Тропический Трамп или Чавес наизнанку

Устав от коррупции левых политиков, бразильцы выбрали своим президентом их прямую противоположность — отставного военного Жаира Болсонару.


Новый лидер крупнейшей страны Латинской Америки любит театральные эффекты и громкие заявления. © Фото с сайта Жаира Болсонару

Президентские выборы в Бразилии прошли в два тура, потому что в первом никто из кандидатов не смог набрать более 50% голосов. Как показывает международный опыт, чаще всего, когда ставленник действующих властей не побеждает сразу же, то дальше он становится жертвой объединившихся против него недовольных избирателей. Так случилось и на этот раз. В борьбе с бывшим мэром Сан-Паулу, министром образования Фернанду Аддадом победу одержал ультраправый кандидат Жаир Болсонару. Он набрал более 55% голосов, тогда как его оппонент от правившей до этого левой Партии трудящихся получил менее 45%.

Победа на выборах политиков с репутацией скандалистов и популистов уже стала доброй традицией во всем мире. Болсонару из их числа. Он известен своими неполиткорректными (в том числе сексистскими) высказываниями. Кроме того, бывший военный десантник, служивший в бразильской армии в те годы, когда страной управляла военная хунта, давно не скрывает, что симпатизирует этому режиму.

Избранный президент Бразилии многократно заявлял, что хотел бы вернуть жесткий стиль управления в своей стране. Кстати, лозунгом его предвыборной кампании были слова из Евангелия от Иоанна: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными». Католицизм — еще одна из основ для формирования привлекательного для большинства бразильцев образа политика.

Неудивительно, что узнав, что он избран, Жаир Болсонару пафосно заявил, что будет управлять страной «в соответствии с учением Господа и конституцией». При этом он, правда, пообещал защищать в стране демократический строй.

Избранного бразильского президента не зря сравнивают с американским лидером Дональдом Трампом. Он также любит театральные эффекты и красивые заявления, за которыми часто может не стоять вообще ничего. «Это не обещание партии, не слово человека, но клятва Богу. Истина была тем маяком, который привел нас сюда, и она будет освещать наш путь и дальше, — заявил Болсонару по завершении выборов. — То, что случилось сегодня — это не победа партии, но торжество демократии в стране. Обещание, которое я дал бразильцам, состоит в том, чтобы создать достойное правительство, работающее с народом. И я гарантирую, что так оно и будет».

Болсонару также является идейным союзником Трампа в экономической сфере. Во-первых, говоря постоянно о свободе предпринимательства, он понимает ее как свободу ведения бизнеса для бразильцев. От всех остальных он не прочь был бы закрыть национальный рынок. Особенно же — от китайцев, которые, по словам Болсонару, буквально заполонили его страну, причем ведут себя столь нагло, что их давно пора поставить на место. Во-вторых, и во внешней торговле избранный президент Бразилии явно может поддерживать протекционнистские практики и отход от принципов свободного рынка.

Если же отвлечься от США и поискать сравнение в пределах Латинской Америки, то Болсонару — это такой анти-Чавес. Военный, популист, скандалист — но крайне правый. Кстати, первый политик такой ориентации с 1985 года, когда в Бразилии окончательно рухнул режим военной диктатуры.

Такую фигуру бразильцы избрали по вполне понятным причинам. До этого страной руководила череда «левых» президентов, причем за многими из них, в частности Лулой да Сильвой или его преемницей Дилмой Русеф остался не просто коррупционный, а откровенно уголовный след. Кстати, Болсонару был одним из активных сторонников отставки Русеф с поста главы государства и участником кампании в поддержку импичмента, который ей в итоге и был вынесен.

В весьма свободной по своим нравам Бразилии, где однополые браки были де-факто легализованы еще в 2013 году решением Национального совета юстиции, Болсонару удавалось оставаться сторонником самых что ни на есть традиционных ценностей, заявляя, что усыновление детей однополыми союзами — это практически педофилия, а место женщины — на кухне. Причем даже в то время, когда страной руководила как раз женщина.

Вслед за многими другими странами, где победили условные «традиционалисты», Бразилия теперь оказалась расколота надвое на противников и сторонников нового президента. Причем нетрудно понять, как именно проходит этот раскол, поскольку в стране без малого 50% населения называют себя практикующими католиками. В первую очередь благодаря их голосам Болсонару, очевидно, и победил.

И что бы он ни заявлял сразу после выборов о единстве страны, очевидно, что новому президенту Бразилии придется проводить именно тот курс, которого от него ждут его избиратели. Не только создавать рабочие места и выдавливать из страны китайский бизнес, но пытаться загнать многоликий и буйный бразильский карнавал в сравнительно жесткие рамки. При этом есть опасения, что Болсонару будет действовать жестко не только там, где надо, например, в области борьбы с преступностью, но и не постесняется применить насилие, пытки и, возможно даже, внесудебные расправы, которыми он неоднократно восхищался до своего избрания на пост главы государства, в политических целях.

Иван Преображенский


Ранее на тему Колумбия опровергла сообщения о совместных с Бразилией планах вторжения в Венесуэлу

Болсонару хочет добиться либерализации в Бразилии ношения оружия

В Белом доме не нашли сходства между Трампом и Болсонару