«Ястребы» и «голуби» Кремля на «украинском фронте»

Победа одной из групп во многом зависит от нового президента Украины, полагает политолог Станислав Аранович.


© Фото Дениса Гольдмана

На Украине новый президент. Изменится ли в связи с этим курс Кремля в отношении Украины? Это, конечно, зависит и от самого президента Украины. Но захочет ли Москва выступить с новыми инициативами в расчете на положительную реакцию Зеленского? Или, если вдруг Зеленский предложит какие-то варианты нормализации отношений, воспримет ли их Москва конструктивно и заинтересованно? Определяет курс Владимир Путин. Но на то, каковы будут настрой и решения лидера России, пытаются влиять несколько заметных фигур. Мы попытались разобраться, кто, как и почему захочет воспользоваться новой ситуацией.

Принято считать, что в Кремле есть разные башни. И что башня силовиков по определению за войну и конфронтацию. А башня «гражданских» чиновников в основном за мирное урегулирование, возвращение Донбасса Украине и т. д. На самом деле это грубое упрощение. Среди силовиков есть как сторонники жесткой линии, так и те, кто считает гибкие и осторожные подходы более эффективными. А среди гражданских имеются не только «голуби», но и «ястребы». Позиции этих влиятельных людей определяются не только личными взглядами, но и их местом в работе на украинском направлении. Итак, кто будет влиять?

Вице-премьер Дмитрий Козак — отвечает за экономические отношения с Украиной и Донбассом. Товарооборот с Украиной вырос в 2018 году, по сравнению с 2017-м, более чем на 15% и продолжает расти, несмотря на «войну». С Донбассом также растет товарооборот. В то же время растет и социальное неравенство людей по разные стороны линии соприкосновения. Зарплаты бюджетников и рабочих Донбасса существенно ниже, чем у их коллег в районах, подконтрольных Украине. Поэтому требуется дополнительная финансовая поддержка Донбасса, а здесь возникают возражения со стороны Минфина. Поэтому объективно Козак заинтересован в нормализации отношений с «большой» Украиной, чтобы был выше товарооборот и ниже дотации Донбассу. Экономическая логика — больше доходов, меньше расходов — будет толкать его к лоббированию смягчения политики в отношении Украины. В то же время он очень чутко воспринимает настроения первого лица и не станет слишком уж активным «голубем», чтобы случайно не сделать неосторожный шаг против генеральной линии.

Сергей Курченко — бывший украинский олигарх, быстро превратившийся благодаря своей ловкости и щедрости в нового российского олигарха, на которого чудесным образом не распространяется принцип равноудаленности. Контролирует самые эффективные предприятия Донбасса через компанию ВТС. У него, как у большинства беглых украинцев, позиция двойственная — с одной стороны, очень хочется домой в Киев, и если удастся в новой ситуации договориться с новыми властями, он мгновенно перебежит обратно на Украину, бросив и ВТС, и Донбасс, и своих новых российских покровителей. Но если не сложится вернуться, будет заинтересован в продолжении конфронтации, расширении контроля донбасских предприятий и влияния ВТС на экономические и политические решения российского правительства. В этом случае будет на стороне кремлевских «ястребов».

Вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов — по должности отвечает в целом за экономическое взаимодействие с Украиной. Хотя по факту эту работу ведет в основном Козак, контролируя Минфин, может очень сильно воздействовать на положение вещей. Является в силу задач своего ведомства (как можно меньше расходов!) определенным сторонником нормализации отношений с Украиной и возвращения Донбасса в состав незалежной.

Помощник президента Владислав Сурков — самый «идейный» сторонник жесткой линии в отношении Украины и максимальной поддержки Донбасса. В узком кругу часто говорит, что надо не Донбасс вернуть Украине, а Украину вернуть Донбассу. Был фактическим автором Минских соглашений, которые считает капканом для Украины, поскольку в них зафиксирована возможность автономизации Донбасса и особого режима приграничного сотрудничества с Россией. Настаивает, что надо резко наращивать финансирование Донбасса, чтобы уровень жизни там стал выше, чем на остальной Украине.

Когда украинцы увидят, что под покровительством России жить лучше, чем «под Западом», то и другие регионы Украины захотят автономии и сближения с РФ. Эта модель выглядит то ли слишком дерзкой, то ли чересчур искусственной. Но и его концепция суверенной демократии также в нулевые годы казалась не очень удачным интеллектуальным упражнением, а сегодня она практически полностью воплощена в жизнь. С самого начала украинской войны лоббировал решение о выдаче российских паспортов жителям ДНР и ЛНР и, несмотря на активное противодействие ряда ведомств, все же продавил его.

Сергей Лавров, возглавляя дипломатическое ведомство, меньше других заинтересован в дальнейшем обострении вокруг Украины. Каждый шаг московских и донецких ястребов (обострение на линии соприкосновения, выборы в органы власти непризнанных республик, недопуск наблюдателей ОБСЕ в отдельные районы, выдача паспортов гражданам ДНР и ЛНР и прочее) осложняет его работу с иностранными коллегами, особенно из западных стран, делает почти невозможным диалог, сужает пространство дипломатических решений. Будет активно использовать любое смягчение риторики Киева для налаживания диалога с Украиной и убеждения первого лица РФ в том, что пора отказаться от конфронтации и перейти к политике встречных уступок.

Сотрудники силовых ведомств, задействованные на украинском направлении, как люди более закрытые реже делятся своими мыслями даже в неформальных беседах. Поэтому сказать уверенно, что именно каждый из них на самом деле думает по поводу перспектив украинского кризиса, затруднительно. Но при этом очевидно, что в силовых структурах мнения неоднородны, в них тоже есть не только «ястребы», но и «голуби». Козак, Курченко, Силуанов и Сурков, конечно, имеют контакты в силовых структурах и в той или иной степени рассчитывают на их поддержку.

Скорее всего, «движение» за выстраивание новых, более конструктивных и мягких отношений с новой властью Украины возглавят Лавров и Силуанов. Сурков, наоборот, будет предлагать «гнуть» прежнюю линию и дальше усиливать поддержку Донбасса и дестабилизацию Украины. Тем более что его участок работы очень узкий, и если с Украиной будет «мир», то Сурков останется почти безработным. Тактически он будет поддерживать ВТС (даже несмотря на то, что довольно негативно относится лично к Курченко), так как ВТС в условиях экономической блокады обеспечивает людей работой и стремится к дальнейшей переориентации промышленности Донбасса на российские рынки. А это, в свою очередь, закрепляет фактическое отторжение Донбасса от Украины и неформальную интеграцию региона с Россией.

 Курченко будет опираться на Козака, поддерживая «партию войны», до тех пор, пока не «купит» себе прощение Киева и разрешение вернуться на родину.

Козак, скорее всего, предпочтет маневрирование между группами обострения и урегулирования. Серьезных мотивов быть сторонником жесткой линии у него нет. У него много работы в правительстве, и закрытие темы Донбасса для него не фатально. Если будет благоприятная ситуация, то он охотно примкнет к партии мира.

Какая из групп победит, зависит не только от их аппаратного мастерства, но и от позиций самой Украины. Даст ли Украина шанс кремлевским «голубям»? Или своими резкими и непродуманными действиями усилит и без того не слабых «ястребов»? От нее зависит.

Станислав Аранович, политолог, лидер Народной партии России


Ранее на тему Песков не подтвердил слухи об отставке Суркова

Военный советник Зеленского назвал примерный срок возвращения Донбасса