Пекин оставил Тегеран один на один с Трампом

Американский президент добился значительного успеха, лишив Иран важнейшего покупателя его главного экспортного товара, отмечают эксперты.


Идеология «сопротивления США по всем направлениям» может зайти в тупик. © Фото с сайта president.ir

Мировые СМИ накануне принесли важную весть, сообщив, что Китай перестал покупать нефть у Ирана. Напомним, на запрете покупки любыми странами иранской нефти настаивают Соединенные Штаты, которые в 2018 году в одностороннем порядке вышли из «ядерной сделки» с Исламской республикой и вновь ввели санкции против нее, включающие, как раз, в первую очередь, запрет экспорта углеводородов из этой страны. Не желая подпадать под американские санкции, от импорта иранской нефти уже отказались такие крупные ее потребители как Индия, Турция, Южная Корея, Япония, Тайвань, Греция и Италия.

Тут важно отметить, что до недавнего времени Китай не подключался к бойкоту главного иранского экспортного товара. Больше того, он покупал нефть в Иране во время действия предыдущих, весьма жестких международных санкций в отношении Тегерана, даже когда ему была перекрыта международная межбанковская система передачи информации и платежей SWIFT. И вот теперь Пекин все же решил присоединиться к антииранским санкциям.

Отметим также, что это произошло на фоне скандала вокруг крупнейшей китайской IT-корпорации Huawei, которая в рамках все шире разгорающейся торговой войны между США и КНР также подверглась американским санкциям за нечестную конкуренцию и в связи с подозрениями в передаче информации пользователей ее смартфонов китайским властям.

Из этого можно сделать вывод, что американское давление на Китай возымело свое действие, и Пекин в его почти годовом противостоянии в торговой войне с Вашингтоном пошел на попятную.

Обозреватель «Росбалта» попросил экспертов ответить на вопрос, чем вызван такой шаг Китая, а также не начнет ли Тегеран теперь тоже отступать под давлением Вашингтона.

Руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов, говоря об этой коллизии, отметил, что «Китай в принципе собирался сокращать свои покупки иранской нефти еще около месяца назад, то есть даже еще до скандала с Huawei». Судя по всему, нынешнее решение Пекина было связанно не с Huawei, а с антикитайскими мерами США в целом, как таковыми. То есть, Китай хотел показать свою надежность и готовность идти на все условия».

Однако, по мнению эксперта, сокращение потребления Китаем иранской нефти вызвано не только его торговой войной с США, но и некоторыми существенными нюансами китайско-иранских отношений. «Насколько я понимаю, Пекин не добился от Тегерана того, что хотел. Дело в том, что Китай уже достаточно давно обсуждал с Ираном сделку, смысл которой — преференциальное вхождение КНР на иранский рынок в обмен на закупки больших объемов иранской нефти. Это подразумевало реконструкцию нефтяной инфраструктуры Ирана, уменьшение налогообложения китайских компаний вплоть до обнуления на время строительства новых объектов и так далее», — говорит Маслов.

По его словам, Иран при этом «сильно опасался, что Китай будет не просто реконструировать, но, по сути, может переподчинить себе часть нефтяного сектора этой страны, поэтому он не согласился на эту сделку, а лишь продавал ему нефть».

Таким образом, полагает эксперт, в данном случае просто имело место совпадение двух факторов: усиления давления американцев на Китай, и собственных интересов Пекина в Иране.

Руководитель центра Европа-Ближний Восток Института Европы РАН Александр Шумилин, также согласен с тем, что, присоединяясь к американским антииранским санкциям, «китайцы рассчитывают получить за это определенные дивиденды в другой сфере».

«Подход Китая в таких вопросах сугубо прагматический — баш на баш. А дальше все будет зависеть от реакции США на этот шаг Пекина», — отметил эксперт. Он считает, что «если китайцы не получат взамен от американцев того, на что они рассчитывают, то возможно возобновят закупки иранской нефти».

Старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН РФ, эксперт по проблемам Ирана Владимир Сажин говорит, что тот факт, что к бойкоту иранской нефти помимо Индии, Японии, Италии и ряда других стран, присоединился еще и Китай, стало «сильнейшим ударом по иранской экономике».

«Вообще, нынешнее положение Ирана очень и очень скверное. На этой неделе должен начаться саммит Лиги арабских государств, на котором, в частности, будет решаться и иранская проблема. Ничего хорошего там для Тегерана не предвидится. Все это вместе — очень серьезный вызов Ирану», — отмечает эксперт.

В свою очередь, главная задача президента США Дональда Трампа по отношению к Тегерану, полагает Сажин, состоит сейчас в том, «чтобы заставить руководство Ирана сесть за стол переговоров, что стало бы большой победой американского лидера». До недавнего времени, говорит он, иранское руководство, правда, отвергало подобные предложения, «выдвигая идеи сопротивления Америке по всем направлениям».

Рассуждая о том, отступит ли Тегеран перед лицом такого всеобщего давления, Сажин допустил подобный вариант в обозримом будущем, однако он предполагает, что иранские лидеры могут согласиться сесть за стол переговоров лишь так, «чтобы не потерять лицо, прежде всего, перед собственным народом». «Для этого им придется что-то сделать с точки зрения пропаганды», — отметил эксперт.

Александр Желенин


Ранее на тему В Конгрессе США заговорили об импичменте Трампа

Нефтяная корзина ОПЕК подорожала почти на полтора доллара

США: При атаке на танкеры в ОАЭ использовались иранские боеприпасы