На Украине теперь есть «День знаний» о Евросоюзе

Президент Порошенко 1 сентября заявил, что его страна «вырвалась из лап империи». Так он отметил начало действия в полном объеме соглашения об ассоциации с ЕС.


Харьковским первоклассникам Петр Порошенко пообещал, что они-то уж точно будут жить в стране — члене ЕС. © Фото с сайта president.gov.ua

Хочет того кто-то или нет, но Соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом окончательно и полностью вступило в силу 1 сентября. Притом, что событие это больше символическое, ведь фактически большинство положений договора уже действовали ранее, хотя и во временном режиме.

Интересно, что обратили внимание на новость в основном российские СМИ, продолжающие пугать страшилками о неправильности этого выбора простых граждан молодого  государства, да украинские власти, явно преувеличивающие свои заслуги перед электоратом. Местные медиа предпочли либо отмолчаться, либо осветить свершившееся действие нейтрально, не делая из него сенсации.

Политическая часть документа, бывшего основной целью Майдана, начала работать еще 1 сентября 2014 года. С 1 января 2016-го вступила в силу и экономическая часть, предусматривавшая создание зоны свободной торговли между Украиной и ЕС. Однако полноценной ратификации со стороны стран — членов ЕС пришлось ждать еще долго. Лишь 30 мая 2017 года парламент Нидерландов одобрил соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

В обмен на присоединение к соглашению Нидерланды потребовали от ЕС принять «особую позицию этой страны». Евросоюз гарантировал Гааге, что договор об ассоциации не даст в будущем Украине права претендовать на автоматическое членство в ЕС, что Киев не сможет получать финансирование из структурных фондов союза и не станет участником его оборонных программ, хотя Порошенко, упорно не замечая этих ограничений, не устает озвучивать свои надежды именно на это.

Эксперты отмечают, что практически с 1 сентября для простых украинцев мало что изменится. Касается это и ситуации в Донбассе, поскольку не действуют в полную силу те положения договора, которые относятся к сотрудничеству в областях обороны, предотвращению конфликтов. А также в сферах налогообложения, финансов, миграции, пограничного контроля и борьбы с террором.

С 1 сентября начнется лишь постепенная имплементация этих положений. Чиновники в Брюсселе и Киеве пока не раскрывают деталей, как именно это будет происходить, как статус действующих положений соглашения будет меняться с временного на постоянный. Но теперь Брюссель сможет ставить перед Киевом конкретные и юридически обязывающие сроки реализации всех реформ, предусмотренных этим соглашением. Как отмечает BBC, ссылаться на то, что оно еще не вступило в полную силу, а значит можно откладывать выполнение реформ, как это делали украинские власти раньше, больше не получится.

Об отставании от графика ассоциации с ЕС заявила первый заместитель председателя Верховной рады Ирина Геращенко. «Нашей дорожной картой должно теперь стать выполнение соглашения об ассоциации. Я с большим беспокойством отмечаю, что и правительство, и парламент — мы значительно отстаем в выполнении позиций имплементации соглашения об ассоциации, как в принятии соответствующего законодательства, так и в принятии подзаконных актов. С этим (последним) еще хуже», — сказала Геращенко.

По мнению депутата, в правительстве до сих пор даже не создана нормальная экспертиза законодательства относительно его соответствия европейскому. Она подчеркнула, что медлить с выполнением соглашения нельзя.

Накануне депутаты украинского парламента как раз вернулись с каникул и их ожидает бурный сезон. К обсуждению вороха внутренних проблем добавятся обязательства перед ЕС и МВФ, откладывать рассмотрение которых — подобно самоубийству.

Первоочередными в повестке парламента на сентябрь—октябрь являются пять приоритетных реформ: пенсионная, медицинская, образовательная, электронные доверительные услуги и международные стандарты финотчетности. Плюс в Европе от депутатов ждут положительного решения по рынку сельхозземель и снятия моратория на торговлю кругляком. Протащить непопулярные в народе решения откровенно слабой коалиции будет крайне трудно, а по мнению некоторых экспертов — просто невозможно. Так что, по всей вероятности, поначалу парламент будет активно занят «саморегуляцией». Не до евроассоциации с ее нюансами.

«Стоит ожидать, очевидно, того, что мы увидим углубление конфликта между командой премьера и командой президента, находящегося сейчас в латентной форме. Он может выйти наружу, и это будет отражаться на первых же голосованиях по реформам, которые давало правительство, — поделился своими наблюдениями политический аналитик Ярослав Макитра в интервью Facenews. — Я думаю, если проанализировать те голосования, которые будут, то за президентские инициативы и за премьерские будут, мягко говоря, разные голосования, разные коалиции, разные группы».

