Додон подпилил сук, на котором сидел

Искусственное размежевание в Молдавии на «пророссийское» и «прозападное» фактически ушло в прошлое, считает политолог Оазу Нантой.


Решение перейти на смешанную систему выборов не было продумано до конца. © Фото с сайта Европейской народной партии Молдавии

Прошедшие в Молдавии парламентские выборы не принесли уверенной победы ни одной из четырех партий, прошедших по их результатам в высший законодательный орган страны.

По предварительным данным Центризбиркома, антизападная Партия социалистов республики Молдова (ПСРМ), неформальным лидером которой является нынешний президент страны Игорь Додон, имеющий поддержку Кремля, может получить 34 места в парламенте из 101. Левоцентристкая Демократическая партия Молдовы (ДПМ) во главе с олигархом Владимиром Плахотнюком, претендует на 31 место. Оппозиционный прозападный блок Acum («Сейчас») — на 26 мест, партия «Шор» еще одного бизнесмена Илана Шора — на 7 мест. Трое депутатов прошли в парламент, как независимые.

Очевидно, что при таком раскладе ни одна из партий, не набравшая более 50% голосов избирателей, не может создать правительство. А значит, либо будет сформирована правящая коалиция, либо парламентскую республику, каковой по конституции является Молдова, ожидают внеочередные выборы.

О нюансах сложившейся политической ситуации в беседе с обозревателем «Росбалта» рассказал независимый молдавский политолог Оазу Нантой.

— Из Москвы довольно сложно понять хитросплетения молдавской политики, хотя, похоже, что «промосковская» ПСРМ Игоря Додона, формально являющаяся победителем этих выборов, вряд ли сможет сформировать правительство. Поэтому вопрос к вам, как к эксперту, наблюдающему за развитием ситуации изнутри: какова все-таки вероятность создания условно прозападной правящей коалиции по результатам прошедших в Молдове парламентских выборов?

 — Для меня Запад это не географической направление, а система ценностей и определенных стандартов. Поэтому считать Демократическую партию прозападной — это какое-то извращение. Искусственное размежевание в Молдове на «пророссийское» и «прозападное» фактически ушло в прошлое, потому что у нас есть то, что можно назвать «захваченным государством», которое идентифицируется с триумвиратом Додон-Плахотнюк-Шор (невзирая на возможные трения между ними вокруг пирога власти) и блоком Acum, который строил свою избирательную кампанию на антикоррупционной риторике.

— Хотел бы, чтобы вы все-таки уточнили термин «захваченное государство». Кем оно захвачено?

 — Господином Плахотнюком.

-То есть в данном контексте имеется в виду государство, как частная собственность кого-то из олигархов?

 — Ну, да. Это контроль над структурами государства со стороны одной персоны, которая не занимает никаких должностей. Поэтому говорить о какой-то прозападной коалиции сейчас не приходится. Оппозиционный блок Acum сумел добиться только относительного успеха, перейдя с площадей в парламент. Это, конечно, если Конституционный суд Молдовы, подконтрольный Плахотнюку, утвердит результаты выборов. Так что не будем забегать вперед. В условиях, когда у нас от правового государства остались только вывески, я стараюсь быть осторожным в своих формулировках…

— А когда КС должен это сделать?

 — Не позднее месяца со дня выборов президент обязан созвать первое заседание парламента. Поэтому сейчас не исключен какой-то закулисный торг между тем же Плахотнюком и Додоном с тем, чтобы с помощью судебных инстанций качнуть чашу весов в ту или иную сторону.

— Сказалось ли голосование избирателей с левого берега Днестра на общем результате нынешних парламентских выборов в Молдове?

 — То, как участвовали в выборах избиратели с левобережья Днестра, говорит о том, что политическое влияние России там несколько преувеличено. Непонятно, куда смотрел товарищ Козак (вице-премьер правительства РФ Дмитрий Козак 11 июля 2018 года назначен специальным представителем президента РФ по развитию торгово-экономических отношений с Молдавией, — «Росбалт»). Оказывается местные дельцы вместо того, чтобы консультироваться с Кремлем, между собой прокручивают участие в выборах.

— Кого вы имеете в виду?

 — Ну, как… «Шериф» (ведущий холдинг частных компаний в Приднестровье, — «Росбалт») — это левый берег Днестра, Плахотнюк — правый. О чем тут говорить? На левом берегу вообще давно все схвачено «Шерифом», с тех пор как Евгений Шевчук (бывший президент ПМР) убежал в Москву.

— Каковы в этой ситуации позиции президента Игоря Додона и его партии социалистов?

 — Додон сам подпилил сук, на котором сидел. Вместо того чтобы на основе прежней пропорциональной избирательной системы получить комфортное большинство в парламенте, он пошел на поводу у Плахотнюка (уж не знаю, чем тот это аргументировал и мотивировал). Совместными голосами членов Демпартии и Соцпартии был проведен переход к смешанной системе выборов (по партспискам и одномандатным округам), невзирая на жесткую критику этого решения, которая раздавалась «из-за европейского бугра».

Теперь Додон, вместо того, чтобы доложить Кремлю, что его задание выполнено, будет говорить, что он, дескать, хотел, но не смог…

— О договоренностях Додона и Плахотнюка говорят ряд наблюдателей. Вы тоже полагаете, что они имели место быть?

 — Я в замочную скважину не подглядываю. Я просто говорю о фактах: когда Плахотнюку было что-то надо, партия социалистов Додона послушно выполняла это. А являются ли подобные ситуации результатом договоренностей или шантажа, я не знаю.

— Кстати, накануне выборов ведь наверняка проводились какие-то соцопросы. Они совпали с результатами голосования?

 — Те опросы, на которые я могу опираться, совпали с результатами голосования. Но не забудем, что половина депутатов теперь избиралась по одномандатным округам, и именно там был тот административный и коррупционный беспредел, который позволил, например, Демпартии выйти в общем зачете на второе место. По пропорциональной системе они были всего лишь третьими, но с учетом одномандатников вышли на второе. Так что сценарий Плахотнюка сработал. Его Демпартия хоть и не получила большинства голосов, но она и не на последнем месте.

— Насколько вероятны досрочные выборы?

 — Давайте будем переживать неприятности по мере их поступления. Первый рубеж — утверждение Конституционным судом результатов выборов, после чего мы увидим, кто же и сколько мест занял в этом парламенте. Дальше Демпартия будет кричать, что мы, мол, открыты к диалогу без предварительных условий, блок Acum скажет, что мы ни за что не сядем с тобой на политический гектар, а Партия социалистов будет изображать оскорбленную невинность и призывать к досрочным выборам.

Если в течение трех месяцев будет не менее двух неудачных попыток создать правительство, тогда возникнут условия для роспуска парламента.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему В Приднестровье потребовали от Кишинева не блокировать доставку прессы из РФ

КС Молдавии утвердил победу пророссийской партии на выборах

В Молдавии объявлены итоги референдума о «судьбе» депутатов