Ордена для Путина

Через десять лет после признания Россией независимости Абхазии республика по-прежнему «майданит» и считает, что Москва ей сильно недоплачивает.


Главная задача Москвы — не дать Грузии вступить в НАТО. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Десять лет назад, вскоре после августовской войны 08.08.08, Россия официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии. На прошлой неделе в них состоялись помпезные торжества с участием официальных лиц РФ и иностранных гостей.

К юбилейной дате президент Владимир Путин принял в Москве своих «коллег» из частично признанных республик — Рауля Хаджимба и Анатолия Бибилова. А затем, в день юбилея, поздравил народы обеих отколовшихся от Грузии территорий. В частности, послание Путина, зачитанное вице-спикером Госдумы Ольгой Тимофеевой на торжественном собрании в Абхазском государственном драматическом театре, содержало обещание, что Москва и впредь будет оказывать содействие правительству и народу республики. Путин также отметил, что за прошедшее десятилетие Абхазия прошла долгий путь становления государственности и добилась значительных успехов в социально-экономическом развитии. Текст приблизительно такой же тональности получили и в Южной Осетии.

Президенты обеих республик, разумеется, спели дифирамбы Путину и, более того, наградили его престижными национальными орденами: Абхазия — орденом Ахьдз-Апша Первой степени — за «большой личный вклад» в развитие абхазской государственности, обеспечение мира и стабильности, поддержку в социально-экономическом развитии; Южная Осетия — высшим военным орденом Уацамонга.

Новые «независимые» государства, признанные, помимо России, Никарагуа, Венесуэлой, Науру и Сирией, несмотря на «большие успехи», до сих пор являются иждивенцами российского бюджета. Они по-разному видят свою государственность и по-разному относятся к россиянам (подробности ниже). Здесь же заметим, что по свидетельству Хаджимба, за десять лет «независимости» общий объем финансовой помощи РФ республике без учета пенсионных выплат превысил 40 миллиардов рублей. Что же касается Южной Осетии, то она обошлась Москве в период с 2008 по 2013 год в 45 миллиардов рублей. Данные о последующих годах точностью не отличаются — различные источники называют разные цифры.

Что дало признание Абхазии и Южной Осетии, и что выиграла от него Россия, которая все тратит и тратит на них бюджетные деньги? Даже по самому малому счету они рассматриваются мировым сообществом как оккупированные Россией грузинские территории. В документах ООН Абхазия и ЮО значатся как территории Грузии. Соответственно, в международной политике правовой роли они не играют. В настоящее в них дислоцированы российские военные базы. Границы частично признанных охраняются представителями соответствующих структур РФ.

В отличие от ЮО, Абхазия позиционирует себя как независимое государство, и крайне нервно реагирует на «засилье русских, угрожающих культуре, языку и самобытности абхазского этноса». Соответственно, делается все возможное, чтобы россияне не задерживались надолго в «Стране души» — отдохнули, и езжайте домой. Многим русским, проживавшим в Абхазии поколениями, чинят препятствия для получения паспорта республики нового образца — то есть отказывают в гражданстве. Права на приобретение недвижимости у россиян нет. Соответственно, мало кто из них рискует инвестировать в абхазскую экономику: вместе с деньгами можно лишиться и жизни.

Кстати, практически единственным самостоятельным источником дохода для Абхазии является туризм, преимущественно, российский. Но и он встал под вопрос: слишком часто здесь происходят разбойные нападения на туристов, мошенничество, хулиганство в отношении них, и даже убийства.

Периодически абхазы устраивают проблемы не только русским, россиянам и оставшейся в республике горстке грузин, но и лицам других национальностей, исконно проживающих в этом «рае на земле». Также периодически в Абхазии происходят кланово-криминальные волнения и разборки, преподносимые как политические. Случается и свержение власти. В общем, абхазы «майданят» по поводу и без оного, и очень недовольны имеющейся у них правовой базой с Россией. Речь, в частности, идет о действующем соглашении об объединенной группировке войск вооруженных сил сторон, других договоренностях, угрожающих, как считают в Сухуме, «суверенитету» республики.

Тем не менее, признание ее независимости со стороны столь серьезной ядерной державы как Россия, обеспечило безопасность абхазской территории в контексте ненападения на нее со стороны Грузии, чего абхазы постоянно боялись. Но внешняя безопасность не стала реальной предпосылкой для обеспечения безопасности внутренней, и это еще очень надолго. Равно, как и разруха, несмотря на достаточный объем российской помощи. А это уже вопрос менталитета, кланового правления, коррумпированности власти, включая судебную, разгула преступности и прочих «прелестей», сопутствующих, как правило, отсутствию легитимного международного статуса и политической воли извлечь хоть какие-то дивиденды из внешней помощи для относительно сносной жизни.

