Россия теперь может «не бояться» Грузии

Госдума одобрила вхождение ВС Южной Осетии в состав армии РФ, а Тбилиси получил американские Javelin. На расклад сил в регионе это вряд ли повлияет.


США уже выразили протест против соглашения об «объединенной» армии. © Фото с сайта presidentruo.org

На прошлой неделе Госдума ратифицировала соглашение о порядке вхождения отдельных подразделений вооруженных сил частично признанной Южной Осетии в состав ВС РФ. Когда министры обороны сторон подписывали этот документ в марте прошлого года, Сергей Шойгу пояснил, что речь идет о передаче в подчинение ему части подразделений южноосетинской армии, и что вообще сотрудничество между Москвой и Цхинвалом является одним из стабилизирующих факторов на Кавказе. А его заместитель Николай Панков растолковал депутатам, что выполнение соглашения «позволит сформировать общее оборонное пространство двух государств, включить южноосетинские подразделения в единую систему подготовки и применения войск Южного военного округа».

Соглашение будет полностью реализовано в течение девяти месяцев. Военные Южной Осетии станут служить в составе 4-й российской базы, дислоцированной в ЮО приблизительно в полутора часах езды от Тбилиси. «Молодая поросль» российских военных — выходцев из соседнего «суверенного» государства — должна в обязательном порядке иметь и гражданство РФ. Впрочем, почти все южные осетины давно уже получили паспорт России. Отметим также, что бюджет Южной Осетии почти на 90 процентов состоит из российских финансовых вливаний.  

Для чего понадобилось вхождение вооруженных сил ЮО в состав российской армии, ведь базы последней и без того дислоцированы в республике, и российские пограничники охраняют ее границу с Грузией?  По сути, для формирования единого оборонного пространства, подобного тому, какое создано Москвой и Сухумом. С одной только разницей: в Абхазии оппозиция и те, кто именуются «представителями широких слоев общественности», выступают категорически против тесной военной смычки с Россией, опасаясь «русификации» республики и «уничтожения абхазского этноса». Словом, абхазы в состав России входить не желают, и за свою мнимую «независимость» держатся всеми доступными способами. А вот южные осетины не скрывают своего желания объединиться с Северной Осетией и войти в состав РФ. Правда, ни Москва, ни Владикавказ к такому развитию событий пока не стремятся, хотя власти ЮО постоянно его лоббируют.

Тбилиси, разумеется, отреагировал на ратификацию Госдумой оборонного соглашения с Южной Осетией. МИД Грузии распространил заявление, в  котором действия России названы незаконными, входящими в противоречие с основополагающими принципами и нормами международного права, нарушающими соглашение о прекращении огня от августа 2008 года, и направленными на аннексию грузинских территорий — Абхазии и Южной Осетии. «Более того, — подчеркивают в Тбилиси, — действия России наносят ущерб архитектуре европейской безопасности и направлены на дестабилизацию обстановки во всем регионе». МИД призвал международное сообщество «оценить далеко идущую агрессивную политику России» и принять против нее «действенные меры».

Впрочем, в грузинском внешнеполитическом ведомстве считают, что «с правовой точки зрения этот документ не имеет никакого значения». Тем не менее, на призыв Тбилиси мгновенно отреагировали США — Госдеп распространил заявление, в котором осудил создание единого оборонного пространства между РФ и ЮО, подчеркнув, при этом, что не признает соглашение легитимным. Вашингтон призвал Россию вывести ее войска из Цхинвальского региона и вернуть их на довоенные позиции, а также отозвать признание Абхазии и Южной Осетии.

Напомним, кроме России, независимость ЮО признана только Венесуэлой, Никарагуа и Науру. Тбилиси разорвал дипотношения с Москвой на почве признания ею после августовской войны 2008 года суверенитета Абхазии и Южной Осетии. Их восстановление, говорят грузинские власти, возможно только после отзыва Россией независимости «сепаратистских регионов». Москва, однако, неоднократно заявляла, что не сделает этого ни при каких обстоятельствах, и вообще Грузии нет никакого дела до ее отношений с «самостоятельными» Абхазией и Южной Осетией. Последние, ввиду своего «суверенного статуса», придерживаются такого же мнения.

