Как бандеровцы на Украине стали «героями и льготниками»

Вступил в силу принятый Верховной радой закон, уравнявший, но не примиривший между собой националистов и ветеранов Великой Отечественной войны.


«Ветеранами» не признаются те, кто виновен в преступлениях против человечности. Но будут ли таких искать? © Фото из архива В.Коржа

 — Они защищали свою землю от внешних посягательств. Точка. Что нелогичного в присвоении им статуса участников боевых действий?

 — Они убивали своих соотечественников и сотрудничали с Гитлером! Их не награждать льготами нужно, а осудить. Ну, по крайней мере — предать забвению.

 — Коммунисты убили людей куда больше и с Гитлером в зубы целовались перед войной. Напомнить пакт Молотова-Риббентропа с секретным протоколом к нему?

Подобные разговоры в компании друзей детства родом из УССР, в которой со временем появились активист партии «Свобода» и коммунист, замполит-подполковник в отставке, — стандартно происходят на повышенных тонах, не приводят к каким-либо согласительным, рациональным выводам и заканчиваются, как правило, употреблением примиряющих сто грамм для снятия стресса.

На этот раз поводом поспорить стало вступление в силу закона о признании участниками боевых действий боевиков Организации украинских националистов — Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА, запрещены в РФ). Такой статус будут теперь иметь те, кто принимал участие во всех формах вооруженной борьбы за «независимость» Украины в XX веке в составе и других националистических организаций, которые запрещены в России: Украинской повстанческой армии атамана Тараса Боровца (Бульбы) «Полесская Сечь»; Украинской народной революционной армии (УНРА); Организации народной обороны «Карпатская Сечь»; Украинской военной организации (УВО) и остальных вооруженных подразделений организации украинских националистов.

При этом в пояснительной записке к новому закону отмечается, что на конец мая 2018 года в живых оставалось около 1200 членов ОУН-УПА. Участникам боевых действий на Украине предоставляется около 20 льгот, в том числе на оплату коммунальных услуг и проезд в общественном транспорте, а также медицинское обслуживание и обеспечение медикаментами — в общем, все то, что входило в перечень льгот ветеранов Великой Отечественной.

Депутаты внесли изменения в перечень участников боевых действий, прописанный в законе «О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты». Как известно, до этого «правильными ветеранами» признавались только те воины УПА, которые воевали против немецко-фашистских захватчиков в 1941—1944 годах и были реабилитированы как жертвы политических репрессий. Теперь же официально участниками боевых действий считаются все, боровшиеся не только против Третьего Рейха, но и против СССР в 1944—1956 годах.

Несогласные обращают внимание на то, что участниками боевых действий и ветеранами теперь будут считаться и служащие Украинской вспомогательной полиции — члены ОУН, которые приняли активное участие в организации и совершении убийства 1,5 млн украинских евреев (хотя это всячески оспаривается националистами). Фактически поправки в закон не только воздают почести «ветеранам сопротивления», но и отрицают Холокост на территории Украины во время Второй мировой войны, вернее преступное участие в нем украинских националистов.

Правда, в нормативном акте есть оговорка, что участниками боевых действий признаются только те, кто не совершил преступления против мира и человечества, однако никто не собирается проверять послужной список немногочисленных оставшихся в живых «бандеровцев» на предмет участия в этих самых преступлениях. Понятно, что шаг политический, преследующий две основных цели: насолить России, даже несмотря на реакцию Польши, и задобрить перед выборами электорат западных областей.

Глупо ставить цель в данном тексте «раскопать истину»: по поводу оценок роли «бандеровцев» до сих пор, с переменным успехом, дискутируют историки и маститые политики — и не видать края этой дискуссии. Однако реакцию людей, основные доводы «спорщиков» и тенденции вполне можно описать. Наиболее примитивные русско-украинские баталии по этому вопросу происходят в соцсетях на уровне — «сам дурак».

 — Бандера — фашист.

 — Власов тоже фашист.

 — Да, но у нас он признан преступником и предателем, а вы из своих героев делаете.

 — Ну и что? Зато у вас Путин и вообще — Мордор!

 — А, у вас Порошенко, скачите дальше!

Разговор более подготовленных оппонентов, конечно, «интеллектуальнее», но все равно, в конце концов упирается в ту же глухую стену собственных трактовок. 

