Дипломатия отдана «ястребам»

США и Россия готовы к затяжному конфликту, но не будут окончательно закрывать возможности для переговоров, полагает политолог Алексей Макаркин.


Для администрации Дональда Трампа проблема Ирана сейчас значительно более актуальна, чем конфликт с Россией. © -

Переговоры помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона и секретаря российского Совбеза Николая Патрушева в Женеве, как и недавняя встреча в Берлине канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента РФ Владимира Путина, прошли в закрытом режиме и оставили, пожалуй, больше вопросов, чем ответов.

Формальный итог встречи Болтона и Патрушева практически нулевой. Оба даже отказались от обычной в таких случаях совместной пресс-конференции по итогам переговоров и общались с журналистами позже, каждый сам по себе. Совместное заявление также согласовать не удалось.

Является ли все это показателем провала очередной попытки американо-российского диалога, или кое о чем сторонам все же удалось договориться? Об этом обозреватель «Росбалта» побеседовал с политологом Алексеем Макаркиным.

— Как вы оцениваете результаты встречи Болтона и Патрушева?

 — Реалистично. Сам выбор переговорщиков, сам факт встречи двух таких «ястребов», демонстрировал, что быстрых перемен в этой сфере не будет. Думаю, что их выбор для налаживания канала общения с обеих сторон был сделан вполне осознанно.

— Чего пытались добиться Москва и Вашингтон на этих переговорах?

 — Американцам надо было разделить Россию и Иран в Сирии. Для администрации Дональда Трампа проблема Ирана сейчас значительно более актуальна, чем проблема России, но не думаю, что у них были какие-то завышенные ожидания на эту тему. Российская сторона, в свою очередь, предложила свой вариант решения этой проблемы, который состоит в том, что иранцы не будут подводить свои силы к израильским границам в Сирии, что в наибольшей степени волнует сейчас союзника Америки — Израиль, а взамен американцы пусть отложат введение санкций, связанных с нефтяной отраслью Ирана. Штаты это не устраивает. Они за то, чтобы Тегеран ушел из Сирии вообще. Однако, по их мнению, сирийская проблема была только одной из причин, по которой были введены санкции. Главная же проблема здесь ядерная.

— Что характерно, на переговорах Болтона и Патрушева обсуждаются ровно те же вопросы, что и на встрече Трампа и Путина в Хельсинки. Какой смысл повторять их еще раз?

 — Тут главное — нюансы. В ходе таких переговоров обсуждается огромное количество разных деталей. Что можно обменять еще, на каких условиях, к чему они могут быть привязаны и так далее. То есть, на самом деле разговор крутится вокруг одних и тех же вещей, но с определенными вариациями. Хотя сейчас стало ясно, что на таких условиях договариваться невозможно.

— Что же тогда в сухом остатке?

 — В сухом остатке то, что разблокирован диалог между (американскими и российскими) военными. Вроде бы, договорились о том, что будет систематический диалог между спецслужбами двух стран. Трамп, напомню, очень гордится тем, что Америка помогла предотвратить теракт в Санкт-Петербурге. Таким образом, можно сделать вывод, что эпизодические контакты между спецслужбами США и РФ есть. Сейчас их решено расширить.

— И это все?

Ждать каких-то других результатов этих переговоров было бы странно. Болтон после встречи с Патрушевым отправился в Украину, чтобы присутствовать на параде ВСУ. До этого туда ездил министр обороны США Джеймс Мэттис. Сейчас специально подготовили под это дело телеграмму Трампа, в которой упоминается украинская армия и дается понять, что Америка Украину не бросит. А что еще было ожидать? Вряд ли кто-то надеялся, что Америка примет какой-то промежуточный вариант решения сирийской проблемы, тем более, что он был бы связан с откладыванием санкций. В то же время закрывать возможности для переговоров США и РФ не будут.

— И все же в чем практический результат переговоров высокопоставленных чиновников двух стран?

 — Если говорить о сирийском урегулировании, то не надо забывать там о факторе Израиля, а премьер-министр этой страны Биньямин Нетаньяху настроен достаточно прагматически. Если Россия де-факто сохраняет ситуацию, при которой иранские вооруженные формирования не подходят к израильским границам, при том, что взамен нет никаких официальных обязательств (Израиля), то этот минимум Тель-Авив на сегодняшний день устраивает. То, что Москва, в свою очередь, закрывает глаза на удары Израиля по иранским и проиранским объектам в Сирии, Тель-Авив также устраивает.

Результатом может быть такая позиция Израиля, который будет предостерегать американцев от полного разрыва отношений с Россией в сирийском вопросе, поскольку с русскими здесь можно о чем-то де-факто договариваться. То есть, если сейчас соглашение между РФ и США де-юре не получается (поскольку тогда возникают вопросы о том, что взамен той же приграничной зоны в Сирии, свободной от иранских войск? Отказ от санкций в отношении России?), то неофициальные договоренности о наличии таких зон вблизи сирийско-израильской границы, при том, что никаких ответных обязательств американцы на себя там не берут — вот это возможно.

Давайте посмотрим на недавние события в Сирии. Некоторое время назад было наступление войск Башара Асада на юге страны. В ходе этого наступления союзники Асада — иранцы — в сторону израильской границы не продвинулись. Американцы же, в свою очередь, ограничились лишь формальным выражением своего недовольства по этому поводу, но удары по войскам Асада наносить не стали. То есть, де-факто какие-то договоренности (между РФ и США) в Сирии уже реализуются. Другое дело, что оформить эти договоренности в какой-то политический компромисс — это уже существенно менее вероятно.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему СМИ: Встречу Трампа с Путиным могут принять Аргентина или Франция

Стало известно, когда и где встретятся Патрушев и Болтон

Порошенко и Болтон обсудили, как остановить «российскую агрессию»