В Белоруссии тоже претендуют на автокефалию?

Раскол между Москвой и Константинополем и предоставление томоса Украине теоретически могут изменить судьбу православной церкви и в бывшей БССР.


Интересно, что митрополит Минский Павел, рожденный в Казахстане, до своего нынешнего назначения никогда в Белоруссии «не работал». © Фото с сайта church.by

В Стамбуле продолжается Синод Вселенского патриархата, на котором, с высокой долей вероятности, будет утвержден текст томоса для Украины. Предполагается, что назовут и  точную дату проведения уже в Украине объединительного архиерейского собора, на котором будет создана единая автокефальная украинская церковь. Недавно предстоятель Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет заявил: «Эта идея приводит в дрожь Москву, потому что, если украинскую церковь признают автокефальной, то это означает, что Москвы в Украине не будет, не будет „московского духа“». Конечно, есть вопросы по поводу того, как собор будет проводиться в условиях военного положения, но, в общем, ближайшее будущее украинского православия более-менее понятно.

Куда менее известно, что вслед за украинскими, претендовать на автокефалию могут и белорусские православные. Причем здесь все оказывается еще сложнее: белорусы, в зависимости от своих убеждений, смогут отнести себя к Московскому патриархату, к Киевскому-либо к «собственному». При желании подвести каноническое обоснование можно под любой из этих вариантов.

Напомним, что Священный синод РПЦ вечером 15 октября на заседании в Минске принял решение разорвать отношения с Константинополем. После семичасового совещания за закрытыми дверями признано невозможным дальнейшее евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Незадолго до этого Синод в Стамбуле снял анафему с глав неканонических Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви. Но для понимания белорусской ситуации более важно, что Константинополь решил прекратить действие указа 1686 года, которым Московскому патриархату «отдавалась» Киевская митрополия.

В РПЦ назвал эти решения Константинополя неканоническими и преступными. «Константинопольский патриархат объявил о намерении предоставить автокефалию части Русской православной церкви, причем не той, которая когда-то находилась во владениях Константинополя, — объяснил решение Синода РПЦ митрополит Иларион. — Та Киевская митрополия, которая в 1686 вошла в состав Московского патриархата, территориально не совпадала с нынешней Украинской православной церковью».

Здесь-то и была заложена «мина», на которую, возможно, в горячке разборок с Украиной не обратили внимания в Москве. Поскольку у РПЦ отозван томос на управление Киевской митрополией, то и Белоруссия, получается, не является больше ее канонической территорией. Потому что в XVII веке Речь Посполитая и Киевская митрополия практически целиком включали в себя нынешнюю территорию Белоруссии. Выходит, теперь белорусские верующие, сами того не подозревая, оказываются в подчинении Киевского патриархата? Продолжая считать Московский патриархат главенствующим, они оказываются раскольниками — с точки зрения Константинополя, конечно.

Это один вариант выбора для белорусских православных: считать себя подначаленными Московскому-либо Киевскому патриархату. Второй вариант неожиданно озвучил 2 ноября представитель Константинополя архиепископ Иов (Геча). В интервью украинской редакции Би-Би-Си он не исключил возможности предоставления автокефалии верующим Белоруссии — если попросят церковь и государство.

На вопрос журналиста о каноническом статусе территории Белоруссии в свете отзыва синодального письма 1686 года, архиепископ Иов ответил: «Это хороший вопрос. Понимаете — почему в украинском вопросе была важной координация между церковью и государством? Без желания государства иметь автокефальную церковь в Украине Вселенский патриархат не мог бы действовать, так как 17-е правило IV Вселенского собора говорит, что церковное управление должно следовать государственной администрации. На данный момент не было обращения к Вселенскому патриархату ни от белорусского государства, ни от белорусской церкви, поэтому этот вопрос не рассматривается. Но если они обратятся, то, конечно, есть возможность, что этот вопрос будет рассматриваться так же. Кстати, что касается акта 1686 года, нужно напомнить, что подобный вопрос стоял в 1924 году, когда Польское государство и Православная церковь в Польше обратились в Константинополь по делу об автокефалии. В томосе об автокефалии Польской церкви 1924 года было сказано, что все, что произошло с Киевской митрополией после 1686 года, не признается и было сделано антиканонически».

