Москва-Тбилиси: в попытке избежать «чудовищного»

Россия грозит адекватными мерами в ответ на сближение Грузии с НАТО, но все же «пражские встречи» слегка понижают напряженность между двумя странами.


© Фото с сайта nato.int

Итог очередного раунда переговоров в Праге спецпредставителей Грузии и России по урегулированию отношений между двумя странами — дипломата Зураба Абашидзе и заместителя министра иностранных дел РФ Григория Карасина — на поверку оказался более оптимистичным, чем можно было ожидать. Возможно, этому способствовало то, что после проволочек длиною в семь лет Грузия в декабре прошлого года, а Россия — в мае текущего, подписали контракт со швейцарской компанией SGS по мониторингу ею грузов, ввозимых в Россию и вывозимых из нее по транспортным коридорам, ведущим в Грузию. Причем не только на территории, подконтрольной Тбилиси (таможенный пропускной пункт в Верхнем Ларсе), но и на границах РФ с Абхазией и Южной Осетией. То есть речь идет уже о практической реализации соглашения от 2011 года «Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами». Теперь для этого Москва и Тбилиси сформируют специальную рабочую комиссию.

Отметим, что вышеупомянутый документ имеет не только транспортно-экономическую, но и выраженную политическую направленность. Дело в том, что соглашение, в условиях отсутствия дипотношений между Москвой и Тбилиси, было напрямую связано с вопросом вступления России во Всемирную торговую организацию. Грузия блокировала членство РФ в ВТО, в то время как для вступления требовалось согласие всех участников этой организации, и они активно давили на Тбилиси. Для последнего вопрос упирался в непризнание суверенитета Абхазии и Южной Осетии и фактическое наличие у них границ с Россией. Москва же настаивала на том, чтобы Грузия согласилась с легитимацией положения с границами.

Дабы не потерять лицо и хотя бы внешне обозначить наличие административной, а не государственной границы с отколовшимися территориями, Тбилиси согласился на «компромиссное решение». То есть Грузия не признает наличия границ России с Абхазией и Южной Осетией, считая их своими, и вроде как поддерживает собственную территориальную целостность мониторингом грузов нейтральной иностранной компанией.

Карасин признал, что сторонам удалось решить «важную задачу», и отметил, что они будут «двигаться и дальше». Если под «дальше» имеется в виду продолжение транспортной темы в виде открытия сквозного железнодорожного сообщения между Россией и Грузией по территории Абхазии с выходом на Армению (этот проект активно обсуждается на экспертном уровне), то тут получился «пролет». Абашидзе заверил, что на встрече с Карасиным проблематика возобновления железнодорожного сообщения вообще не поднималась. Надо думать, это сильно огорчило полублокадную Армению, которая в течение многих лет лоббирует открытие дороги, облегчающей ей транспортное сообщение с Россией.

В общем, с большим трудом, но маленький шаг навстречу друг другу стороны все-таки сделали. Правительство Грузии в распространенном им сообщении по итогам встречи Абашидзе — Карасин не поскупилось на перечень сфер сотрудничества сторон, в которых наблюдается «положительная динамика». Так, в последние годы Россия заняла лидирующие позиции во внешней торговле Грузии. Зафиксирован рост экспорта грузинской продукции в РФ. Что касается функционирования вышеупомянутых транспортных коридоров с мониторингом грузов швейцарской компанией, Тбилиси выражает надежду на то, что соответствующее соглашение «будет выполнено добросовестно и без политизации вопроса».

Один очень существенный момент: в ходе пражской встречи Абашидзе и Карасин договорились о передаче Грузии здания бывшего грузинского посольства в Москве. Карасин подтвердил передачу в собственность двух зданий и выразил надежду на то, что «и в Тбилиси секция интересов России получит реквизиты здания и земли. Мы не собираемся обмениваться зданиями, это встречный процесс. Эти вопросы должны быть урегулированы, в противном случае они могут помешать урегулированию отношений между нашими странами».

Касаясь позитива в грузино-российских отношениях, Карасин в интервью РИА Новости подчеркнул, что Грузия постепенно становится одним из самых популярных направлений у российских туристов. По его данным, в первом квартале текущего года страну посетило 375 тысяч россиян — на треть больше, чем за аналогичный период прошлого года. «Если учесть, что большая часть поездок в Грузию, естественно, приходится на период весны-лета-осени, то в целом за этот год можно ожидать превышения общего числа туристов по сравнению 2017 годом, когда в Грузии побывало 1,4 миллиона россиян», — сказал он.

Но, как констатировал российский дипломат, есть и огорчительный момент: «Остается без изменений грузинский закон о так называемых оккупированных территориях». По его мнению, закон этот «в определенной степени подвергает риску россиян во время их пребывания в Грузии, поскольку ущемляет их права в том случае, если они ранее посещали, например, Абхазию». Эта проблема тоже была обсуждена с Абашидзе, проинформировал спецпредставитель РФ.

