Военное положение на Украине: пострадают обе стороны

Воскресная «битва» за доступ ВМС Незалежной в крымские воды грозила едва ли не войной, но пока что привела лишь к осуждению России отдельными странами.


В Верховной раде непросто выступить даже президенту. © Фото с сайта rada.gov.ua

Военное положение на Украине достаточно ввести всего на месяц, а не на 60 дней, как об этом заявлялось ранее. Об этом сообщил президент Петр Порошенко перед открытием чрезвычайного заседания парламента. Собраться депутатов попросили накануне ночью, после того как Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины предложил президенту ввести в стране военное положение в связи «с актами агрессии со стороны России». Однако заседание Рады по введению военного положения пока не смогло начаться из-за того, что депутаты получили печатный указ президента, в котором появился пункт, которого не было на сайте главы государства и который не рассматривался на заседании СНБО. В связи с этим президент предложил изменить сроки военного положения с 60 до 30 дней и пообещал не ограничивать права и свободы граждан. Однако выступить перед парламентом ему так и не удалось: депутаты заблокировали трибуну. В результате Порошенко записал видеообращение к народным избранникам и уехал.

Украинские социальные сети и российские медиа еще раньше запестрели разнообразными предположениями и конспирологическими версиями, объясняющими причину нового конфликта из-за судоходства в Азовском море. Самая распространенная состоит в том, что украинский президент Петр Порошенко сознательно отправил три военных корабля через Керченский пролив, зная, что россияне наверняка нарушат подписанный в 2003 году двусторонний договор о судоходстве в Азовском море и откажут в пропуске под Крымским мостом.

Споры на тему судоходства в Керченском проливе идут уже несколько месяцев, и украинская сторона обвиняет Россию в том, что та поступает так, будто Азовское море — внутрироссийское. В свою очередь российская сторона считает, что украинцы заплывают без разрешения в территориальные воды РФ, а про договор, подписанный еще до перехода в 2014 году Крыма под управление из Москвы, предпочитает не вспоминать.

Рассчитывал ли Петр Порошенко на то, что украинские суда не смогут пройти и возникнет новый конфликт с россиянами, естественно, доподлинно неизвестно. В любом случае сразу после перестрелки и задержания пограничными войсками ФСБ украинских моряков в Киеве собрался Совет национальной безопасности и обороны Украины и предложил президенту ввести во всей стране военное положение. Украинский министр иностранных дел Павел Климкин назвал действия России актом агрессии и потребовал созыва Совета безопасности ООН, который и пройдет вечером в понедельник по московскому времени с согласия европейских и американских партнеров Украины. Приблизительно в это же время в Киеве заседает Верховная рада, которой предстоит подтвердить указ Петра Порошенко об объявлении военного положения сроком всего на 30 дней, а не на 60, как говорилось ранее.

Сроки в этой ситуации очень важны, потому что всего через 125 дней на Украине должны пройти президентские выборы. На них то и может повлиять нынешняя ситуация. Например, если военное положение позднее будет продлено, то выборы, в соответствии с украинским законодательством, и вовсе будут перенесены или отменены.

Этот конфликт создает для Украины и России и другие риски, кроме военно-политических. В частности, теоретически действия российских военных могут быть признаны Совбезом ООН актом агрессии, как на том настаивает Павел Климкин. В этом случае против России наверняка были бы введены международные санкции.

Однако в реальности, какой бы позиции ни придерживалось большинство членов Совбеза ООН, как постоянных, так и временных, заседающих там в соответствии с правилами ротации, осудить российские действия технически невозможно. Как постоянный член Совета безопасности РФ обладает правом вето, то есть может заблокировать любое решение, чем она уже неоднократно пользовалась с 2014 года в отношении инициатив украинских властей и их партнеров из ЕС и США.

Есть, однако, один нюанс. Коллективный Запад все чаще говорит о том, что Россия злоупотребляет своим правом вето, как, кстати, и Китай. Предлагается в связи с этим ее как-то ограничить. Но как — пока неясно, потому что это было бы нарушением устава ООН. Поэтому оппоненты Кремля ищут пока другие способы. Например, ранее Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) должна была предоставлять результаты расследований о применении этого вида оружия в Совбез ООН, и он уже решал, кто виновен. Однако недавно в связи с резонансом, который вызвало отравление бывшего сотрудника российского ГРУ и, судя по всему, действующего британского агента Сергея Скрипаля, ОЗХО «выбила» себе право решать это самостоятельно, и Россия потеряла возможность блокировать такие вердикты. Вот по этому же пути теперь может пойти развитие ситуации в Совбезе ООН и по другим вопросам, касающимся интересов России.

Правда, пока неясно, насколько западные партнеры Украины поддерживают решение Петра Порошенко, а также оценивают поход украинских кораблей к Керченскому проливу. Заявления их пока достаточно осторожны. США, в частности, отправили самолет-наблюдатель в зону конфликта, похоже, не вполне доверяя той информации, которую они получают от обеих сторон конфликта. В свою очередь блок НАТО, чьи корабли в теории могли бы в рамках российско-украинского договора от 2003 года свободно, по приглашению Украины, заплывать в Азовское море через Керченский пролив, заявил, что проводит мониторинг ситуации. Ну, а ЕС призвал Россию разблокировать пролив, а обе стороны — к деэскалации конфликта.

Введение военного положения может иметь для Украины и другие негативные последствия — экономические. Страна ожидает начало нового этапа помощи со стороны Международного валютного фонда. Объем мог бы составить почти $4 млрд, что существенно для украинского бюджета. Но неясно, не заморозит ли МВФ финансирование. Одни источники говорят украинским СМИ, что нет, но зарубежные издания, например, авторитетное агентство Bloomberg, сообщают, что это вполне возможно. Устав МВФ очень сложен, и в теории военное положение может стать препятствием для выделения займов, особенно в случае внешнего конфликта, потому что на военные действия внутри страны, как это сейчас на Донбассе или было в России во время чеченских войн, Международный валютный фонд может и закрыть глаза.

Потеря этого финансирования может серьезно ударить по украинский экономике, как, впрочем, и новые, «азовские» санкции — по российской.

США со дня на день могут ввести в действие так называемый «второй пакет» санкций по «делу Скрипалей», в отравлении которых американцы считают виновными российские власти. Новый конфликт в теории может привести к ужесточению мер экономического давления. То же самое можно сказать и о новых санкциях ЕС против России.

Таким образом, последствия нового военного конфликта между Украиной и Россией могут нанести урон обеим его сторонам. И вопрос не собственно в боевых действиях, которые сейчас уже, похоже, не грозят перерасти в полномасштабную войну, а в косвенных последствиях обстрела украинских военных судов. И масштабы этих последствий пока не вполне можно оценить.

Иван Преображенский


Ранее на тему ДНР хочет наладить экономическое сотрудничество с Сирией

В НАТО рассказали о «методе» обойти блокирование в Крыму и Калининграде

Польша поддержит новые санкции ЕС против России