«К «простым бандеровцам» я готов почти «нормально» отнестись, в смысле — с пониманием. Ну, боролись за «свободу Украины», как они полагали. То, что это было глупо и бесперспективно — это другой вопрос. Во время войны они объективно, конечно, были «за Гитлера» — просто потому, что против наших. Немцев-то они за всю войну убили поди человек 20, а красноармейцев, когда уже пошло освобождение Украины, — кажется тысяч под пять. То есть люди воевали «против СССР». Так? Десяточку таким за это в Заполярье в лагере, как «почти военнопленным» — и нормально. А вот их борьба против «советов, жидов и ляхов» — это совсем «некрасиво» было. Убитые гражданские, поляки (при том, что и они не безгрешны, но бандеровцы же в основном не аковцев резали, поскольку те отстреливались, а детей, стариков, женщин), садизм — вот за это надо было башку откручивать. Как представишь себе, что вот эта старая сволочь когда-то грудного ребенка… А, теперь вот — «фронтовик»! А сколько сегодня среди оставшихся в живых «фронтовиков» тех, кто пальцем не тронул ни одного мирного жителя? Может, десяток и наберется».

Ответ с украинской стороны чаще всего зиждется на двух постулатах. Первый касается «насильного» присоединения территорий Западной Украины в состав СССР с воссоединением ее с Украинской ССР. Просьбы от Народного собрания были фальсифицированы, считают многие на Украине, на манер того, как это произошло с референдумом в Крыму в 2014-м. Западные украинцы не просились в советскую семью, но с вводом войск РККА на их земле были начаты различные преобразования, сопровождавшиеся массовыми репрессиями в отношении «классово-чуждых» и «врагов советской власти», и затронувших значительное число не только этнических поляков, проживавших на этих территориях, а всех несогласных с «захватнической политикой» СССР.

Второй обычно оправдывает жестокость «бандеровцев. Якобы сперва лютовать начали «советы», а местным ничего не оставалось, как отвечать адекватно. «Российская пропаганда умалчивает о том, что в Гулаг с «десяткой в зубах» ехали только те, кто попытался вякнуть слово вслух поперек новой власти, — рассказывает «Росбалту» член партии «Свобода» Сергей Воробьев. — Тех же, кто не подчинялся попыткам коллективизации и не признавал коммунистов, — расстреливали пачками на месте, а их хозяйства сжигали». По его словам, именно благодаря чрезвычайной жестокости советских карательных органов национальное сопротивление получило такую масштабность.

В результате террора на территории Западной Украины в 1944-53 годах НКВД убил как минимум 153 тысяч человек — в пять раз больше, чем было убито «бандеровцами» (30,7 тыс.), утверждает Воробьев, ссылаясь на данные «Справки о количестве погибших советских граждан от рук бандитов ОУН за период 1944—1953 гг.», подготовленной 10-м архивно-учетным отделом КГБ УССР в 1973 году и некоторые другие данные архивов.

Но это все сухие цифры, «статистика» — к тому же весьма спорная. Тут важнее «бить на эмоции». Некоторые жители «остальной», не Западной Украины после посещения, становящихся все более популярными горнолыжных курортов этой части страны, возвращаются оттуда, мягко говоря, — «задумавшимися». Посетив местные музеи и послушав воспоминания непосредственных участников событий и их потомков, граждане многократно прокручивают расклады в голове, прикладывают ситуацию на себя и, если не меняют кардинально своих прежних убеждений, то выражаются на эту тему менее категорично. Правда, «музея Волынской резни» они не посещали, потому как такого музея на Украине нет. Напомним, что десятки тысяч (о цифрах спорят) простых поляков были убиты еще до начала пресловутых «зверств НКВД» — еще в 1943 году. Так что повод для «зверств» (если даже они имели место) тоже был.

«То, что тех, кто участвовал в организации геноцида приравняли к тем, кто геноцид остановил — преступление, — комментирует «Росбалту» изменения в законе о ветеранах одесский социолог Александр Шатух. — И то что «они боролись за независимость» — совершенно неважно. Гитлер, их покровитель, никакой независимости оуновцам не обещал».  Никакая независимость, по мнению Шатуха, не стоит геноцида. А оуновцы вместо реальной «борьбы с оккупантами» занимались лишь тем, что у них получалось — резней безоружных евреев и поляков.

В общем, россияне должны понимать, что на Украине по столь острому вопросу нет единого мнения. А вот закон есть. И, по мере сил, мы попытались объяснить — почему «так получилось».

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему Военные промаршировали перед Зеленским под гимн бандеровцев

В Киеве отменили переименование проспекта в честь Бандеры, а в Харькове появился «проспект маршала Жукова»

На Украине вступил в силу закон о социальной защите всех «бандеровцев»