Хотят ли белорусы свой Томос?

Сегодня официальный статус Белорусской православной церкви (БПЦ) — это Белорусский экзархат Московского патриархата, частично (очень ограниченно) самоуправляемый, но по всем ключевым вопросам подчиняющийся Москве. Главу БПЦ — патриаршего экзарха всея Беларуси — также назначает Синод РПЦ.

БПЦ включает 11 епархий и 1582 религиозные общины; сегодня в Белоруссии действует 1631 православный храм, строится еще 209. Действуют 7 духовных учебных заведений, в том числе духовная академия и духовная семинария, а также 14 мужских и 20 женских монастырей, 54 братства и 113 сестричеств. По разным данным, к православным относят себя от 70 до 80% верующих белорусов, из них воцерковленные (посещают церковь, соблюдают религиозные предписания, включая посты) — от 3 до 5%. Не менее 15% белорусов — католики, остальные — в основном протестанты (по некоторым данным последних лет, протестантов может быть уже во много раз больше).

С одной стороны, БПЦ никогда не давала особых поводов усомниться в ее преданности Московскому патриархату. В РПЦ Белоруссию всегда считали своей канонической территорией. И пока, официально, Белорусский экзархат как часть РПЦ присоединяется к решению о прекращении отношений с Константинополем. «В заседании Синода участвовал патриарший экзарх всея Беларуси, а вчера мы имели возможность с членами Cинода БПЦ обсудить эту ситуацию, и принятые решения распространяются на всю каноническую территорию Русской православной церкви, включая и Беларусь», — заявил в Минске митрополит Иларион.

Правда при этом Александр Лукашенко, приветствуя собравшийся в Минске Синод РПЦ, старательно не вставал ни на чью сторону в конфликте с Киевом и не осуждал никаких «раскольников». Глава Белоруссии отделался лишь общими словами о том, что любые конфликты — это плохо.

Возможно, дело в том, что в нынешней ситуации появились формальные предпосылки для выхода Белорусской православной церкви из подчинения Московскому патриархату. Вопрос — в каком направлении, «в сторону» Киева, или собственной поместной церкви? Это вопрос очень сложный. Вопрос об автокефалии Белорусской православной церкви прежде поднимался в основном белорусской националистической оппозицией, традиционно настроенной антироссийски. Более того, формально Белорусская автокефальная православная церковь существует — но об этом ниже. При этом есть и определенный интерес властей в том, чтобы БПЦ вышла из-под влияния Москвы.

Осенью 2010 года, накануне очередных своих перевыборов и на фоне обострения отношений с Россией, Александр Лукашенко ездил в Константинополь к патриарху Варфоломею. По имеющимся данным, на той встрече за закрытыми дверями как раз и шел разговор о возможной автокефалии БПЦ. Однако тогда все посчитали, что это скорее способ психологического давления Лукашенко на Кремль.

Но после начала войны в Украине в Минске начали искать способы реально отдалиться от России. В декабре 2014-го на общем собрании епархий Минской митрополии официально было принято требование о самоуправлении. Речь шла не об автокефалии, а о предоставлении статуса самостоятельности — аналогично православным епархиям в Молдове, Латвии, Эстонии. Самоуправляемая Церковь в отличие от экзархата имеет собственный Синод и не подчиняется Московскому Синоду. Но РПЦ выступила резко против повышения самостоятельности своего Белорусского экзархата, и вопрос был снят с повестки дня. Теперь же, на фоне открытого «ухода» от РПЦ украинских православных при поддержке Константинополя, белорусские православные вновь заговорили о собственной церкви.

«В Белорусском экзархате сейчас как никогда сильны „раскольнические“ настроения. Для ряда церковных начальников в Белоруссии автокефалия — это хорошая возможность быстро подняться вверх в церковной иерархии. Других священников сильно смущает то, что вдруг их обязали считать „раскольником“ Вселенский патриархат, который они привыкли чтить как старейший и самый авторитеный, — говорит в комментарии для „Росбалта“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Поэтому вполне можно ожидать определенного „брожения умов“ теперь, после того, как выяснилось, что по сути БПЦ имеет каноническую возможность переподчиниться от Москвы Киеву или вовсе претендовать на автокефалию».