Второй аспект, по мнению эксперта, создающий препятствия Раде в приведении законодательства к европейским нормам, — серьезное возмущение, связанное с законопроектом то ли о «реинтеграции», то ли о «деоккупации» Донбасса. «Мы еще не видим ни названия, ни текста, только обсуждение, но вокруг этих законодательных инициатив, которые, очевидно, будут внесены в сентябре—октябре в парламент, будут горячие дискуссии. Происходить это будет на фоне наших отношений с западными партнерами и по минскому процессу. Конечно, это вызовет и реакцию России, поэтому этих баталий стоит ожидать», — сказал Макитра журналистам.

И третья линия конфликта — это то, что оппозиция, прежде всего так называемая национально-демократическая, будет расшатывать ситуацию в парламенте, пытаясь создать предпосылки для досрочных выборов или требуя их. Этому будет очень сильно способствовать попытка возвращения Саакашвили в Украину, считает политолог.

Тут уместно сказать, что вокруг анонсируемого приезда Михаила Саакашвили и того, кто поедет 10 сентября его встречать на границу, много разговоров и ожиданий. «Возможно, на фоне скандала с экс-губернатором Одесской ОГА могут ознаменоваться зачатки создания широкой оппозиции, в состав которой могут войти „Батькивщина“, „Укроп“, „Самопомощь“ и ряд внефракционных депутатов», — такую точку зрения в комментарии корреспонденту «ГолосUA» высказал политолог Руслан Бортник.

«Думается, что ЕС и МВФ помирят разбушевавшихся депутатов и в конце концов выкатят Украине какую-нибудь ультимативную претензию, под угрозой которой украинские нардепы забудут распри и, дабы окончательно не остаться без финансирования Запада, побратаются и примут очередное, стратегически невыгодное для населения страны, решение, — поделился с „Росбалтом“ своим мнением независимый харьковский социолог Олег Пухарцев. — Выражаясь словами сицилийского дона, украинским властям сделают предложение, от которого они не смогут отказаться».

По мнению Пухарцева, европейский вектор Украины не изменится в ближайшем будущем, потому что зависимость от западных партнеров стала больше, чем от РФ. Тут и экономика, и политика, и суверенность территорий. Но вот будет ли народ продолжать мирно воспринимать результаты евросближения или предоставит возможность правительству и президенту еще немножко поэкспериментировать — непонятно. По многочисленным прогнозам, осенью 2017 Украина может повторить «юбилейную» революцию, произошедшую в России сто лет назад. Вот только корни и причины у нее находят другие. Указывают также, что для подобного мероприятия необходимо серьезное финансирование и наличие «настоящих буйных».

Неразделяющие эту точку зрения уверены, что подобная революция в современной Украине невозможна, и все решится с помощью смены верхушки власти под нажимом извне или «маленьким», но жестким военным переворотом, имеющим своим официальным лозунгом большие демократические перемены, а реальной целью — поглощение украинских ресурсов и ослабление позиций России в международной политике. Но и для таких сценариев не созрела экономическая ситуация. По мнению некоторых экспертов, положение украинской экономики не так критично, как его рисуют, и до дефолта с ужасными последствиями далеко.

Но вернемся к 1 сентября. Во время освещения вступления в силу Соглашения об ассоциации можно выделить несколько наиболее ярких точек зрения о евровекторе Украины.

Первый. Взгляд официальной власти. Главный вдохновитель и «паровоз» ассоциации с Европой Петр Порошенко продолжает обещать украинцам манну небесную и даже пророчил школьникам Харькова в День знаний, что те будут жить хорошо и в Европе. Уже одно то, что Украина «вырвалась из лап империи», Петр Алексеевич называет величайшим достижением нации. Многие из граждан, вроде бы и не против, по принципу — лишь бы не с Россией, но главный тезис президента о том, что нынешняя Украина — в ближайшем будущем Европа, вызывает даже у них недоверчивую улыбку.

На эти утверждения, фактически являющиеся откровенной ложью, отреагировал и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Он подтвердил, что до полноценного членства в ЕС Украине очень далеко. «Я видел, что мой друг Порошенко несколько дней назад сказал, что Украина — это Евросоюз, это НАТО», — прокомментировал Юнкер недавнюю речь украинского президента на брифинге, в которой тот заявил о стремлении его страны стать частью двух вышеупомянутых международных организаций. «На данный момент это ни то, ни другое. Все должны это знать!» — заявил председатель ЕК.

Второй. Взгляд противников ассоциации. Здесь основные голоса звучат из РФ, которая, безусловно, много теряет от сближения Украины с ЕС. Но эти «эксперты» о своих потерях предпочитают помалкивать, тщательно подсчитывая украинские убытки. По мнению заместителя генерального директора бюро «Стратегические коммуникации» Евсея Васильева, никакой стратегии вхождения в Евросоюз на самом деле не было. Показателен, по его словам, пример Турции, которая заключила соглашение об ассоциации с предшественником ЕС — Европейским экономическим сообществом — еще в 1963 году, но в ЕС так и не вступила.