Зато и России, и Абхазии с Южной Осетией есть дело до того, что происходит в Грузии, и как она взаимодействует со странами-партнерами. Практически одновременно с ратификацией соглашения министр обороны Грузии Леван Изория сообщил, что закупленные в США противотанковые ракетные комплексы Javelin уже находятся в стране «в безопасном месте». По его словам, в ближайшее время начнется подготовка грузинских военных с тем, чтобы «они приобрели навыки, обязательные для использования этой системы». Сколько именно единиц техники поступило в Грузию, не уточняется, но известно, что Тбилиси просил Вашингтон продать ему 410 ракет Javelin и 72 командно-пусковые установки.
 
Когда поставки только планировались, МИД России заявил, что «расценивает подобного рода военную поддержку извне как прямое подталкивание Тбилиси к новым опасным авантюрам в регионе», и что вообще при помощи США «на грузинской территории планируется строительство военно-тренировочного центра». РИА «Новости» цитирует заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина, заявившего, что Тбилиси активно включился в реализацию натовской стратегии «сдерживания» России, и что это явно не укрепляет безопасность Грузии. «Естественно, — сказал российский дипломат, — в таком контексте усилия США и других членов НАТО по милитаризации Грузии вызывают в регионе особую озабоченность». По его словам, Абхазия и Южная Осетия надежно застрахованы от повторения августовских событий десятилетней давности.
 
В Тбилиси же утверждают, что Javelin является «оборонительным оружием», и оно не направлено против какой-либо страны. Единственное его предназначение, заверил министр обороны Изория, — это защита суверенитета республики. Тем не менее, в Цхинвале запаниковали: по данным югоосетинского агентства РЕС, полпред президента ЮО по постконфликтному урегулированию Мурат Джиоев назвал передачу американских Javelin Грузии «опасным симптомом», который «нас настораживает».

Но, собственно, есть ли у Цхинвала причины для беспокойства? Понятно, что Грузия не пойдет войной ни на Абхазию, ни на Южную Осетию — это равносильно войне с РФ, априори проигрышной для Тбилиси. Опасения по поводу создания Россией единого оборонного пространства с ЮО тоже пустые, поскольку есть таковое на уровне соглашения или его нет, российские военные базы расквартированы и в Абхазии, и в Южной Осетии, и тут уже не поможет никакое американское «оборонительное оружие».
 
То есть стороны своими «опасениями», намеками и «предупреждениями» только действуют друг другу на нервы, поскольку Россия не намерена отказываться от признания суверенитета Абхазии и Южной Осетии — «буферных зон» на своих границах с Грузией, а последняя модернизирует свою армию в соответствии со стандартами НАТО и пока не собирается давать «задний ход».
 
В такой ситуации, скорее, можно понять Грузию, поскольку отколовшиеся от нее территории признаны всего четырьмя государствами, соответственно, Абхазию и Южную Осетию юридически она считает своими. Но что с того? Колеса политического «велосипеда» в данном случае крутятся, но стоят на месте, выполняя роль примитивного велотренажера.
 
Поэтому ни единое оборонное пространство, ни наличие противотанковых комплексов реально ситуацию, с точки зрения безопасности в регионе, о которой «печется» Москва,  и расклада сил в нем, никак не меняют. Другое дело, что Россию сильно раздражает непокорность Грузии в контексте ее приверженности сближению с НАТО, а не с ней самой. Страшна ли такая «приверженность»? Вряд ли, поскольку заигрывание альянса с Грузией не означает его готовность принять ее в свои ряды, и Россия это прекрасно понимает. А вот позлить ее Вашингтону в удовольствие, равно как и Москве позлить и попугать Грузию.
 
Андрей Николаев


Ранее на тему ЕСПЧ слушает дело «Грузия против России»

Совфед ратифицировал соглашение о медстраховании граждан РФ в Абхазии