Опасны ли «хвори», которыми страдает ЕАЭС

Евразийскому экономическому союзу пошел пятый год. Свою жизнеспособность он в общем-то доказал, но «болезней роста» не избежал.


Вопреки опасениям, Армения в минувшем году из ЕАЭС не «сбежала», зато белорусский лидер все чаще «взбрыкивает». © Фото с сайта kremlin.ru

Минувший год показал, что Евразийский экономический союз, вопреки предсказаниям многих экспертов, не стал ни «мыльным пузырем», ни «СССР в миниатюре». Скорее, наоборот: он сумел достичь определенных успехов, например, в свободном передвижении товаров и услуг, капиталов и рабочей силы между странами-участницами.

Напомним, в союз входят Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия, а также ЕАЭС привлек к себе внимание государств не постсоветского пространства, уже сотрудничающих или намеревающихся с ним сотрудничать. В общем, затею с Евразийским союзом можно считать «большим делом», которое, правда, без издержек не обошлось.

Ключевыми событиями 2018 года для экономического блока можно считать увеличение объема взаимной торговли его участников до 50 миллиардов долларов. Это не много, однако рост, по сравнению с годом предыдущим, составил 11%. Кроме того, вступил в силу таможенный кодекс ЕАЭС, его участники полностью перешли на электронное декларирование товаров, что дало серьезный эффект: время регистрации таможенных деклараций сократилось вдвое, а выпуска товаров с таможни — в шесть раз. И, что крайне важно, государства союза договорились  о совместном производстве космических спутников.

Что касается международной активности. В 2018-м ЕАЭС подписал временное соглашение о создании зоны свободной торговли с Ираном, и ощутимые результаты этой сделки ожидаются в году наступившем. СЭЗ, по предварительным данным, будет создана и с Сингапуром. Переговоры о взаимодействии ведутся также с Египтом, Сербией, Индией, рядом других стран. С Китаем подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. Налажены контакты ЕАЭС с крупными региональными экономическими блоками Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Южной Америки (МЕРКОСУР).  А Молдова стала в Евразийском союзе первым и пока единственным его наблюдателем.

В общем, это малая часть того, что удалось сделать союзу в прошлом году. Главное — как интеграционная структура он состоялся и стал подспорьем для государств с малой экономикой. Тут можно привести пример хотя бы Киргизии, для которой страны ЕАЭС являются основными импортерами ее продукции. Так, на них приходится 93% экспорта «молочки», более 70% фруктов и орехов, 98% сахара, 37%  хлопкового волокна, 99%  готовой одежды.

Напомним, что Киргизия в свое время упорно торговалась с ЕАЭС по условиям своего вступления и в итоге доторговалась с большой для себя «адаптационной пользой». Собственно, раскошеливаться пришлось, в основном, России. Так, на ее средства был создан российско-киргизский фонд  с уставным капиталом в 500 миллионов долларов, который уже профинансировал в КР  более 1 600 проектов в области сельского хозяйства, промышленности, транспорта. И еще 200 миллионов в валюте США Россия выделила на создание и модернизацию в республике воздушных, железнодорожных и автомобильных пунктов пропуска через границу, санитарно-карантинных и ветеринарно-контрольных постов, лабораторий. А также на строительство пограничных застав — это уже вопрос усиления безопасности Киргизии. Вероятно, по киргизской модели ЕАЭС будет сманивать к себе и Таджикистан.

Еще один крайне важный момент. В прошлом году участники союза утвердили программы финансирования общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов. В этой сфере существует множество проблем, и решить их на практике предстоит в году наступившем. Речь, в частности, идет об исключении дискриминационного доступа государств ЕАЭС к газотранспортным системам. В наступившем году страны союза должны унифицировать газовые стандарты (состав, теплотворность и т. д.) и разработать единый порядок биржевых торгов газом.

От чего не удалось избавиться государствам союза за эти пять лет? В первую очередь, от проблем, связанных с взаимным ограничением доступа товаров, в особенности агропромышленного комплекса, на рынки друг друга. Такое понятие, как «торговые войны», стало уже привычным для ЕАЭС. Локальные «бои» происходят, преимущественно, между Россией и Казахстаном, Россией и Беларусью. Есть еще проблема, которую предстоит решить в этом году — как быть государствам союза в условиях введения санкций против России. Никому из них не хочется вступать в санкционную войну с Западом на стороне РФ.

Именно этот вопрос будет сильно влиять на реализацию проектов развития ЕАЭС в этом году. А их множество — от логистики и полноценного развития международных транспортных коридоров до внедрения в ареале союза цифровых технологий. И, разумеется, в 2019-м не обойдется без продвижения вопроса создания единой валюты ЕАЭС и еще большего расширения возможностей дедолларизации сделок.

Словом, реальная польза от ЕАЭС определенно есть, в первую очередь, для экспортеров продукции (упрощенные процедуры экспорта-импорта, отсутствие таможенных пошлин, пониженные тарифы на железнодорожные перевозки и т. д.) и для трудовых мигрантов. Теперь главное, чтобы «болячки» Евразийского союза не превратились в хронические заболевания.

Ирина Джорбенадзе 


Ранее на тему Эксперт: Таджикистан не вступает в ЕАЭС из-за своей слабой экономики и боязни конкуренции

Лукашенко указал на отсутствие прогресса в процессе интеграции внутри ЕАЭС

В ЕЭК признали, что Белоруссия несет наибольшие издержки из-за барьеров на рынке ЕАЭС