Что принесет Тегеран-2018?

Переговоры лидеров России, Турции и Ирана в основном будут касаться судьбы сирийского Идлиба, где уже идет военная операция.


Сдача Идлиба Асаду и иранцам будет означать потерю Эрдоганом лица, считают эксперты. © Фото с сайта kremlin.ru

Очередная встреча президентов России, Ирана и Турции по сирийскому урегулированию, которая должна пройти 7 сентября в Тегеране, была намечена давно. То, что одной из основных тем, которую будут обсуждать лидеры трех стран, станет «зачистка» северной сирийской провинции Идлиб, до сих пор контролируемой разношерстными отрядами сирийской вооруженной оппозиции, на днях подтвердили в Москве. Однако с учетом того, что военная операция в Идлибе уже началась, о смысле встречи в Тегеране Владимира Путина, Реджепа Эрдогана и Хасана Роухани сейчас можно только догадываться.

Между тем ситуация вокруг Идлиба остается в центре внимания лидеров целого ряда стран и отнюдь не только в силу их озабоченности борьбой с радикальными исламистами. Дело в том, что в этой провинции, не считая 10 тысяч боевиков разных отрядов сирийской оппозиции, находится около полутора миллионов беженцев из других районов Сирии. Таким образом по разным оценкам вместе с местными жителями здесь сейчас сконцентрированы от 3 до 3,5 млн человек и массированные военные удары по Идлибу неизбежно приведут к большим жертвам среди мирного населения.

Президент США Дональд Трамп 4 сентября написал в своем Twitter: «Президент (Сирии) Башар Асад не должен безрассудно атаковать Идлиб». И добавил: «Россияне и иранцы сделают огромную гуманитарную ошибку, если примут участие в этой потенциальной человеческой трагедии. Могут погибнуть сотни тысяч людей».

В свою очередь, один из участников тегеранской «тройки» — президент Турции Реджеп Эрдоган высказал ту же озабоченность: «Там (в Идлибе) находятся около 3,5 млн человек, Россия и США перекладывают с себя ответственность друг на друга. Но если ракеты начнут падать на эту территорию, то случится серьезное кровопролитие, новый поток беженцев хлынет в Турцию». Он также выразил надежду «на позитивный исход тройственного саммита», что, по его мнению, должно выразиться «в блокировании агрессии сил режима (Асада)».

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф так же показал, что его стране не безразлично то, сколько мирных жителей может погибнуть в ходе проводимой военной операции в Идлибе. «Ситуация в Идлибе непростая. Мы прилагаем усилия, чтобы очистить провинцию от террористов с минимальными жертвами среди гражданского населения», — отметил Зариф.

Об обеспокоенности этой проблемой высказались в Берлине и ООН. А вот Москву волнует только сам ход военной операции и (возможно) послевоенное устройство Ближнего Востока. Интересы лидеров «тегеранской тройки» и раньше совпадали далеко не всегда. В связи с этим обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказаться о том, как лидеры трех стран собираются утрясать взаимные противоречия в ходе начавшихся боевых действий в Идлибе и о чем еще они могут говорить в столице Ирана.

Специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид напомнил, что «идет артподготовка и происходят бомбежки ряда районов Большого Идлиба. Наступление основных сухопутных сил пока не началось. Между Эрдоганом, с одной стороны, и ирано-асадовскими силами, с другой, до сих пор существуют разногласия».

По словам эксперта, «Турции очень не выгодна операция в Идлибе в силу целого ряда причин. Эта провинция окружена турецкими базами, там есть присутствие турецких военных. В прошлом в этом районе возникали перестрелки между ними и формированиями проиранских сил».

Магид напоминает, что «Турция давала понять, что Идлиб входит в сферу ее интересов. Сдача Идлиба Асаду и иранцам означает отступление Турции и потерю Эрдоганом лица. Другой важнейший фактор — беженцы. В этом районе находится около трех миллионов человек, и нет сомнений, что большая их часть постарается бежать в Турцию, где и так уже находятся три с половиной миллиона сирийских беженцев. Для страны, которая испытывает сегодня серьезные экономические трудности, это катастрофа. Я уже не говорю о том, что вместе с беженцами в Турцию придут десятки тысяч бойцов разных ополчений, включая „Аль-Каиду“ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ), и никто не знает, чем это обернется».

По словам эксперта, «все эти вопросы и будут обсуждаться в Тегеране. Налеты и обстрелы Идлиба демонстрируют Эрдогану серьезность настроя российской армии и асадо-иранцев и призваны служить механизмом давления на него. Надо сказать, что позиция Эрдогана выглядит сейчас не убедительно. Его силы в Идлибе не оказывают сопротивления. Может быть, он слишком долго изображал из себя сурового лидера, не имея на то оснований? Если так пойдет дальше, Идлиб достанется иранцам, которые стоят за Асадом, и так же там могут быть размещены какие-то российские силы. В таком случае, неизбежно возникает вопрос, откуда еще Турция намерена отступить и какие районы она готова сдать иранцам, россиянам и Асаду? Отдаст ли она Африн и Баб?».

Главный научный сотрудник Института Европы РАН, специалист по Ближнему Востоку и США Александр Шумилин полагает, что «главной задачей участники встречи в Тегеране считают укрепление контактов в непростой ситуации вокруг Идлиба, когда боевые действия могут разрастись с вовлечением и Турции, а также и США со странами Евросоюза. Проще говоря, ищут компромисс по масштабам боевых действий, конкретным зонам (чтобы избежать чрезмерных жертв среди мирного населения), а также варианты оперативных контактов с целью поддержания дружественных отношений».

Шумилин также считает, что «Эрдоган наверняка будет ставить вопрос о вариантах сохранения своего частичного контроля над этой территорией после ее захвата силами Асада и Ирана».

Старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН РФ, эксперт по проблемам Ирана Владимир Сажин полагает, что главными темами, которые будут обсуждать лидеры трех стран в Тегеране, может стать «обсуждение координации действий этого тройственного союза, а также Дамаска, а заодно их противодействие возможным ударам вооруженных сил США (в Сирии), на случай, если те предпримут там какие-либо активные действия».

Эксперт считает, что переговоры будут сложными, «поскольку многие группировки (сирийской оппозиции), которые находятся в Идлибе, поддерживаются Анкарой и, наоборот, не поддерживаются официальными Тегераном, Москвой и Дамаском».

Сажин прогнозирует, что «по общим направлениям» участники встречи договориться смогут, «а частности останутся за скобками этих переговоров».

Александр Желенин


Ранее на тему Президент Турции призвал не превращать Идлиб в «море крови»

Путин заявил о неопровержимых доказательствах подготовки провокаций в Идлибе

Путин назвал главную задачу для урегулирования ситуации в Сирии