По итогам переговоров российское внешнеполитическое ведомство распространило сообщение, в котором, в частности, сказано, что Москва серьезно озабочена углублением сотрудничества Грузии с НАТО. Отметим, что пока Карасин и Абашидзе общались в Праге, госсекретарь США Майк Помпео заявил, что его страна работает над присоединением Грузии к НАТО. А глава грузинского МИД Михаил Джанелидзе, выступая в Вашингтоне, проинформировал, что Грузия добилась значительного прогресса на пути соответствия стандартам Североатлантического альянса и рассчитывает, что на его июльском саммите этот факт будет зафиксирован официально.

По данным российского МИД, Карасин на встрече с Абашидзе сказал, что «Военное освоение Закавказья внерегиональными силами представляет прямую угрозу для России», и в такой ситуации «российская сторона вправе принимать адекватные меры для укрепления безопасности своей и своих союзников». Звучит довольно угрожающе. Во что могут вылиться «адекватные меры», можно только гадать: на почве сближения с НАТО Грузия уже лишилась Абхазии и Южной Осетии.

Тут стоит отметить, что незадолго до встречи Абашидзе — Карасин президент Грузии Георгий Маргвелашвили неожиданно озвучил свою «мечту» — пообщаться с президентом России Владимиром Путиным. «Мечтаю о том времени, когда поговорю с российским лидером. Знаете, как это называется? Это называется современной формой диалога, так со мной разговаривают президент Польши, канцлер Германии или президент Франции», — сказал он на встрече со студентами Тбилисского государственного медицинского университета. «Политика в отношении России, сформированная нами после прихода к власти, является, на мой взгляд, правильной. Мы говорим: „Мы предлагаем вам рациональный диалог“. … Рациональный диалог означает, давайте вы, с вашими взглядами, проблемами, интересами, вашим видением того, какую пользу мы можем принести друг другу, … сядем вместе и поговорим», — добавил Маргвелашвили.

Это заявление президента, не нашедшего общего языка с партией власти, правительством и парламентом Грузии, явно резануло слух. Абашидзе пожал плечами: «То, что президент Грузии разделяет нашу политику, рациональный подход в отношении России, конечно же, приветствуется. Однако непонятно, почему он заговорил о встрече с президентом России сейчас, к истечению своего президентского срока?»

Ведь и раньше у него была возможность поддержать инициативу премьера Квирикашвили по налаживанию отношений с Россией — «сделать разумные, пусть даже небольшие шаги, чтобы вывести наши отношения из этого заколдованного круга». Премьер тогда также подтвердил заинтересованность властей Грузии в «достижении реального прогресса» и заявил, что лично готов участвовать в международных Женевских дискуссиях по безопасности на Кавказе. «Мы готовы к прямому диалогу с абхазами и осетинами, и приветствовался бы реально конструктивный подход к этому российской стороны. При наличии политической воли мы считаем возможным осуществление и других разумных шагов», — сказал он.

Как водится, премьера сильно «поклевали» за его инициативу сторонники жесткого курса в отношении России. Что же касается «мечты» президента Грузии лично пообщаться с Путиным, экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе, которая, кстати, находясь в команде Михаила Саакашвили ругала Россию почем зря, а уйдя в оппозицию примерила на себя российский «триколор», напомнила: Маргвелашвили находился в президентском дворце четыре года, и «ничего не делал, кроме ругани России». По ее мнению, встреча с Путиным президенту Грузии не светит.

Между тем Карасин заявил, что она «возможна». «Но прежде, — сказал он, — необходимо провести серьезную подготовительную работу, тщательно рассмотреть решение важных политических и экономических вопросов в отношениях между нашими странами. … Мы с господином Абашидзе проводим регулярные переговоры в Праге, чтобы постепенно продвигаться вперед в развитии отношений между Россией и Грузией и тем самым готовить на будущее встречу глав обоих государств».

Вряд ли Карасин верит в то, что говорит: дипломатия обязывает его кривить душой. Реально же встреча президентов Грузии и России в ближайшем будущем невозможна по сумме причин. Главные из них: Россия не отзовет признание независимости Абхазии и Южной Осетии, а Грузия не откажется от своей территориальной целостности и курса на евроатлантическую интеграцию. Собственно, других важных тем для обсуждения на высоком уровне у сторон нет. Разве что случится «чудо»: хорошо бы от «чудесного», а не от «чудовищного».

Но вернемся к встрече в Праге. Благо уже то, что такой переговорный формат все же существует и даже развивается. Глобального политического прорыва в грузино-российских взаимоотношениях он, конечно, сулить не может, однако создает условия для экономического, транспортного, культурного, гуманитарного и иного взаимодействия. Оно, надо сказать, снижает градус накала в отношениях между двумя странами и создает предпосылки — пусть на отдаленное будущее — для исправления деформаций в отдельных политических,  экономических и гуманитарных «фрагментах».

Андрей Николаев


Ранее на тему Грузия не планирует менять формат переговоров с Россией

Грузия намерена вступить в НАТО к 2021 году

ЕСПЧ слушает дело «Грузия против России»