России с признанием Абхазии хоть и приходится сильно тратиться, но цель, как говорится, оправдывает средства: нахождение на территории, имеющей статус конфликтной, военных баз РФ, отдаляет перспективы вступления Грузии в НАТО. Собственно, война 08.08.08 была, по сути, спровоцирована с целью отдаления Грузии от исполнения ее заветной мечты: Североатлантический альянс не склонен принимать в свои ряды страну, имеющую территориальные споры. Да еще и граничащую с Россией, у которой в лице Абхазии и Южной Осетии имеются две начиненные базами буферные зоны.

Другое дело малюсенькая Южная Осетия. Она тоже не процветает: активное разворовывание российской финансовой помощи приостановилось здесь совсем недавно. Цхинвал не проявляет агрессии к Москве и кланяется ей гораздо ниже, чем Сухум. Видимой ненависти к русским здесь нет. В отличие от Абхазии, национальной идеей ЮО, по словам ее президента, является окончательная утрата независимости. «Я не отказываюсь от национальной идеи вхождения в состав России — это моя цель», — сказал Анатолий Бибилов на пресс-конференции в Цхинвале. — … Я хочу, чтобы народ Южной Осетии чувствовал себя еще комфортнее, чем сейчас, и надеюсь на увеличение населения республики». Отметим, что в настоящее время оно не превышает 35 тысяч человек. Хотя может, как и население Абхазии, значительно увеличиться за счет возвращения, в первую очередь, грузинских беженцев. Но этого не допустят ни абхазы, ни осетины, поскольку, как это было до конфликта с Грузией, они сразу превратятся в национальные меньшинства.

Отметим также, что Россия пока не стремится присоединить к себе Южную Осетию посредством объединения последней с Осетией Северной. Не исключено, что такой сценарий Москва «держит в рукаве» на случай еще большего «непослушания» ей Грузии. Да и вообще на данном этапе момент для этого неподходящий: с России довольно сейчас Крыма, ДНР, ЛНР, Сирии, санкций. В контексте Южной Осетии для нее важнее, чтоб она выполняла отведенную ей роль: буферной зоны и препятствия на пути вступления Грузии в НАТО.

В Сухуме и в Цхинвале рассчитывают на то, что признание этих, по сути, «черных дыр» продолжится. Ведь признала их недавно Сирия — хоть и под натиском России. Однако такая перспектива в обозримом будущем маловероятна — за ее ненадобностью «цивилизованному миру». И на кого еще сегодня может поднажать Россия с точки зрения адекватной цены за свои старания в отношении той или иной страны?

Словом, непонятно что праздновали Абхазия и Южная Осетия на прошлой неделе. Признание независимости со стороны России сделало их еще более от нее зависимыми. Русские Абхазии в тягость; в республике ужасающая экономическая и криминогенная обстановка. Такое понятие, как права человека, отсутствует напрочь. В определенных абхазских кругах появилось осознание необходимости диалога с Грузией, налаживания и развития отношений между простыми людьми. Но диалогу непременно помешает Москва, которая на словах постоянно выступает за его начало, но реально в российские интересы сближение грузин и абхазов не входит.

За начало грузино-абхазского диалога выступил, в частности, бывший глава МИД и экс-премьер Абхазии Сергей Шамба — считается, что сейчас он находится в оппозиции к действующей власти и активно критикует ее за социально-экономические, правовые и иные провалы. В эфире радио «Эхо Москвы» политик сказал: «Я был лидером борьбы против Грузии, но я стал первым, кто начал говорить, что пора как-то налаживать диалог и думать о совместном будущем. В том смысле, что мы соседние народы, и нам предопределено судьбой быть соседями. Среди соседних народов, не только между нами и Грузией — европейские народы, все соседние народы когда-то воевали. Но потом приходит время, когда нужно налаживать отношения. Я думаю, что сейчас можно начать такой диалог с Грузией тоже. … У нас, собственно говоря, ведь ну да, был и этнический конфликт, но в большей степени он был политическим все-таки».

Разумеется, Шамба не имел в виду возвращение Абхазии в состав Грузии, и в «предательстве национальных интересов» его можно заподозрить только для политических спекуляций, а их, в «нужное время», будет в избытке в Абхазии. Но, повторимся, Москве невыгодно сближение Абхазии и Грузии, а Тбилиси не откажется от призывов Москве отозвать признание независимости двух отколовшихся от него территорий. Ведь Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией в ответ на признание ею независимости Абхазии и ЮО, и готова восстановить их только в случае, если Россия «передумает». А она, понятно, делать этого не станет.

И даже если Абхазия и ЮО когда-нибудь (что из области фантастики) попросятся обратно в Грузию (по конфедеративной или иной схеме), Россия сделать это не даст. И наладить цивилизованные отношения — деловые, гуманитарные и прочие — тоже. Вот этим начинается и заканчивается признание «независимости» Абхазии и Южной Осетии.

Андрей Николаев


Читайте также Путин пообещал и дальше помогать Южной Осетии

Меркель осмотрела российскую базу в Южной Осетии с территории Грузии

Президент Южной Осетии вручил Путину высшую государственную награду республики