Немецкая элита учится на своих ошибках

Новые успехи крайне правых популистов в Германии и Европе в целом возможны, но их приход к реальной власти исключен, уверен социолог Игорь Эйдман.


Крупный бизнес не станет делать ставку на маргиналов, которыми он воспринимает евроскептиков. © Фото из личного архива

Если читать российские СМИ, складывается впечатление, что в Евросоюзе назрел очередной раскол, вызванный проблемой миграции. Если это и так, то еще большой вопрос, с чем этот раскол связан: с миграционными проблемами, которые сейчас, в связи с резким сокращением числа беженцев в Европу, по факту гораздо менее актуальны, чем два-три года назад, или в связи с приходом к руководству некоторых европейских стран, таких, например, как Италия и Австрия, правых политиков, активно играющих на ксенофобских настроениях части избирателей.

Подтверждением наличия такого раскола в Евросоюзе называют тот факт, что на неформальную встречу лидеров ЕС, проходившую за несколько дней до официального саммита Евросоюза, прибыли руководители лишь 16 из 28 государств его членов. Кроме того, новый премьер-министр Италии Джузеппе Конте, едва получив свое назначение, закрыл итальянские порты для прибывающих в страну кораблей с беженцами из Ливии. Его заместитель и министр внутренних дел Маттео Сальвини, один из лидеров крайне правой Лиги Севера, благодаря стараниям которого Конте во многом и стал премьером, заявил: «Все в Европе решают свои собственные проблемы, теперь Италия тоже поднимает голову. Давайте перестанем решать проблему нелегальной миграции за всех остальных». 

В связи с историей с ливийскими беженцами президент Франции Эммануэль Макрон обвинил итальянские власти в «цинизме и безответственности». Конте, в свою очередь, назвал слова Макрона «лицемерными» и потребовал внесения «радикальных изменений» в миграционную политику ЕС. Почти на ровном месте обострились отношения и внутри правящей коалиции европейского локомотива — Германии. Министр внутренних дел ФРГ, глава баварского Христианско-социального союза Хорст Зеехофер фактически предъявил ультиматум старшему партнеру по коалиции — лидеру Христианско-демократического союза канцлеру Ангеле Меркель. Он представил «дорожную карту» по борьбе с нелегальной миграцией, состоящую из 64 пунктов. Сообщается, что если через две недели Меркель не одобрит этот план полностью, Зеехофер представит его Бундестагу без одобрения канцлера, что может означать развал правящей коалиции и досрочные парламентские выборы.

С учетом набирающей популярность крайне правой «Альтернативы для Германии» (AfD) и усталости от Меркель, накопившейся у части немецких избирателей, политические перспективы этой страны, а с ней и всего Евросоюза представляются весьма туманными.

О том, насколько серьезны подобные опасения и как вся эта картина выглядит изнутри, обозревателю «Росбалта» рассказал Игорь Эйдман — российский социолог и публицист, давно живущий в Германии.

— На ваш взгляд, можно ли говорить, что в Евросоюзе в целом, и в Германии, в частности, действительно вновь возникает раскол по теме миграции или каким-то другим проблемам?

 — Я хочу сказать, что если читать российские СМИ, если проследить их публикации еще с советских времен, то там всегда по отношению к Европе были две основные темы: кризис ЕС и его раскол. Но, как мы видим, центростремительные тенденции за это время были более сильными, чем центробежные. Европейский Союз за это время превратился из просто общего рынка в серьезное политическое объединение и никакого его глобального раскола не произошло. Великобритания вышла из состава ЕС, но, как известно, она и вошла в него довольно поздно и, в общем, по ряду причин, всегда ощущала себя в нем инородным элементом.

Да, сейчас в ЕС есть трения по поводу мигрантов. В Австрии и Италии к власти пришли довольно жесткие противники миграции, которых обвиняют сейчас даже в антигуманизме. Италия приняла решение не приходить на помощь судам, которые привозят нелегальных беженцев.

Действительно, есть ощущение, что Европа ужесточит свою политику в отношении мигрантов и это естественно, потому что до этого было несколько лет очень либеральной политики по отношению к ним, когда в ту же Германию въехало очень много беженцев. Сейчас маятник качнулся в другую сторону, и произойдет некое ужесточение.

— К чему это приведет?

 — Есть разные проекты. Например, один из них предполагает устройство на европейские деньги Центра приема беженцев в Албании, где они будут дожидаться улучшения ситуации в своих странах без того, чтобы переезжать в другие европейские государства. Могут быть и другие варианты, но я не думаю, что это приведет к какому-то глобальному кризису в Евросоюзе. Сейчас существует более жесткая итальяно-австрийская линия по от ношению к беженцам и более мягкая линия, которой придерживалась Меркель и которой в какой-то степени придерживается новое испанское левое правительство главе с лидером Испанской социалистической рабочей партией (ИСРП) Педро Санчесом.

— Если говорить о нынешней политической ситуации в Германии, то, на ваш взгляд, не может ли выйти так, что, с учетом роста ксенофобских настроений в стране, лидер баварской ХСС Зеехофер превратится в политика федерального масштаба? Не забудем также, что продолжает расти рейтинг ультраправой «Альтернативы для Германии». Если же учесть, что по некоторым позициям, например, по отношению к России или к той же миграции партия Die Linke (Левые) почти неотличима от крайне правых, то не увидим ли мы в обозримом будущем, во-первых, досрочные парламентские выборы, а, во-вторых, по их результатам, крайне правое правительство со всеми вытекающими из этого последствиями и для Германии, и для всей Европы?

