Евросоюз против США: я не трус, но я боюсь

В ответ на выход Вашингтона из СВПД Иран анонсировал наращивание обогащения урана. Сохранение ядерной сделки зависит сейчас от ЕС.


Иранская проблема — не единственная в отношениях между США и Евросоюзом. © CC0

Никаких признаков того, что Иран нарушает одобренную ООН в 2015 году ядерную сделку, известную как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), не зафиксировано никем из его участников, а, главное, МАГАТЭ. Однако США из сделки вышли, плюс ввели в отношении Ирана дополнительные санкции, бьющие не только по крупным игрокам мировой экономики, занятым в ИРИ, но и по безопасности в ее глобальном понимании.

В ответ на действия США верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи распорядился немедленно начать подготовку к обогащению урана на уровне 190 тысяч ЕРР (один из показателей мощности центрифуг). При этом глава Организации атомной энергетики Ирана (ОАЭИ) Али Акбар Салехи подчеркнул, что увеличение мощностей по обогащению урана не выйдет за рамки ядерной деятельности и носит исключительно мирный характер. Вместе с тем Салехи обмолвился, что в случае необходимости Иран, максимум за пять дней, может довести уровень обогащения урана до 20%. А это, как известно, минимальный «порог» для создания атомной бомбы.

Напомним, участниками СВПД с Ираном, после выхода из него США, остаются Россия, Китай, Франция, Великобритания и Германия. В Тегеране уже заявили, что если ЕС не останется в СВПД, иранская сторона будет вправе возобновить ядерную программу. Кроме того, Хаменеи подтвердил, что его страна не откажется от своей ракетной программы: «Мечта наших противников не сбудется… Если враг нападет на Иран, мы будем атаковать в десять раз больше».

Россия, Китай и Евросоюз озвучили свою негативную реакцию на выход США из ядерной сделки, но все три стороны сочли необходимым продолжение соблюдения Ираном ее условий. По большому счету, выходить из соглашения Тегерану невыгодно, и вполне возможно, что заявление о наращивании мощностей по производству урана и перспективе помахать ручкой СВПД является «пробным шаром» для отрезвления даже не США, а в большей степени — Евросоюза и Израиля. То есть Иран отвечает шантажом на шантаж, и пока ЕС сам не выйдет из соглашения, он в нем останется, но — на определенных условиях. В частности, если европейский бизнес не начнет сбегать из ИРИ, опасаясь американских санкций; если уровень экспортируемой иранской нефти останется прежним и т. д.

Кстати, российская компания «Лукойл», как это ни странно, уже заявила о сворачивании своего бизнеса в Иране. Не говоря уже о том, что Boeing отказался от многомиллиардной сделки на поставки самолетов ИРИ. Также из страны ушел автомобильный концерн «Пежо». Гарантий, что по уже проторенному пути не побегут и другие компании, Евросоюз предоставить не сможет, чего не скрыла канцлер ФРГ Ангела Меркель. А накануне распространилось сообщение, в соответствии с которым Европейский инвестиционный банк из-за американских санкций отказался от планов поддержки европейских предприятий в ИРИ.

Вообще же сомнительно, сумеет ли ЕС занять консолидированную позицию в отношении СВПД и продемонстрировать США свою независимость. Главным в этом сложном деле видится шкала приоритетов европейцев, то есть, что для них важнее — сохранить за собой Иран, игнорируя американские санкции (ведь европейские компании уже вложили в ИРИ немалые средства) или все же сдаться под натиском США, от которых они все еще сильно зависят. Впрочем, от Америки зависят также экономики России и Китая, и теперь поведенческая модель всех участников СВПД станет своеобразным тестом уровня их суверенитета.

Пока же, по данным РИА Новости, ссылающегося на неназванный источник в ЕС, министры иностранных дел, экономики и финансов Франции, Германии и Великобритании, а также глава дипломатии ЕС Федерика Могерини направили письмо госсекретарю и министру финансов США с призывом вывести из-под действия санкций по Ирану европейские компании — в ключевых секторах. В частности, они ждут от американцев «подтверждения того, что вторичные санкции не будут применяться к фармацевтическим препаратам и здравоохранению». Письмо также содержит «просьбу об исключении для ключевых секторов — энергетики, автомобилестроения, гражданской авиации и инфраструктурных проектов» и «обеспечении надлежащих банковских и финансовых каналов».

