько глубоки, что не может», — заявил экс-президент. По словам Кравчука, причина кроется в окружении Порошенко, но его смена Петру Алексеевичу, видимо, не по зубам. То есть между хочу и могу — огромная пропасть.

Пятое. Единичны серьезные аналитические материалы о путях выхода из сложившейся в Украине ситуации с коррупцией, опирающиеся на исследования экономистов и социологов. Видимо, редкость таких публикаций продиктована отсутствием «спроса». А это позволяет предположить, что на Украине никто и не пытался по-настоящему бороться с коррупцией или делал это хаотично, бессистемно, без методик и предварительных исследований, полагаясь на авось и собственное воодушевление. Тем не менее, такие исследования есть, хотя сделанные в них выводы могут разочаровать сторонников быстрых решений.

«Основной момент, который до сих пор не осознало большинство людей как в Украине, так и за рубежом, состоит в том, что борьба с коррупцией — это не «только вопрос политической воли», — говорит Владимир Дубровский старший экономист CASE Украина в интервью VoxUkraine.

«Сторонники «политической воли» привыкли цитировать Ли Куан Ю, однако стремятся забыть многих других менее известных или даже печально известных «сильных лидеров», пришедших к власти под лозунгом «борьбы с коррупцией» — от Зия-уль-Хака до Александра Лукашенко, — продолжает свои рассуждения Владимир Дубровский. — Многие из них, если не большинство, в конце концов оказывались столь же коррумпированными, как их предшественники, если не хуже».

Рецепт «просто бросьте их всех за решетку» срабатывает лишь в отдельных случаях, считает экономист. К тому же только когда «их всех» по факту означает 5-7%, а не 50-70% от числа всех чиновников. В других случаях никакая политическая воля не способна решить эту проблему с помощью наказания.

К тому же, русская пословица «Законы пишутся для дураков» вполне характеризует и украинское общество. Согласно укоренившимся историческим традициям законы преднамеренно делаются неисполнимыми, чтобы сделать их выборочное, на усмотрение начальника («дискреционное») применение основным способом управления в государстве. Такая дискреция наделяет чиновников нечетко определенными полномочиями «решать вопросы», что было бы неслыханно в государстве, признающем верховенство прав.

«Обратите внимание — только в русском (и украинском) языке госслужащего называют «начальником» — именно потому, что он или она управляет людьми, используя закон как дубинку, вместо того, чтобы бесстрастно применять его, как подобает бюрократу», — отмечает Дубровский.

Если применить это к формуле Роберта Клитгаарда «Коррупция = Дискреция + Монополия — Подотчетность», в общих чертах будет понятен основной вызов, с которым сталкивается Украина. Большинство функций государства привязаны к его монополии на применение силы, и с этим вряд ли можно что-либо поделать. Пока не сформируются демократические и судебные институты, подотчетность будет оставаться слабой и дискреционной, поэтому начальники будут продолжать безнаказанно злоупотреблять своими дискреционными полномочиями. Они с радостью используют их в качестве инструмента для преследования своих жертв, политического давления, рейдерства, устранения конкурентов своих кумовьев и так далее. И что важнее всего — для поддержания самой этой системы, заботясь о том, чтобы законы остаются неисполнимыми.

Но интереснее всего один из главных выводов экономиста, который, наверняка, украинцев, не утешит. Пока все эти принципы, о которых было сказано выше, будут оставаться более или менее незыблемыми, коррупция будет оставаться практичным, а иногда даже единственно возможным способом решения проблем, тогда как самое лучшее «антикоррупционное» законодательство будет страдать от того же избирательного применения, что и другие нормы. При таких условиях само по себе преследование отдельных лиц, даже высокопоставленных, по указанию еще более высокопоставленных начальников, приводит лишь к обогащению преследователей или, в случае крайне грубых нарушений, простой замене одних коррупционеров другими, такими же, только более преданными системе и своим благодетелям.

Наверняка, мнение ученых доносили президенту Порошенко, но у него, наверное, времени не хватает рассмотреть их объемные работы. А может еще чего-нибудь не хватает. Занятой же человек. Хотя дело тут, конечно, не в занятости, украинский президент не так глуп, как его пытаются представить общественности конкуренты. Просто он винтик системы, даже можно сказать — один из главных ее «винтов» и, согласно вышеприведенному исследованию, ему для успешной борьбы с коррупцией нужно самоустраниться, «самозастрелиться» или «самоанигиллироваться», а таких суицидальных наклонностей за Порошенко не замечено. Так что остается надеяться либо на вмешательство извне, либо самим гражданам становиться «хирургами», опираясь на консультации специалистов.

Валентин Корж, Днепр, Украина







 


Читайте также На Украине и в Армении задержали бывших министров