Зачем в Армении начали угрожать Азербайджану?

На фоне переговоров по урегулированию конфликта в Карабахе в Ереване заговорили о «новой войне за новые территории». Пашинян «кошмарит» и Алиева, и Путина.


Министр обороны Армении переформулировал формат «территории в обмен на мир» на «новая война за новые территории». © Фото с сайта mil.am

На днях в Вене состоялись переговоры премьер-министра Армении и президента Азербайджана по урегулированию карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов. Ни Никол Пашинян, ни Ильхам Алиев не выразили недовольства их итогами. Оба после венского рандеву отзвонились президенту России Владимиру Путину. По официальной информации, Пашинян проинформировал Путина об итогах встречи и поблагодарил российскую сторону за весомую посредническую роль в переговорном процессе. В свою очередь, российский лидер подтвердил готовность Москвы и далее содействовать поиску развязок по ключевым аспектам урегулирования, в том числе, в формате Минской группы ОБСЕ. В разговоре с Алиевым президент РФ повторил эти свои «постулаты».

Тут бы Алиеву и Пашиняну распрощаться до новой встречи и, как было уговорено, «готовить свои народы к миру», продолжать переговоры на уровне глав МИД Армении и Азербайджана, а также сопредседателей Минской группы. Но неожиданно воинственный диссонанс в относительно спокойную ситуацию внес глава армянского оборонного ведомства Давид Тоноян. На встрече с армянской общиной Нью-Йорка он, по информации «Голоса Америки», заявил: «Я как министр обороны говорю: я переформулировал формат «территории в обмен на мир». Мы сделаем прямо противоположное: «новая война за новые территории».

Он также подчеркнул, что уступок Азербайджану не будет, хотя «возможны компромиссы». И далее: «Мы выйдем из этого постоянного оборонного состояния. Увеличим число тех подразделений, которые могут перенести военные действия на территорию противника».

Вот это да! Причем «да» в квадрате — судя по тому, как Пашинян прокомментировал откровения своего министра. По его словам, «Если бы Тоноян сказал что-то другое, я бы освободил его от должности министра обороны». Армянский премьер «расшифровал» слова министра так: «Он сказал, что если будет война, мы будем стремиться к победе в этой войне. Заявление никоим образом не бросает тень на процесс урегулирования». От прямого ответа на вопрос, была ли с ним согласована прямая речь Тонояна, Пашинян уклонился. Он «просто» напомнил, что глава Минобороны находится в подчинении премьера.

Понятно, что трактовка Пашиняном слов министра не удовлетворила Азербайджан. МИД распространил официальную позицию Баку, в соответствии с которой последние заявления и действия армянской стороны совершенно неприемлемы, идут вразрез встрече, проведенной в Вене лидерами двух государств, а также совместному заявлению, принятому по ее итогам.

Внешнеполитическое ведомство считает, что «Провокационные заявления ставят под вопрос многолетний переговорный процесс и деятельность сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта». Как подчеркнули в Баку, Армения в полной мере несет ответственность за все возможные негативные последствия столь опасной риторики.

Возразить этому довольно мягкому ответу азербайджанского МИД нечего. Но вот что интересно: в самой Армении не слышно возмущения тем, что вместо «подготовки к миру» населению практически предложено готовиться к войне и захвату «новых территорий». По идее, первыми, кто должен был ополчиться против новой «стратегии», так это оппозиция. Однако этого не произошло. В частности, вице-председатель бывшей правящей Республиканской партии Армен Ашотян сообщил журналистам, что поддерживает заявление министра обороны. По его словам, если армянской стороне будет навязана новая война (хотя Тоноян говорил не о навязывании), противник понесет новые потери. «Не исключено, — подчеркнул он, — и применение «Искандера». И результатом войны может стать освобождение новых территорий».

