Влияние Москвы на Киев близко к нулю

Есть ощущение, будто в Кремле ожидают, что украинское «яблоко» дозреет и само упадет к ним в руки, отмечает политолог Виктор Мироненко.


Избирательная кампания, начавшаяся на Украине, столкнет лбами очень многих. © Фото из архива В. Мироненко

Президент Украины Петр Порошенко сделал два громких заявления. В одном он предложил Верховной раде исключить из конституции страны положение о базировании Черноморского флота на территории Крыма, а в другом пообещал не пролонгировать Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной. О том, в каком состоянии сейчас находятся отношения двух стран и как на них повлияют инициативы украинского президента, обозревателю «Росбалта» рассказал руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко.

— Можно ли говорить о том, что предложения Порошенко, будучи реализованными, приведут к окончательному разрыву всех отношений между Киевом и Москвой?

 — На мой взгляд, вести речь о каком-то дополнительном разрыве отношений России и Украины просто некорректно. Они на сегодняшний день по факту и так разорваны. Формально дипломатические отношения еще сохраняются, существуют еще какие-то остатки взаимной торговли, как официальной, так и неофициальной, через Белоруссию, например.

Но давайте будем отдавать себе отчет в том, что, по крайней мере, в массовом сознании украинцев их страна находится в состоянии войны с Российской Федерацией. Мое личное общение с украинцами не оставляет в этом никакого сомнения. Ухудшить эти отношения? Можно только признать факт провала нашей политики там. Никаким влиянием Россия на Украине уже не пользуется. Более того, при условии сохранения тех позиций, на которых мы там сейчас стоим, с каждым днем РФ все больше будет превращаться там во враждебное государство. Это просто свершившийся факт.

— То есть отказ от договора о дружбе с Россией это просто констатация того, что уже есть?

 — В общем, да. Не далее, как вчера экс-спикер Рады Александр Мороз, говоря на эту тему, посоветовал просто открыть текст этого договора. Его вторая статья недвусмысленно говорит о том, что договаривающиеся стороны «уважают территориальную целостность друг друга и подтверждают нерушимость существующих между ними границ». Надо ли еще что-то после этого комментировать? Нами, Российской Федерацией, этот договор практически разорван.

Больше того, когда принималось решение о принятии Крыма и Севастополя в состав РФ, Госдума фактически денонсировала этот двусторонний договор. Поэтому пока он сохранялся и руководством России, и руководством Украины только из тактических соображений.

— С чем это было связано?

 — Давайте не будем забывать, что помимо наших государств есть еще и общества России и Украины, десятки миллионов семей в двух странах, связанных родственными и прочими узами. Кроме того, этот договор регулирует не только государственные отношения, которые сейчас почти на нуле — наши руководители практически не общаются — но и отношения в бизнесе, торговле, обществе, культуре и так далее.

В то же время украинская сторона сегодня говорит не о денонсации, а о его непролонгации. Например, после заявления Порошенко на эту тему выступила первый вице-спикер Рады Ирина Геращенко, которая как раз и сказала: «Теперь мы не продолжаем его действие, не пролонгируем. Денонсация и не пролонгация — это не синонимы». По ее мнению, этим оставляются основания для предъявления исков к России за нарушение этого договора. На мой взгляд, все это какой-то политический сюрреализм.

— А как вы прокомментируете заявления Порошенко о Черноморском флоте и перспективе вступления Украины в НАТО?

 — Ну, вы же понимаете, что сейчас началась предвыборная президентская кампания и кампания по выборам депутатов Рады (президентские выборы состоятся 31 марта 2019 года, парламентские — 27 октября 2019 года, — «Росбалт»). Первый выстрел в ней сделала Юлия Тимошенко, объявив о проекте «Новый курс Украины» — своей программе переустройства всего и вся в стране. Теперь ответный ход еще одного, наиболее явного, претендента на президентское кресло, а именно Порошенко, который этими инициативами примерно обрисовал, в каком направлении он намерен вести свою избирательную кампанию.

— Заявление Порошенко по поводу российско-украинского договора о дружбе более или менее понятно, но что касается его инициативы, касающейся Черноморского флота, то тут несколько сложней. Мне это не очень понятно, поскольку очевидно же, что Украина не собирается вытеснять его из Крыма. В чем тогда смысл этих его слов?

 — На Украине и не только в ней, но и в большинстве стран мира, существует твердая убежденность, которая не поколеблена никакими нашими усилиями, и которая сводится к тому, что имела место аннексия части украинской территории, на которой, в том числе, находится и база российского Черноморского флота. Правда, то содержательное, что есть в заявлении Порошенко на эту тему, состоит в том, что в украинской конституции пока действует поправка, которая в исключительных случаях позволяет размещать на территории Украины иностранную военную базу. Вот теперь эту статью хотят из конституции изъять, но, с другой стороны, внести поправку о том, что страна стремится стать членом Североатлантического альянса. В этом есть некий парадокс.

Избирательная кампания, начавшаяся сейчас на Украине, с моей точки зрения, столкнет лбами очень многих. Я абсолютно, кстати, уверен, что и наше руководство примет в ней участие и будет там «помогать». Вообще, есть сильное подозрение в том, что тактика нашей государственной администрации состоит в том, чтобы, уж извините за прямоту, дать этой стране «сдохнуть». То есть, продолжать ее экономическую и военную блокаду и курс на поддержку непризнанных республик в Донбассе и дестабилизацию страны. Если же она сама не разваливается, тогда расчет на выборы.

— Честно говоря, я себе сейчас не очень представляю, как Россия в данный момент может принять хоть какое-то участие в украинских выборах. Учитывая тот факт, насколько сильно Украина сегодня отрезана от России, мне кажется, что Кремлю сейчас легче попытаться поучаствовать в выборах где-нибудь во Франции или Германии …

 — Ну, кое-какое участие мы там уже принимаем. Например, такой политик, как Виктор Медведчук (Владимир Путин является крестным отцом дочери Медведчука, — «Росбалт») пытается блокироваться с той же Тимошенко… Хотя участие, согласен, сейчас там очень вялое. Ощущение, будто в Кремле ожидают, что «яблоко» дозреет и само упадет.

С другой стороны, я согласен, что в общественном сознании Украины после 2014 года произошел огромный сдвиг. Согласно социологическому опросу, опубликованному украинской газетой «Зеркало недели», 90% украинцев считают Россию врагом своей страны. Если это было целью нашей политики, то она достигнута — никакого влияния в этой стране мы не имеем.

— Можно ли представить себе ситуацию, что по результатам выборов, допустим, в Раду приходят новые политики и отменяют те законы, которые принимают или примут на Украине в ближайшее время? Допустим, по тому же российскому Черноморскому флоту?

 — Исключено. Именно в силу превалирующего сейчас на Украине общественного мнения. Там ведь война. Это у нас ее нет, а там это ощущается постоянно.

— А пресловутый Оппозиционный блок, на который так рассчитывают многие в России?

 — Они тоже вынуждены соотносить свои взгляды и позиции с преобладающим в стране общественным мнением.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Глава МИД Латвии призвал назвать сроки принятия Украины, Грузии и Молдавии в ЕС

Украинский депутат раскритиковал планы по прекращению действия договора о дружбе с РФ

На Украине подготовят отдельный законопроект для отражения «информационных атак России»