«По замыслу украинских идеологов, величайшее достижение Украины после „Евромайдана“ в виде трехмесячного безвиза без права работы, якобы общего европейского рынка и отмены пошлин на европейские товары, включая „изделия, бывшие в употреблении“, должно было списать все ошибки и просчеты киевских властей, которые привели к гражданскому конфликту, военным преступлениям, человеческим жертвам и 300 тысяч поломанных судеб ветеранов АТО, и, как следствие, к экономическому кризису и росту коррупции в немыслимых масштабах», — говорит Васильев в интервью RT.

В статье «С руки „врага“ своего», со ссылкой на экономическое издание Világgazdaság, «Литературная газета» утверждает, что, несмотря на договор о свободной торговле между Украиной и Европейским Союзом, «украинцы по-прежнему опираются на русских». Более того, эта зависимость усиливается.

Есть данные, что в первой половине 2017 года Украина импортировала из России продукции на 2,985 млрд долларов — на 41,5% больше, чем за соответствующий период предыдущего года. А своих товаров Киев экспортировал «враждебному соседу» на 1,93 млрд, что означает 26,4% роста в годовом исчислении. Внешнеторговый баланс обеих стран таков, что Киев в «значительном минусе», который выражается суммой 1,05 млрд долларов. И это ведь еще если не считать российского газа, который Украина давно уже «как бы покупает» в Европе.

И в целом Украина имеет негативное сальдо внешнеторгового баланса: за первые шесть месяцев 20,65 млрд долларов составил экспорт, 22,53 млрд — импорт. Первый вырос на 24,2%, второй — на 29,9%. Важнейшие после Москвы внешние рынки Украины — Турция и Польша (по 1,25 млрд долларов), затем следуют Италия (1,18 млрд), Индия (1,13 млрд), Египет (1,08 млрд). По импорту, тоже после России, лидируют Германия и Китай, откуда на Украину поступает товаров на, соответственно, 2,62 и 2,56 млрд долларов.

Третий. Альтернативный взгляд из России. «Украинцам нужно бежать от РФ, закрыв глаза и не оглядываясь. Иначе они всегда будут нищенствовать и раболепствовать», — так в общих чертах формулируют в сети свои мысли некоторые активные российские граждане — противники политики Путина.

Четвертый. Выбор не велик и ничего непонятно. Украинцам, даже экономически образованным, трудно разобраться принесла ли им евроинтеграция позитив или нет. Украинские официальные ведомства выдают одну статистику, независимые и иностранные — совсем другую, противоречащую первой кардинально. Так что люди стараются опираться на свои наблюдения и ощущения.

Согласно им, на данный момент курс страны на евроинтеграцию принес колоссальные убытки, взвинтил цены на энергоносители и коммунальные услуги, обеспечил нестабильность экономики настолько, что каждый новый день начинается с выстраивания планов — как же его прожить. Кроме материальных потерь украинцы в полной мере ощутили на своей шкуре все «прелести» внутри- и межгосударственного конфликтов и социальной разрозненности общества. В общем, все они придумывают способы как выжить на «европейском пути»

Но при этом очень многие (может быть, даже подавляющее большинство) не считают возможным примирение с РФ, пока та не поменяет свою политику в отношении Украины.

Возвращаясь к соглашению. Распространенным является мнение, что в погоне за политическими дивидендами киевским политикам было недосуг проводить подробный анализ положений документа, не говоря уже о переговорах, в результате чего его проект был утвержден украинской стороной практически в первоначально предложенном Брюсселем виде. В результате Украина ничего не получила от ЕС.

В отличие, например, от Польши, которая, будучи еще только кандидатом на вступление в ЕС, в период с 1990 по 2003 годы вела длительные переговоры по каждому пункту соглашения. Благодаря этому, Польша не только получила от Брюсселя €5,7 млрд помощи «на подготовку к вступлению», но еще и более €100 млрд в последующие десять лет членства в ЕС, выделенные на программы по повышению уровня жизни и конкурентоспособности национальной экономики. И продолжает получать огромные европейские денежные вливания по сей день, правда, это счастье будет продолжаться недолго.

«Так почему же мы, нация о трудолюбии и хитрости которой слагались анекдоты, не смогли выгодно „продать“ свое место в мировой геополитике и хотя бы не получили достойных экономических преференций?» — вопрошают на Украине.

Вопрос задают сами себе, не обращая внимания на многочисленные ехидные ответы со стороны. Мыслей много, но одно уже ясно совершенно точно и сейчас: 1 сентября не станет национальным праздником, как пообещал всем украинцам президент Порошенко.

Валентин Корж, Днепр, Украина