Нейтралам неуютно рядом с Россией

Вступление Финляндии и Швеции в НАТО будет зависеть от внешнеполитической активности Кремля, говорит эксперт по европейской интеграции Александр Тэвдой-Бурмули.


Хельсинки и Стокгольм могут вспомнить, что Брюссель к ним ближе, чем Москва. © Фото ИА «Росбалт»

Глава отдела по политике безопасности и антикризисному управлению финского МИД Сари Раутио заявила, что если ситуация с международной безопасностью и впредь будет неблагоприятной, ее страна может вступить в НАТО.

От кого Финляндия, десятки лет соблюдавшая нейтралитет, собирается спрятаться под натовским зонтиком, догадаться несложно. В марте текущего года по заказу финского МИД, Минобороны и МВД был составлен доклад «Силовая Россия», в котором рассматривается рост программ вооружений в РФ. Как говорится в докладе, несмотря на официальные заверения в том, что отношения между двумя странами должны быть добрососедскими, Москва проводит линию на ослабление Евросоюза.

Напомним также, что 24 июля 2018 года глава Минобороны России Сергей Шойгу, выступая на коллегии министерства, заявил, что Финляндия и Швеция втягиваются в структуры НАТО и что это не останется без ответа.

О том, насколько реалистично выглядит сценарий вхождения этих двух нейтральных европейских государств в состав Североатлантического альянса, обозревателю «Росбалта» рассказал доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули.

— Как вы расцениваете перспективу вступления Финляндии и Швеции в НАТО? Это вообще возможно?

 — Ну, вообще-то дебаты на эту тему и в Швеции, и в Финляндии идут уже давно. В Швеции они начались раньше, в Финляндии позже, но в целом это обусловлено проблематикой ухудшения безопасности на Севере Европы последние 10-15 лет.

— Простите, а почему 15 лет? Понятно, что было в 2014 году, до этого в 2008 были события в Южной Осетии. Но раньше?..

 — Проблема в том, что 2014 год и все что с ним было связано, не упал с небес, он не был чем-то поразительно новым. Ставки повышались уже некоторое время и до того. Мы помним Мюнхенскую речь Владимира Путина в 2007 году, где градус алармизма существенно поднялся. С одной стороны, такой алармизм (в речах) начался раньше, но при этом реального регресса и реальных оснований для страха у северных европейских стран было мало. Никто не предполагал, что со стороны России могут быть какие-то агрессивные действия в отношении Прибалтики, а тем более в отношении Финляндии или Швеции.

Однако в силу того, что российская риторика поменялась уже тогда, это было использовано во внутренней политике этих государств. Тут надо понимать, что внутриполитические дебаты по вопросу о вступлении в НАТО в этих странах идут уже довольно давно. Некоторые партии считают, что нужно двигаться к НАТО, другие полагают, что их нейтрального статуса им достаточно.

Чисто риторическое (до поры до времени) изменение сигналов, поступавших из Москвы, позже дало основания пронатовской, проатлантической партии и в Финляндии, и в Швеции для более активных выступлений. После 2014 года все это перешло уже в более практическую плоскость.

— Насколько реалистичен сценарий военного обострения на севере Европы, конкретно, в регионе Балтийского моря?

 — Об этом сегодня говорить не имеет смысла. Понятно, что он не слишком реалистичен даже сейчас. Тем не менее, поскольку есть очевидные шаги, которые нарушают структуру безопасности этого региона, а они уже сделаны…

— … что вы имеете в виду?

 — В первую очередь, я имею ввиду проблемы, связанные с Крымом. А также достаточно неосторожные заявления по поводу казахстанской государственности, сделанные еще в 2014 году.  Плюс, некие, постоянно муссируемые слухи о том, что будет в среднесрочной перспективе с Белоруссией. Плюс, сохраняющийся алармизм прибалтов.

В этой ситуации Финляндия не может не актуализировать этот вопрос (вступления в НАТО) для себя. При этом нельзя сказать, что внутри самих Финляндии и Швеции по этому вопросу уже есть полное согласие общества. Но чем более жизненными будут внешние причины для тревоги за свою безопасность, тем сильнее станут евроатлантические партии в обеих странах, которые будут настаивать на присоединении к Севроатлантическому альянсу.

— Что в перспективе?

 — Если мы говорим о перспективах, то и для финнов, и для шведов все упирается во внешние факторы. Шведы, надо сказать, пошли по этому пути уже дальше финнов. В Швеции периодически проводятся военные тревоги по поводу российского присутствия в их водах — вспоминаем историю с подводной лодкой, которая то ли была, то ли нет, вспомним историю о сближении военных самолетов над Балтикой… Шведы постоянно живут в этом информационном контексте и это готовит их к евроатлантической солидарности.

Финны, в силу другой истории их отношений с Россией, это несколько иное, но, тем не менее, они тоже идут по этому пути. И если мы говорим о перспективах, то итог этого процесса будет зависеть от того, что будет происходить в отношениях России и ЕС, России и США, в политике РФ на постсоветском пространстве.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Григорий Явлинский. Россию готовят к войне

Немецкий депутат призвал распустить НАТО

Климкин: Украина и НАТО не будут спрашивать Россию, что им делать в Черном море