Тут возникает вопрос: каких именно и кому принадлежащих? Речь идет о новой волне оккупации азербайджанской территории? И почему Армения позволяет себе воинственные заявления в самый разгар переговорного процесса. Ведь они воспринимаются как попытка его разрушения, хотя могут, на поверку, оказаться всего лишь бахвальством. Но и оно не к лицу людям, руководящим страной. К тому же их вполне можно воспринять как оскорбление не только главного азербайджанского переговорщика — Алиева, но и главного посредника переговорного процесса — России (читай — Путина). А также всей Минской группы ОБСЕ — дескать, вы там болтайте, а у нас свои планы.

«Новую тактику», взятую Арменией на вооружение, политтехнолог Армен Бадалян сравнил в беседе со Sputnik с игрой в доброго и злого полицейского. В роли первого выступает премьер Пашинян, в роли второго — глава Минобороны. По мнению эксперта, жесткое заявление Тонояна было согласовано с высшим руководством страны. «Это очень распространенная на международной практике методология — игра в плохого и хорошего полицейского», — сказал эксперт.

Сложно сказать, продолжил он, насколько такая тактика оправдает себя на будущих переговорах по урегулированию. Бадалян напомнил, что одной из причин общественной критики в адрес прежних властей Армении были их «слабые» заявления на воинственную риторику официального Баку, и сейчас армянское руководство решило действовать по другой логике и в ином ключе. Впрочем, полагает собеседник издания, вряд ли это окажет существенное влияние на качество переговорного процесса, но может оказать определенное психологическое давление на руководство Азербайджана.

Но неужели руководство Армении верит в эффективность такого «детсадовского» приема? Или оно готово уже на все, лишь бы поднять свой рейтинг в среде тех, кто «клюет» на воинственные разговоры? И на что оно рассчитывает, если война действительно начнется, а у Армении, по свидетельству главного вояки страны Тонояна, нет сопоставимых с Азербайджаном экономических и демографических возможностей. А рассчитывает министр, по его словам, на «качественное превосходство» при закупке вооружения. Разумеется — у России: Армения ждет от нее новый оружейный кредит на 100 миллионов долларов. Номенклатура вооружения не оглашается, но оно, заверяет министр, позволит Армении вступить в гонку вооружений с Азербайджаном.

Гонка — так гонка. Но кто придет к финишу первым, тем более, в отсутствии равных стартовых условий? Это армянский министр для себя уже решил. На вопрос Общественного телевидения РА, нападет ли армянская армия на противника, он ответил: «А почему бы и нет?» Заметим, что заявление это было сделано накануне венской встречи Алиева и Пашиняна, что тоже — нонсенс.

В общем, странная создалась ситуация: при том, что Армения пытается максимально оттянуть время, удлинить переговорный процесс и период относительной стабильности в конфликтной зоне, она при этом делает крайне раздражающие заявления. Причем не только для Азербайджана, но и для всех посредников в урегулировании — в первую очередь, для России. «Прощать» такого рода выпады — значит, иметь колоссальное политическое долготерпение.

Тут стоит обратить внимание на следующее серьезное обстоятельство: воинственная риторика звучит в отношении страны, занявшей, в этом году, первое место среди государств Южного Кавказа в рейтинге военной мощи Global Firepower (GFP). Эксперты «присудили» Азербайджану 52 место среди 137 стран. Грузия и Армения заняли 85 и 96 позиции соответственно. Ближайший военный союзник Азербайджана — Турция, на девятом месте. В первую тройку рейтинга попали США, Россия и Китай.

То есть Армения отстала от Азербайджана на 44 позиции, при «расстановке» которых учтены размер военного бюджета, количество танков, самолетов, авианосцев и другого вооружения, экономическая мощь, самодостаточность природных ресурсов, доступ к водным бассейнам, и прочее. Нужны ли еще какие-либо комментарии? Только один: более всех других Армения «кошмарит» саму себя.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Баку попросил тюркоязычные страны помочь в отражении «пропагандистских атак» Еревана

Матвиенко: Путин и Пашинян могут провести встречу 29 мая в Казахстане

Путин поговорил с Алиевым о проблеме Нагорного Карабаха