Москва и Минск «развязали узел» в Могилеве

Компромиссом завершилась «ссора» РФ и Белоруссии. Первая будет меньше тратить на субсидирование экономики партнера, вторая не поступилась суверенитетом.


Путин побывал на малой родине своего белорусского коллеги, надев «незамещенный» пока Adidas. © Фото с сайта president.gov.by
Путин побывал на малой родине своего белорусского коллеги, надев «незамещенный» пока Adidas.

Поставки в Белоруссию нефти, нефтепродуктов и сжиженного газа из России (точнее, их прекращение и новые требования Москвы) были главной темой переговоров Путина и Лукашенко на двух встречах в Сочи в сентябре. В результате большую часть споров по энергоносителям удалось урегулировать до саммита в Могилеве. Правда, это «урегулирование» оказалось очень болезненным для белорусского бюджета.

Белоруссия пару последних лет не только поставляла в ЕС и Украину моторное топливо, выработанное из беспошлинной российской нефти, но и активно реэкспортировала нефтепродукты и сжиженный углеводородный газ (СУГ, он же — «пропан-бутан»). К середине нынешнего года объем реэкспорта достиг таких масштабов, что Россия решила «прекратить безобразие». Собственно, на всех переговорах Лукашенко с Путиным с начала сентября они обсуждали как раз прекращение поставок нефти, нефтепродуктов и газа сверх объемов, реально нужных для собственного потребления Белоруссии. Лукашенко, бюджет которого автоматически лишался нескольких миллиардов легких долларов в год, конечно, громко спорил и выторговывал «компенсацию», жаловался на «недобросовестного партнера» и взывал к «союзническому долгу» России.

Не помогло. 10 октября белорусское государственное информагентство БелТА сообщило, что Белоруссия и Россия на переговорах вице-премьеров в Москве наконец согласовали индикативные балансы и протоколы по нефтепродуктам на ноябрь—декабрь текущего года и на весь 2019-й. Белорусские источники предпочли обойтись без подробностей, но их раскрыло ТАСС. По его информации, в 2019 году Россия вообще не будет поставлять в Белоруссию темные нефтепродукты (мазут и вакуумные газойли). По словам источника ТАСС в Минэнерго РФ, если раньше Белоруссия перерабатывала или напрямую реэкспортировала получаемые из России темные нефтепродукты, теперь по условиям договоренностей такой возможности у нее нет.

Официальный представитель Дмитрия Козака пояснил, что новые соглашения Москвы и Минска исключают «серые» схемы в поставках нефтепродуктов в рамках Союзного государства, которые приводили к недополученным доходам бюджета РФ. Ранее Россия хотела вообще прекратить беспошлинные поставки нефтепродуктов в Белоруссию, так как республика полностью обеспечивает себя за счет переработки российской нефти. По словам главы департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ Алексея Сазанова, объем беспошлинных поставок российских светлых нефтепродуктов в Белоруссию теперь сократится более чем в шесть раз — с 2 млн до 100-300 тыс. т в год, а поставок темных нефтепродуктов вообще не будет.

Импорт нефтепродуктов из России в Белоруссию (с последующим их реэкспортом в соседние страны) был значительным: за семь месяцев 2018-го белорусские импортеры ввезли в страну 2,3 млн т нефтепродуктов из РФ на $912 млн. Рост поставок к 2017 году в деньгах составил 70,6%. При том, что реальные потребности Белоруссии в нефтепродуктах в разы ниже. Для сравнения: импорт нефтепродуктов из России в Беларусь в 2013-м составил только 86,3 тыс. т. В Минэнерго РФ рассудили, что все эти нефтепродукты самой Белоруссии не нужны. По межправительственным соглашениям Минск получает из РФ 24 млн т нефти в год, но перерабатывает лишь 18 млн т, а остальной объем с 2017 г. реэкспортирует, оставляя в своем бюджете пошлины от экспорта нефтепродуктов, полученных из российской нефти, а также пошлины от реэкспорта ввезенных из РФ нефтепродуктов.

Темные нефтепродукты, поставки которых теперь будут закрыты, — это прежде всего мазут, продукт первичной переработки нефти. Белоруссия его покупала, поскольку остаток этот был довольно богатый — его можно было еще перерабатывать, получать более дорогие нефтепродукты. Сам мазут дешевле нефти, из которой он производится. Белорусские НПЗ получали мало того, что добавленную стоимость, но еще и дополнительно белорусский бюджет «хапал» экспортную пошлину вместо российского.