Вряд ли «нижайшая просьба» получит положительный отклик, и это прекрасно понимают в ЕС, раз Европейская комиссия, по данным Iran Daily, приняла обновленный закон, разрешающий европейским компаниям не соблюдать санкции США в отношении Ирана. Как поясняется в пресс-релизе комиссии, ее решение «призвано помочь защитить интересы компаний ЕС, инвестирующих в Иран, и продемонстрировать приверженность ЕС Совместному всеобъемлющему плану действий».

Впрочем, у государств-членов Евросоюза и Европарламента есть два месяца, чтобы выступить против этого закона. Как информирует Еврокомиссия, если у членов ЕС не будет возражений, закон вступит в силу не позднее начала августа — именно к этому времени будут задействованы и вновь введенные американские санкции.

Собственно, что происходит сейчас? Помимо того, что США вместе с Израилем стремятся любым способом «стереть» влияние Ирана, как минимум, на Ближнем Востоке, и уничтожить его поразительную стойкость и самодостаточность (почти за 40 лет санкций страна все же выжила и проводит суверенную внешнюю политику), так еще и пытаются подчинить себе ЕС через Тегеран. Вопрос — «Доколе?!» — звучит в Европе все чаще, тем более, что США удалось обозлить Германию с Францией введением новых, повышенных импортных пошлин на сталь и алюминий. Договориться с Вашингтоном им не удалось, и теперь Берлин и Париж согласовывают ответные меры. Предметов для торга достаточно — от американской сельскохозяйственной продукции до автомобилей и прочего.

Но есть ли у Ирана возможность для торга? Ведь ситуация вокруг выхода США из СВПД, планы ИРИ по обогащению урана, наращивание ракетной программы и возможность выхода самого Тегерана из ядерного соглашения,  намерения Израиля со всеми вытекающими из них последствиями, фактически означают кризис в международных отношениях. И теперь вот идет борьба за сохранение этой, по словам Трампа, «худшей сделки». Повторимся, что ее судьба практически полностью зависит от чувства собственного достоинства Европы.

В принципе, Иран может пойти на кое-какие компромиссы, и в результате появится новое соглашение — прежнее он пока соблюдает. США тоже не исключают новой сделки, однако выдвигают Ирану драконовы условия. Двенадцать требований к Тегерану, озвученных госсекретарем США Майклом Помпео, вряд ли «вдохновят» ИРИ на компромисс, поскольку их удовлетворение полностью обнулит политический вес этой страны, ее оборонные возможности, энергетическое и экономическое развитие.

В частности, Вашингтон требует прекращения Ираном обогащения урана, полного отказа от переработки плутония и закрытия тяжеловодного ядерного реактора, что означает запрет на мирный атом как таковой. Что касается баллистических ракет, то Иран, по мнению американцев, вообще не должен их производить. Кроме того, от Тегерана требуется вывод всех вооруженных сил из Сирии и прочее, и прочее. То есть США заблаговременно и сознательно закрыли Ирану все возможности для торга по новому соглашению.

Сидеть и помалкивать в «осажденной крепости» Тегеран вряд ли согласится. Так что, либо сегодня ему должны обеспечить круговую поруку все участники СВПД, либо — не исключено — дело дойдет до войны, по меньшей мере с Израилем, которого поддержат США. А ЕС, мечущийся сейчас между Тегераном и Вашингтоном, потеряет не только покой и деньги, но и репутацию суверенного союза.

То есть пока — для этого сейчас самый подходящий и логичный момент — он может выбирать между сохранением СВПД и полной подчиненностью американцам. Интересно, как последний выбор отразится на настроениях европейцев, ропщущих против «гегемонии США», на поводу у которых идет Брюссель, и то там, то тут ратующих за возвращение из ЕСовского «колхоза» в свои «собственные квартиры».

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Главы Евросоюза выскажутся за продление антироссийских санкций

Меркель обвинила Трампа в неправильных расчетах прибыли США

Трамп обвинил Канаду в введении пошлины в 270%