 — По первому вопросу хочу сказать, что не думаю, что Зеехофер сможет претендовать на роль общенационального лидера. Все-таки нынешняя Германии федеративная страна, а Зеехофер очень четко ассоциируется со своей баварской партией — ХСС.

Я также сомневаюсь в возможности создания коалиции между ХСС и AfD. Дело в том, что ХДС (во главе с Меркель) и ХСС столько десятилетий сотрудничали, что я не думаю, что баварцы откажутся от этого союза и свяжут свою судьбу с какой-то, в общем, пока маргинальной AfD.

Хочу отметить еще один момент, который в России может быть не очень заметен. Несмотря на то, что AfD довольно популярна в некоторых кругах, антирейтинг у нее огромный, и она воспринимается в принципе не как нормальная парламентская партия, а скорее как некая маргинальная организация.

Что касается Die Linke, то, несмотря на то, что ее лидеры, как и лидеры AfD, занимают пророссийскую позицию, по всем другим, прежде всего экономическим вопросам, они совершенно противоположны. Кроме того, Die Linke тоже воспринимаются в Германии как маргиналы, несмотря даже на то, что они много лет представлены в Бундестаге. Так что шансы этих двух партий войти в правящую коалицию близки к нулю.

Что касается вопроса, возможны ли досрочные выборы. Я думаю, что сейчас они никому не нужны, в том числе, и ХСС. Судя по опросам, положение правящей коалиции сегодня хуже, чем оно было перед последними выборами. Сейчас ее поддерживает меньше 50% избирателей. Поэтому не думаю, что они пойдут на досрочные выборы. Полагаю, что они договорятся. Другое дело, что Зеехоферу нужно показать своим баварским избирателям, настроенным антимигрантски, что он противостоит Меркель по этому вопросу, что он добивается от нее каких-то уступок. Конечно, Меркель придется с этим считаться и соглашаться на определенный компромисс.

— Ну, да, она заявила, что в течение двух недель попытается решить вопрос с «дорожной картой» по решению проблемы нелегальной иммиграции, предложенной Зеехофером…

 — Почему-то все решили, что это ультиматум. В действительности же этого не было. Просто Меркель заявила, что в течение двух недель с этим разберется. 1 июля эти две недели истекут, и не думаю, что они хлопнут по столу и разойдутся. Это не в немецких традициях, и к тому же ни к чему хорошему это не приведет, а вызовет катастрофический результат для всей коалиции.

— По другим опросам Меркель поддерживает 43% немецких избирателей и столько же выступают за ее досрочную отставку…

 — Существует вероятность, что элита ХДС и ХСС внушит Меркель, что она является камнем у них на ногах и ей надо уходить, а она примет такое решение. Теоретически это возможно, но не думаю, что в ближайшее время. Но не исключено, что это произойдет до следующих очередных выборов.

— И что произойдет, если Меркель все-таки уйдет? Я, честно говоря, не представляю себе умеренной германской правящей коалиции без нее. Не произойдет ли в результате этого серьезного поправения немецкой политики?

 — Какое-то поправение произойти может, потому что, как признают немецкие эксперты, с которыми я общался, при Меркель христианские демократы сильно полевели. Без Меркель их некоторое поправение, как всегда не очень радикальное, произойдет наверняка. Многие связывают полевение ХДС при нынешнем канцлере с ее восточногерманским бэкграундом. Меркель хоть и христианская демократка, но по своей политике она многим больше напоминает христианскую социалистку. Это выражается и в ее отношении к экологии, и в отношении к беженцам, и к социальным вопросам. При ней не произошло никаких серьезных социальных контрреформ по типу тех, которые проводились социал-демократом Герхардом Шредером.

— В случае тех перемен в немецкой политике, о которых мы говорим, насколько велика вероятность прихода к власти в Германии евроскептиков?

 — Нулевая. Евроскептики находятся или на крайне правом (AfD) фланге немецкой политики, или на крайне левом (Die Linke), но, как я сказал, и та, и другая партия воспринимаются немецкой общественностью как маргинальные. В более серьезных партиях, таких, как СДПГ, ХДС, «Зеленые» евроскептики не играют никакой роли.

— Но если вспомнить историю, то немецкие национал-социалисты в начале 1930-х годов тоже воспринимались как маргиналы…

 — Все может быть, но надо сказать, что тогда национал-социалисты набирали существенно больше, чем сегодня набирает та же AfD. Кроме того, элита все-таки учится на своих ошибках. На национал-социалистов тогда поставила финансово-промышленная олигархия, а уже через несколько лет она кусала локти. Нынешняя условная финансовая олигархия, конечно, существует до сих пор (есть даже такая немецкая книга «Рейх распался – олигархия жива»), но, конечно, стала умеренной и помогает умеренным. Они помогают христианским демократам, социал-демократам. Баварская олигархия помогает Христианско-социальному союзу. «Грюны» («Зеленые») получают такую поддержку в меньшей степени. «Грюны» - это, наверное, наиболее идейная партия в Германии и своими идеями играет против интересов крупного бизнеса во многих областях. Тем не менее, ее тоже некоторые корпорации поддерживают.

Но на экстремистов нынешний крупный немецкий бизнес не будет ставить. А без этой поддержки они не смогут сделать ничего серьезного. Их поддерживает сегодня Кремль, и это помогает им держаться на плаву. Этого достаточно, чтобы пройти в парламент, но недостаточно, чтобы стать мощной политической силой, которая могла бы претендовать на управление страной.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему СМИ узнали о пытках и изнасилованиях мигрантов, добравшихся до берегов ЕС из Ливии

Немцы оказались рекордно лояльны «Альтернативе для Германии»

Австрийский канцлер призвал Евросоюз к развитию диалога с РФ