БАПЦ

На самом деле Белорусская автокефальная православная церковь (БАПЦ) существует. И даже имеет несколько приходов и несколько сотен прихожан. БАПЦ представляет собой уникальное явление, поскольку ее возникновение не связано с формальным отделением группы верующих от Матери-церкви.

Зарождение Белорусской народной автокефальной православной церкви (таково ее полное название) произошло в США благодаря усилиям и личной инициативе Владислава Рыжего-Рыжского, священнослужителя так называемой Американской православной католической церкви (АПКЦ). В Нью-Йорке ей принадлежит собор Святого Кирилла Туровского. Ее священников рукополагают представители Киевской митрополии — они признают БАПЦ как каноническую церковь. Однако корни этой церкви — в событиях самого начала 1920-х годов.

Тогда духовенство епархий, которые находились на тогдашней территории Белоруссии, начало процесс создания Белорусского православной церкви (БПЦ). Руководил этим епископ Минский и Слуцкий Мелхиседек (Паевский). Организационной формой для БПЦ сначала была выбрана церковная автономия. Все необходимые формальные условия для провозглашения церковной автономии были. Белоруссия была де-юре самостоятельным государством, территориально, политически и этнически обособленная от России. Церковная автономия могла решать многие проблемы православной церкви на месте, без консультаций с центральной церковной властью, которая вообще неизвестно где находилось. В конце мая 1922-го председатель ГПУ Белоруссии Ольский встретился с епископом Мелхиседеком и передал ему «приглашение» в Москву в секретный отдел ОГПУ для переговоров. Мелхиседек его принял, как писал секретарь Компартии Белоруссии Богуцкий Сталину, «доброотчетливо».

В середине июня епископ прибыл в Москву. События, которые происходили тогда, его смутили, ясности не прибавилось. Патриарх Тихон находился под домашним арестом, и в Москве говорили, что его, скорее всего, расстреляют. Митрополит Сергий (будущий новый патриарх), совместно с двумя архиеписками публично признали «обновленцев» единой канонической властью. В Москве Мелхиседек встретился и с руководством ОГПУ. Документальные свидетельства этой встречи неизвестны, но очевидно, что чекисты предложили легализацию БПЦ.

Летом 1922 года была провозглашена автономия этой церкви, избрано ее руководство. Епископ Мелхиседек стал митрополитом Белорусским и Минским. Во главе автономии стало Церковное управление Беларуси (ЦУБ) во главе с Мелхиседеком. Но среди российского высшего духовенства в то время не было сторонников образования самостоятельной Белорусской православной церкви. Мелхиседека стали обвинять в «самоуправстве».

С точки же зрения советского законодательства, митрополит Мелхиседек и возглавляемое им управление были абсолютно законны и могли действовать. Легальность позволяла сформировать на базе автономии полноценную митрополию. Но 25 марта 1925 года патриарх Тихон скончался, как объявлялось, от сердечного приступа. В РПЦ начался период безвластия. Официальное решение по вопросу образования Автономной Белорусской митрополии так и не было принято. Однако те, кто создавал автономную церковь в БССР в 20-е годы, вскоре эмигрировали. После чего, в США и Канаде, заложили основы Белорусской автокефальной православной церкви. Именно там (а также в Лондоне) сейчас сосредоточено большинство ее немногочисленных прихожан.

Резюмировать все сказанное выше лучше всего словами дьякона Андрея Кураева: «РПЦ уже потеряла Белорусскую православную церковь. Окончательно это произойдет не сейчас, а после изменения политического климата. Когда он изменится — при Лукашенко, или после — я не знаю. Но когда в Белоруссии возникнет движение за автокефалию, то церковно-правовая база для этого будет уже готова».

Михаил Петровский


Ранее на тему Путин ответил Лукашенко на слова о высокой цене газа для Белоруссии

Единственный в Барнауле планетарий передали РПЦ

Москва и Минск договорились о взаимном признании виз